МЕЖРЕГИОНАЛЬНЫЙ ОБЩЕСТВЕННЫЙ ФОНД
СОДЕЙСТВИЯ СТРАТЕГИЧЕСКОЙ
БЕЗОПАСНОСТИ

Аналитика

Информационно-аналитическая группа
эксперты Американского корпоративного института об основных направлениях военной стратегии США
10.02.2017 · Аналитические обзоры
<!-- [if gte mso 9]> Normal 0 false false false RU X-NONE X-NONE MicrosoftInternetExplorer4

 

эксперты Американского корпоративного института об основных направлениях  военной стратегии США во второй президентский срок Дж. Буша

 

По оценкам экспертов Американского корпоративного института (American Enterprise Institute, AEI) - одного из ведущих аналитических центров нынешней администрации, - в ближайшие годы основными направлениями военной стратегии США должны стать:

1.    Военное обеспечение мероприятий администрации США по переустройству политического пространства ближневосточного региона.

2.    Военное сдерживание возрастающих амбиций глобального лидерства со стороны Китая.

Важно отметить, что по ряду оценок экспертов других аналитических центров США, военное обеспечение мероприятий по трансформации ближневосточного региона можно расценивать как подготовку к решению задач второго этапа – сдерживанию Китая.

ЭкспертыAEI отмечают, что сохранение статус-кво установленного в последние годы миропорядка «по-американски» («Pax American») требует, чтобы Соединенные Штаты обеспечили дальнейшую политическую трансформацию ближневосточного региона в Большой Ближний Восток при одновременном сдерживании растущей силы китайских вооруженных сил. Каждая из задач, по мнению экспертов, достаточно сложна в своем решении, но обе они тесно переплетены интересами и целями вовлеченных игроков, поэтому поражение в решении даже одной из них ведет к полному глобальному поражению в текущем геополитическом противоборстве.

Достижение поставленных стратегических целей требует от новой американской администрации формирования действенной военной стратегии, обеспечивающей ведение войн на двух принципиально различных театрах. Хотя планирование применения войск одновременно на двух театрах является доминирующим для военной науки США в исторической ретроспективе, в последние годы развитие военно-политической ситуации в мире привело к тому, что для американских военных аналитиков стало весьма проблематично говорить о реальной возможности ведения войны имеющимися силами одновременно на двух театрах. Складывающийся баланс сил на мировой арене сегодня не позволяет реализовать подобную стратегию в чистом виде. Американская армия вынуждена «балансировать» между театрами войны, лишь в последний момент принимая окончательное решение о массированном использовании сил только на одном из них. По мнению экспертов AEI, применение именно такой стратегии есть ключ к достижению целей американской внешней политики в двадцать первом столетии.

На этом фоне в материалах AEI отмечается, что последние доклады Конгрессу США со стороны Пентагона подтверждают предположение о том, что текущая конфигурация американских сил, их вовлеченность в иракский конфликт, не позволяет в ближайшее время говорить о возможности полноценной реализации стратегии борьбы на два фронта. В этой связи экспертами отмечается, что сегодня необходимо поддержать баланс между силами передового базирования, обеспечивающих патрулирование «американского периметра безопасности», простирающегося по всей Европе, Азии и Океании, оперативными резервами, способными к быстрому развертыванию в кризисных районах и стратегического резерва, базирующегося на континентальной части США.

При таком подходе к стратегическому планированию Большой Ближний Восток, охватывающий пространство от Западной Африки до Юго-Восточной Азии, является весьма сложным и неоднозначным регионом не только с военной, но и с политической, экономической и иных точек зрения, что затрудняет решение поставленных задач в рамках единого плана мероприятий по его трансформации. Наряду с этим, большинство проблем региона требуют наличия единой стратегии и последовательного подхода к применению военной силы. В этом отношении эксперты AEI отмечают, что осмысление основ и выработка эффективной военной стратегии для региона и исламского мира в целом займет годы, если не десятилетия, и не всегда проводимые мероприятия будут успешными. Однако потребность в базовом проекте является для США сегодня жизненно необходимой.

Базовое направление американской военной стратегии на Ближнем Востоке должно основываться, по мнению специалистов AEI, на удержании стратегической инициативы, завоеванной после 11 сентября 2001 года в афганской и иракской кампаниях. Понимая, что задача преобразования политической культуры исламского мира неизбежно станет долгосрочной, США будут стремиться удерживать своих противников в стратегической обороне. Эксперты отмечают, что по одиночке деспотичные государства и террористические группы региона слабы и восприимчивы к стратегии «разделяй и властвуй».

Анализ и оценка складывающейся военно-политической обстановки в регионе, позволили экспертам AEI определить границы наибольшей активности антиамериканских сил. Согласно оценкам в эти границы включены следующие территории:

• западный Пакистан и пограничный район Пакистана и Афганистана;

• южный и западный Афганистан;

• Аравийский полуостров, особенно Саудовская Аравия и Йемен, а также близлежащий африканский рог, простирающийся в Судан, Сомали и Кению;

• Юго-Восточная Азия, от Таиланда до южных Филиппин к Индонезии;

• Западная Африка, включая Нигерию и Мали;

• Северная Африка, включая Южную Сахару.

