МЕЖРЕГИОНАЛЬНЫЙ ОБЩЕСТВЕННЫЙ ФОНД
СОДЕЙСТВИЯ СТРАТЕГИЧЕСКОЙ
БЕЗОПАСНОСТИ
Маленькие пленники ИГИЛ
04.12.2017 · Страны Закавказья

Маленькие пленники ИГИЛ

Маленькие пленники ИГИЛ (ФОТО, ВИДЕО) | Русская весна

Только по официальным данным, за последние 5 лет попытки присоединиться к террористической организации ИГИЛ сделали около 900 граждан Азербайджана. Большей части удалось уехать на подконтрольные ей территории.

Из Азербайджана в Сирию и Ирак уезжали не только молодые мужчины, готовые влиться в ряды боевиков, но и семейные пары, и матери семейств, бросившие мужей. Мейдан ТВ рассказывает историю одной азербайджанской семьи, которую разделило ИГИЛ*.

Жительница города Хырдалан, что недалеко от азербайджанской столицы, Парвана Ахмедова, 16 апреля 2014 года ушла из дома вместе с двумя дочерьми, старшей из которых, Назрин, было 9 лет, а младшей Лале — 3 года. Парвана оставила мужу записку, в которой просила ее не искать.

«Писала, что переезжает. Предлагала [мне забыть ее и] начать новую жизнь», — пересказывает Ильгар Юсифов записку, обнаруженную дома после отъезда жены и двух дочерей. Ильгар утверждает, что жена с детьми отправилась в сирийский город Ракку. В записке этого не было, но вскоре после отъезда Парвана позвонила и сказала, где находится, а потом даже присылала ему видео и фотографии с детьми.

Среди фотографий, которые Ильгар передал Мейдан-ТВ, есть такие, на которых девочки сняты с оружием в руках; есть фото с флагом ИГИЛ на заднем плане; есть фотография вида c балкона в доме, в котором, вероятно, они живут — улица с уходящими вдаль минаретами.


Вид из балкона квартиры, в которой проживают супруга и дочери Ильгара Юсифова
Фото из личного архива Ильгара Юсифова

«Мы приехали стать шахидами»

В том же году похожий инцидент произошел на севере Азербайджана, в селе Хачмазского района. 37-летняя мать двоих детей Чичек Бейбалаева сначала потребовала от мужа развода, назвав причиной его «безбожность». С несвойственной большинству жительниц азербайджанских провинций решительностью, Чичек, не стала дожидаться развода, забрала детей (старшему было 15, младшему 13 лет) и переехала из дома мужа в соседнее село.

Вскоре туда отправилась мать Чичек — уговаривать дочь вернуться к мужу, но уже не застала ни саму Чичек, ни детей.

Через некоторое время Чичек вышла на связь — она позвонила матери и коротко проинформировала: «Мы в Алеппо. Приехали, чтобы стать шахидами. С вами, безбожниками, жить невозможно». И связь прервалась.

Номер, с которого звонила Чичек, есть в редакции, он действительно с кодом Сирии, но звонки на него не проходят.

Это стало вторым ударом для родителей Чичек: к тому времени их младшая дочь, сестра Чичек, якобы отправившаяся на заработки в Тюмень, уже жила в Алеппо вместе с мужем и двумя детьми. Старшему на тот момент было два года, а младшему — всего два месяца.

О том, что в Сирии и Ираке есть несовершеннолетние дети из Азербайджана, открыто заговорили только этой осенью. В октябре из Ирака в Азербайджан привезли трехлетнего Абдуллу. Мальчик, родители которого погибли в бомбардировках, успел пожить в багдадском приюте, прежде чем его узнали азербайджанские родственники.

Вскоре после этого министр иностранных дел Азербайджана Эльмар Мамедьяров заявил, что «в Ираке находятся более 100 женщин и детей из Азербайджана». В общей сложности, если верить международным медиа, в сентябре в Ираке оставались около 1400 женщин и детей, членов семей погибших боевиков ИГИЛ.


Лала Юсифова
Фото из личного архива Ильгара Юсифова

Невидимки на границе

Один из вопросов, на которые нет ответа у мужа Парваны Ахмедовой Ильгара Юсифова звучит так: как женщинам удается перевезти через границу детей, не имея на это согласия их отцов? У Парваны Ахмедовой не было не только согласия отца девочек, но даже свидетельств о рождении и паспортов дочерей.

