МЕЖРЕГИОНАЛЬНЫЙ ОБЩЕСТВЕННЫЙ ФОНД
СОДЕЙСТВИЯ СТРАТЕГИЧЕСКОЙ
БЕЗОПАСНОСТИ
ИГИЛ подбирается к Москве
23.05.2019 · НАК

ИГИЛ подбирается к Москве

Спецслужбы опасаются угрозы терактов в столице и бунтов заключенных-террористов

ИГИЛ подбирается к Москве
Фото: ФСБ России/ТАСС
Материал комментируют:

За последние месяцы спецназ ФСБ ликвидировал несколько террористических ячеек, готовивших диверсии от Москвы до Сургута. Радикальные идеи, признают в спецслужбах, распространяются вместе с мигрантами из стран СНГ, а также вместе с заключенными в тюрьмах. Как этой угрозе противостоять?!

Боевиков поймали в 150 километрах от Москвы

«Исламское государство» *, которое еще недавно все мировые лидеры — от Владимира Путина до Дональда Трампа — называли почти поверженным, снова дало о себе знать. В ночь на 22 мая в Кольчугино (Владимирская область) бойцами спецназа ФСБ была проведена спецоперация, в ходе которой убиты два террориста. Как заявил президент ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа» Сергей Гончаров, они могли быть сторонниками «Исламского государства».

В доме, который снимали боевики, были обнаружены самодельные взрывные устройства: предположительно, они готовили теракт в местах массового скопления людей. Кстати, во Владимирской области (а от Кольчугино всего 150 километров до Москвы) это первая подобная спецоперация — ранее террористических ячеек здесь не было. Хотя ФСБ и задерживала вербовщиков террористов.

Если посмотреть на географию спецопераций последних месяцев, проводимых против боевиков «Исламского государства», берет оторопь: Астрахань, Самара, Тюмень, Сургут, Ставрополье… То есть опасная идеология укоренилась уже и в тех регионах, которые традиционно не считались «мусульманскими». Скажем, в Сургуте, по официальной информации, бойцами ФСБ была ликвидирована целая террористическая сеть: террористы намеревались устроить подрывы на нефтегазовых объектах Ямала.


Аль-Таджики и тюрьма кровавого режима

Руководитель ФСБ Александр Бортников, выступая на заседании руководителей органов госбезопасности стран СНГ, заявил: только за прошлый год в России удалось выявить восемь террористических ячеек и задержать более сотни их участников — благодаря сотрудничеству со спецслужбами Азербайджана, Киргизии, Таджикистана и Узбекистана.

По словам Бортникова, боевики быстро распространяются по территории СНГ через каналы трудовой миграции. Но можно добавить еще один канал распространения вредоносной идеологии — это заключенные в тюрьмах. О том, насколько они опасны, свидетельствуют трагические события в колонии строго режима в таджикском городе Вахдат (одной из крупнейших в стране, где содержится полторы тысячи заключенных): 19 мая боевики «Исламского государства» подняли восстание среди заключенных, в результате которого погибли 32 человека. В том числе и зачинщики бунта — двоюродные братья Фахриддин Халимов и Бехруз Гулмурод, осужденные два года назад за попытку примкнуть к «Исламскому государству» (Халимов был пойман в России и экстрадирован в Таджикистан).

Отец Бехруза Гулмурода — Гулмурод Халимов (известный под арабским именем аль-Таджики), бывший командир таджикского ОМОНа, снайпер по военной специальности. С 2003 по 2014 годы полковник Халимов прошел пять курсов антитеррористической подготовки в Таджикистане, США и России. А затем неожиданно присягнул на верность ИГИЛ… Сейчас его место нахождения точно не известно (по непроверенной информации, он уже убит).

Кстати, вскоре после «присяги» Гулмурода Халимова в ходе спецоперации на границе Таджикистана и Афганистана были убиты два его брата и племянник — тоже предполагаемые террористы.

Опыту «Бутырки» можно позавидовать?

Вахдат находится всего в десяти километрах от Душанбе. А в 300 километрах — город Худжанд, где в ноябре прошлого года в тюрьме также вспыхнул мятеж, организованный осужденными террористами «Исламского государства». Тогда в ходе столкновений погибли 27 человек.

После этого делегация ГУИН Министерства юстиции Таджикистана отправилась в Россию (а именно в легендарный изолятор «Бутырка»), чтобы изучить опыт противодействия религиозному радикализму в отечественных тюрьмах. О том, что это за опыт, «Свободная пресса» расспросила директора Центра анализа и предотвращения конфликтов, руководителя российского направления «Международной кризисной группы» Екатерину Сокирянскую.

— В нашей стране, в отличие, скажем, от Таджикистана, контроль в пенитенциарной системе осуществляется гораздо более жестко и четко. Контроль всесторонний и масштабный: например, в пенитенциарных учреждениях не допускается высокая концентрация сторонников ИГИЛ.


«СП»: — Вместе с тем, по данным ФСИН, сейчас в российских тюрьмах содержится около двух тысяч осужденных по террористическим статьям.

— Я не исключаю, что в связи со сложной ситуацией в российских тюрьмах могут быть бунты, и их участниками могут быть исламские радикалы — но в российском контексте они вряд ли могут быть сторонниками ИГИЛ.

Да, в отдельных тюрьмах есть определенные джамааты, есть, скажем так, более «исламистские» тюрьмы, где могут распространяться радикальные взгляды. Но надо понимать, что фундаментальные мусульмане могут быть очень разных взглядов, и даже если есть отдельные ячейки сторонников ИГИЛ, то они очень маленькие и быстро выявляются администрацией учреждений.


*"Исламское государство" (ИГИЛ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года №АКПИ14−1424С признано террористической организацией, ее деятельности на территории России запрещена

dle
Комментарии 0