МЕЖРЕГИОНАЛЬНЫЙ ОБЩЕСТВЕННЫЙ ФОНД
СОДЕЙСТВИЯ СТРАТЕГИЧЕСКОЙ
БЕЗОПАСНОСТИ
Провал Пентагона: ИГИЛ готовится подмять Афганистан под себя
18.02.2018 · Средний Восток

Провал Пентагона: ИГИЛ готовится подмять Афганистан под себя

Провал Пентагона: ИГИЛ готовится подмять Афганистан под себя | Русская весна

После ликвидации основных сил ИГИЛ в Ираке и Сирии боевики начали перемещаться на территорию других стран.

Сейчас членов террористической организации можно найти в Ливии, Египте, Сомали.

Вероятнее всего, местом расположения новой штаб-квартиры террористической организации станет Афганистан. Это повод поговорить о том, каковы корни ИГИЛ в стране и каковы могут быть последствия миграции туда боевиков группировки.

Начало

Появление группировки ИГИЛ) в Афганистане относится к 2015 году и связано с массовой миграцией боевиков из северных районов Пакистана под давлением местных спецслужб. Основную массу составляли этнические пуштуны из числа членов пакистанского «Талибана», преимущественно принадлежавшие к племенным группам оракзаи и африди, частью выходцы из окрестностей Пешавара.

Основная масса боевиков, которые не были готовы примкнуть к афганским талибам, попыталась отвоевать себе место в провинции Нангархар. К тому моменту регион был разделен множеством вооруженных группировок, поэтому новой силе удалось достаточно быстро установить контроль над несколькими уездами. Со временем группировка проникла также в южные провинции Нуристан и Кунар, а затем и на север страны.

Вновь сформированная группировка, принявшая название «Провинция Хорасан ИГИЛ», смогла в ходе ожесточенной борьбы с «Талибаном» и официальными властями установить контроль над группой аграрных районов на юго-востоке страны. В 2016–2017 гг. боевики вышли на север, в провинции Кундуз, Фарбьяб и Джаузджан. По оценкам исследования Би-би-си, к концу 2017-го ИГИЛ присутствовало в общей сложности в 30 афганских уездах на территории семи провинций страны.

Террорист

Секрет успеха

Основной причиной военных успехов ИГИЛ в республике стало привлечение на свою сторону боевиков-иностранцев, в особенности из постсоветских республик. В северных областях Афганистана среди боевиков традиционно много этнических узбеков, таджиков и туркмен, и местных уроженцев, и выходцев из бывшего СССР.

Первоначально они появились в рядах ИГИЛ в результате союза с «Исламским движением Узбекистана»* и «Союзом исламского джихада»*, объединявших экстремистов, покинувших страны СНГ еще в 1990–2000-е гг. Позже к ним стали присоединяться боевики-талибы, по каким-то причинам разрывающие отношения со своей организацией. 

В последние два года в рядах группировки стали появляться боевики из Сирии и Ирака, бежавшие из региона в результате наступления сирийской армии и готовящие для своей организации «запасной аэродром». Также к ИГИЛ присоединилось несколько террористических группировок из Пакистана. 

В конечном итоге в рядах ИГИЛ появилась «иностранная фракция», участвовавшая даже в борьбе за пост «эмира» группировки. Во главе «иностранцев», по последним данным, находился некий Муавия Хорасани, предположительно уроженец Узбекистана. Его фракция хотя и проиграла борьбу за контроль над организацией в ходе «выборов» летом 2017 года, а власть удержал клан Баджавари (судя по всему, этнические пуштуны из пакистанского Пешавара). Однако «иностранцы» встали во главе ИГИЛ в северных районах, включая Дарзаб (Джаузджан), Кохистан (Фарьяб), Ханабад (Кундуз).

 

Рост популярности 

По отзывам многих местных наблюдателей, ИГИЛ в военном отношении опаснее и «Талибана», и официальных силовых структур, постепенно наращивает популярность среди части населения.


Афганские боевики

Основная причина — резерв квалифицированных кадров из зарубежья. Большинство из них на родине получило как минимум среднее образование, часть — среднее специальное и даже высшее. Практически все прошли военную подготовку либо еще на родине в ходе срочной службы, либо в Сирии под руководством офицеров иракской армии, перешедших на сторону ИГИЛ. На фоне массовой неграмотности среди афганских граждан эти кадры — мощный козырь в руках любой террористической организации.

Прежде всего, это более широкие возможности в сфере пропаганды. Боевики-иностранцы могут как минимум достаточно внятно писать и говорить, имеют минимальную теологическую подготовку, а кроме того, могут использовать наработки еще иракского и сирийского периода, которые активно распространялись в интернете.