Это заставляет Юсифова подозревать, что в организации отъезда его семьи были замешаны не только вербовщики ИГИЛ, но и азербайджанские чиновники. Ильгар Юсифов обратился было за разъяснением в Госпогранслужбу Азербайджана, но там ему ответили, что его жена и дети границу не пересекали.

Мейдан-ТВ попросил прокомментировать эту ситуацию пресс-секретаря азербайджанского МИДа Хикмета Гаджиева; он заявил, что фактами о возможном вывозе несовершеннолетних детей из страны с фиктивными документами власти Азербайджана не располагают. МИД — единственная государственная структура, комментарий которой удалось получить журналистам.

«Я неоднократно обращался в официальные структуры. Сначала на мои письма не отвечали. Потом вызвали в МВД и предупредили, чтобы я вел себя тихо. Сотрудник бывшего Министерства госбезопасности (ныне Службы госбезопасности — прим. ред.) сказал, что всю необходимую информацию от меня они уже получили, а сейчас я должен сидеть дома и ждать», — рассказывает Ильгар.


Назрин и Лала Юсифовы
Фото из личного архива Ильгара Юсифова

Соседка из ИГИЛ

Подозрения Ильгара частично подтверждают слова бывшего сотрудника упраздненного в конце 2015 года МНБ Азербайджана Ильхама Исмаила. Он рассказал Мейдан-ТВ о существовании коррупционной схемы в МНБ, которая предполагала содействие вербовщикам ИГИЛ в обмен на взятки. Бывший сотрудник министерства национальной безопасности Азербайджана полагает, что содействие чиновников, скорее всего, заключалось в помощи в изготовлении поддельных документов или в содействии перехода через азербайджано-турецкую границу без документов.

По словам Исмаила, в Азербайджане у террористов ИГИЛ работала вполне отлаженная программа по вербовке местных граждан. Вербовщики входили в доверие к выбранным жертвам, убеждали их, что они живут неправильно, не по исламу, но еще не поздно взяться за ум.

«Успешнее всего программа вербовки ИГ работала на севере страны, в близких к Северному Кавказу регионах, а также в Баку и Сумгаите», — Ильхам Исмаил поделился с Мейдан-ТВ данными, которые ему удалось получить во время работы в МНБ в 2014 году. В основном, по его словам, вербовщиками в Азербайджане были выходцы из Саудовской Аравии.

В Азербайджане никого из предполагаемых вербовщиков ни разу не задерживали, но, по свидетельству турецкого издания Milliyet, в ноябре прошлого года граждан Азербайджана арестовали турецкие спецслужбы — они оказались среди 25 иностранцев, подозреваемых в подделке документов и пособничестве ИГИЛ: согласно выдвинутым обвинениям, задержанные помогали иностранцам перебраться в Сирию для участия в боевых действиях.

Родные уехавшей в Ракку Парваны Ахмедовой подозревают, что в программу вербовки была вовлечена одна из их соседок — именно после знакомства с этой женщиной (редакция располагает ее именем) Парвана «ударилась в религию», начала совершать намаз, носить хиджаб и критиковать всех, кто вел себя иначе, — вспоминает Ильгар.

Молитвы вместо уроков

Самира Ахмедова, сестра Парваны вспоминает что изменения в поведении сестры стали очевидны задолго до ее отъезда: «Я понимала, что рано или поздно она совершит нечто подобное. Но надеялась на лучшее». Самира не раз ссорилась с сестрой, требуя, чтобы та перестала заставлять дочь покрывать голову и зубрить молитвы вместо уроков. После очередного конфликта сестры перестали разговаривать друг с другом, а вскоре Парвана уехала.


Лала Юсифова
Фото из личного архива Ильгара Юсифова

После этого дочери Ильгара несколько раз связывались с ним по телефону, отправляли свои фотографии и видео. По тому же номеру однажды через своего сына попыталась с ними связаться и Самира, сестра Парваны. Попросила сестру назвать свое местонахождение, чтобы помочь ей.

«После этого на номер моего сына пришло сообщение с угрозами, — рассказывает Самира, — а потом и номер перестал принимать звонки».

Война как способ заработать

Но религия и идеология — не единственная причина, по которой азербайджанцы уезжали в Сирию.

«Те, кто уезжал семьями, часто преследовали материальную выгоду; обычно им обещают за это деньги. Одна сумма — до участия в боях, другая — после, и третья — то, что получит семья после смерти боевика. Как бы людям не промывали мозги, большая часть из них не поехала бы, если бы не деньги, — уверен бывший азербайджанский офицер госбезопасности.

Журналистам Мейдан-ТВ удалось выяснить, что гонорар примкнувшего к ИГИЛ азербайджанца может составлять от одной до двух тысяч долларов.

Депутат азербайджанского парламента Захид Орудж, который неоднократно поднимал этот вопрос на заседаниях Милли Меджлиса, считает, что по сравнению с прошлыми годами в этом направлении государством проделана большая работа: «Например, в 2015 году были внесены изменения в законодательство, согласно которым в отношении азербайджанского гражданина, примкнувшего к какой-либо военной операции, в которой Азербайджан не участвует, будут применены самые жесткие санкции».

По словам Захида Оруджа, первая информация о том, что граждане Азербайджана отправляются в подконтрольные ИГИЛ территории, чтобы присоединиться к боевикам террористической организации, появилась еще в 2011 году, заметным число примкнувших к ИГИЛ стало к 2013 году.

«В целом, возвращение детей на родину является сложным процессом», — говорит пресс-секретарь МИД Азербайджана Хикмет Гаджиев.

Сложность же состоит в том, что нужно для начала установить личность детей, которые порой не знают даже имен своих родителей и откуда они родом. «Сначала к нам должны обратиться родственники. После этого начинается работа по установлению личности и местонахождения». По словам Гаджиева, в этом деле большую помощь оказывают находящиеся на месте сотрудники Международного комитета Красного Креста.

Галина Бальзамова, сотрудник по связям с общественностью Международного комитета Красного Креста, сообщила Мейдан-ТВ, что в настоящее время МККК посещает и оказывает гуманитарную помощь более чем 1300 женщинам и детям, которые содержатся под стражей в Ираке. В этой группе представлены 20 национальностей, сказала сотрудница Международного комитета Красного Креста.


Назрин Юсифова
Фото из личного архива Ильгара Юсифова

Реабилитация и уголовное преследование

Люди, которые уезжают в горячие точки — даже взрослые, даже самые убежденные из них, — непременно получают тяжелые психологические травмы, считают специалисты. К сожалению, в Азербайджане нет программ, которые предусматривали бы психологическую реабилитацию детей, или взрослых, побывавших на войне.

Обычно, вернувшиеся члены семьи боевиков на родине подвергаются уголовному преследованию. На сегодняшний день более 80 граждан Азербайджана привлечены к ответственности за участие в боевых действиях в составе террористических организаций за рубежом по возвращении в Азербайджан. Еще 151 сторонник террористов лишен азербайджанского гражданства.

«Отправившиеся воевать в Сирию взрослые однозначно должны понести наказание, что касается детей, их обязательно следует вернуть на родину, в привычное для них общество, оказать необходимую психологическую помощь», — считает депутат Захид Орудж.

В Азербайджане таких прецедентов пока меньше, чем в соседних республиках российского Северного Кавказа; например, в Дагестане вернувшиеся из Сирии женщины не только не получают психологической помощи, но и подвергаются преследованиям даже после того, как договорятся с властями.

Как говорит Лина Кадырова, украинский психотерапевт, директор тренинг-центра «Старт-ап», с опытом работы с детьми, вывезенными из зоны АТО, нужно, в первую очередь, правильно донести ребенку произошедшую ситуацию: «В противном случае это выльется в еще одну психологическую травму для ребенка. Нужно, чтобы ребенок не замыкался в себе».


Назрин и Лала Юсифовы
Фото из личного архива Ильгара Юсифова

По словам психолога, после возвращения у ребенка следует формировать правильные убеждения, показывать им радости жизни и говорить: «Вот это правильно, мы родились для того, чтобы жить и быть счастливыми. Все, что было это твой плохой опыт, это страшно и трагично, но мы это пережили, мы стали сильнее, а теперь давай радоваться жизни, смотреть на жизнь другими глазами, учиться радоваться».

Муж Парваны Ильгар Юсифов все еще ждет и надеется на возвращение детей и жены. В последний раз он общался с ними больше года назад — в августе 2016-го. Но родители Парваны подтверждают, что иногда разговаривают с дочерью по телефону и знают, что она с детьми по-прежнему в Ракке. И что все живы dle
Комментарии 0