Современный «Талибан» мало что может противопоставить «картинке», кропотливо созданной пропагандистами ИГИЛ в ходе войны, кроме ссылок на опыт правления в 1990-е годы, который уже основательно подзабыт афганской молодежью.

ИГИЛ между тем начинает в Афганистане свою работу с идеологии. Например, присутствие в Джаузджане началось именно с создания в сельских районах салафитских медресе, через которые боевики пропагандировали собственную идеологию. Группировка всеми силами пытается продавить свои теологические построения и ликвидировать или запугать богословов-противников.

Боеспособность

С чисто военной точки зрения боевики-иностранцы дают ИГИЛ подготовленный сержантский и офицерский состав. Боевиков, имеющих не только общую стрелковую подготовку, но и тактические знания, навыки использования артиллерии, создания укрепленных позиций, элементов противовоздушной и радиоэлектронной борьбы. 

По меркам российской или американской армии навыки скромные. Однако в сравнении с национальной афганской армией или афганскими талибами их багаж знаний — достаточно значим.

Афганские военные

Например, если бы в ходе боев за Кундуз 2015 года отряды боевиков имели тот же уровень подготовки, что в Алеппо или Мосуле, то операция по освобождению города была бы гораздо более тяжелой и рисковала как минимум затянуться.

Проблема в том, что боевики-иностранцы активно делятся опытом с местными членами отрядов ИГИЛ. По имеющимся данным, на текущий момент действуют минимум три лагеря подготовки террористической организации в Кунаре и Джаузджане, а также минимум один лагерь в Чамане (пакистанский Белуджистан). 

В ходе занятий ведется боевая подготовка с использования различных видов оружия, включая пулеметы и минометы. Отрабатывается штурм укрепленных позиций силами до взвода, взаимодействие с легкой бронетехникой на базе трофейного автопарка, скрытое проникновение в здания.
Изначально уровень подготовки курсантов этих лагерей невысок, однако систематические занятия с участием более опытных инструкторов могут его существенно повысить.

Перспективы 

На текущем этапе ИГИЛ проигрывает с финансовой точки зрения. После разгрома в Сирии и Ираке эта террористическая организация лишилась доходов от незаконной добычи нефти, потеряла значительную часть вооружений и имущества.

Учитывая позицию большинства стран мира, оно не может рассчитывать на поддержку со стороны Пакистана и Ирана, которой пользуются многие фракции «Талибана». 

В условиях Афганистана террористы могут компенсировать финансовые потери за счет участия в наркоторговле, выращивания опийного мака, производства и экспорта героина. В настоящий момент в районах, контролируемых ИГИЛ, в Кунаре, Нангархаре и Джаузджане развернуты, иногда «с нуля», целые опийные плантации, принадлежащие группировке.

Наиболее интенсивной стала работа на опийном рынке в 2017 году, на фоне завершения военных действий в Сирии. В большинстве провинций, контролируемых ИГИЛ, производственные площади, засеянные опийным маком, выросли в 2–3 раза. Однако основную прибыль от наркоторговли приносит трафик и сбыт на удаленных рынках, так как разница в розничных ценах героина между Афганистаном и розничным рынком ЕС иногда бывает 100-кратной.

Целью ИГИЛ будет являться создание сети контрабанды и сбыта наркотиков за пределами страны, в том числе с опорой на спящие ячейки на территории Центральной Азии, Кавказа и Европы. 

В Афганистане вполне осознают угрозу ИГИЛ, которая в достаточно короткое время может разрастись и превратиться в основную угрозу безопасности Афганистана. В прошлом году США предприняли крупную операцию против ИГИЛ в Нангархаре, однако масштабные бомбардировки не привели к реальному уничтожению организации, несмотря на победные реляции Пентагона. Как раз вслед за атаками против группировки последовала череда кровавых терактов в Кабуле и других регионах страны. 

На текущий момент у властей Афганистана, как и в случае с «Талибаном», хватает сил, чтобы на время вытеснить боевиков из того или иного района, но — не получается затем его удержать. Талибы* не могут сосредоточить достаточное количество сил, чтобы нанести стратегическое поражение ИГИЛ.

В ближайшее время при сохранении текущих политических условий на быструю ликвидацию ИГИЛ в Афганистане рассчитывать нельзя. Существует вероятность ее дальнейшего усиления и превращения в международную криминально-террористическую сеть, которая действует у южных рубежей СНГ. И, к сожалению, эту угрозу предстоит учитывать в дальнейшем.


Никита Мендкович, эксперт Центра изучения современного Афганистана

dle
Комментарии 0