Важно, что наряду с уже ставшими за последние годы традиционными очертаниями границ наибольшей активности сил, сопротивляющихся насаждению «Pax American», экспертами AEI включены также и европейские города с многочисленными мусульманскими общинами. Прежде всего, по их мнению, опасность для интересов США представляют, города в Центральной и Восточной Европе, где правительствами предпринимается недостаточно усилий для противодействия росту мусульманскому экстремизму.

Подобное определение границ региона демонстрирует значительность территорий, выбранных в качестве возможного театра войны с применением американских вооруженных сил. В этой связи экспертами AEI отмечается, что противодействие любому конкретному проявлению террора может требовать применения относительно малой силы, однако постоянное патрулирование всего региона обязательно распылит и поглотит американскую военную мощь какой бы она не была. Эксперты AEI отмечают, что согласно докладу правительственной комиссии «9/11», в двадцатом столетии победа в войне могла быть достигнута путем разрушения центров индустриальной силы противника расположенных, как правило, в его глубоком тылу, однако в двадцать первом веке, основная угроза безопасности исходит от удаленных регионов планеты и неудавшихся государств. Именно поэтому, по мнению экспертов AEI, США должны сосредоточить внимание на расширении возможности их вооруженных сил по досягаемости любого региона планеты, всемерно расширяя пределы собственного влияния.

Размер театра потенциальных действий требует, чтобы Соединенные Штаты уже сегодня установили ряд стратегических приоритетов. В регионе есть большое число государств, чья комбинация внутренней слабости и военной силы делает их жизненно важными для любой последовательной американской политики. Среди таких центров особого внимания со стороны США эксперты AEIвыделяют следующие государства: Нигерия, Судан, Египет, Саудовская Аравия, Ирак, Иран, Афганистан, Узбекистан, Пакистан, Индонезия, Малайзия и Филиппины.

Эксперты полагают, что объединение в одном театре войны стольких государств, внутренняя ситуация в которых балансирует на грани кризиса, может потребовать одновременной вовлеченности американских сил в нескольких точках. В то же время подобная нестабильность региона представляет стратегические возможности по усилению влияния на государства, слабость которых представляет опасность интересам США, или проведению прямых военных операций против террористических групп на их территории, относительно малыми силами.

Таким образом, эксперты AEI отмечают, что долгосрочная борьба за будущее Ближнего Востока в его текущей нестабильной ситуации может принести большие дивиденды американской политике в регионе при условии сохранения стратегической инициативы.

Перспективная американская стратегия для Большого Ближнего Востока должна, по мнению экспертов AEI, стремиться балансировать между противодействием «арабскому глубокому тылу» (Иран, Афганистан и Пакистан), где проблемы региона наиболее видны и наиболее глубоко внедрены, и между «периферией» исламского мира. Так в местах подобных Индонезии, где риск крупномасштабной войны сегодня невелик, США будут стремиться сосредотачиваться на реализации невоенных мер управления политическими процессами и помощи местной власти. Но стратегия, основанная только на применении невоенных мер, не даст результатов. Проблемы в ядре исламского мира слишком неотложны и вторжения в Афганистан и Ирак – это только начало. Ускорение реализации иранской ядерной программы, по мнению американских экспертов, создало новый военно-политический порядок в регионе, не оставляющий шанса на мирное разрешение противоречий.

Вместе с тем эксперты отмечают и особенность складывающейся ситуации. Опасность для США состоит в том что, несмотря на фактически быструю и относительно успешную кампанию против Ирака, Соединенные Штаты будут и дальше страдать от «иракской усталости», что во многом может оказать негативное влияние на реализацию предлагаемой стратегии по трансформации ближневосточного региона. По мнению специалистов, Соединенные Штаты не могут сегодня позволить себе реализовать «стратегию выхода» из Ирака и Афганистана или из региона в целом, при этом они не могут следовать и «стратегии сохранения статус-кво». В этой ситуации тенденция нарастания числа более масштабных, более продолжительных и более решительных военных действий в регионе не закончится в ближайшие годы. При этом затраты и опасности военного вторжения в ядре исламского мира будут для американских сил весьма значительными, превышая только затраты по полному выходу США из региона.

В подобных условиях эксперты AEI предлагают продолжать обеспечивать точки опоры, завоеванные в Афганистане и Ираке, при сохранении способности ответить, и ответить решительно, в любом другом месте региона.

Американская стратегия в регионе стремиться исходить из намерения сохранить стратегическую инициативу и способность действовать в удалении от долговременных военных баз. В то время как эти действия редко будут проводиться в форме прямого вооруженного вторжения и свержения режима как это было в Ираке, Соединенные Штаты планируют сохранить способность предпринять подобные действия в любой точке региона, если это окажется необходимым.

Что касается второго важнейшего направления развития американской военной стратегии, то американские эксперты исходят из того, что стратегия балансирования между растущим Китаем и его огромным рынком сбыта, как элементом «американского миропорядка», и удовлетворением китайских политических и стратегических требований в ближайшее время станет уже невозможной. В ближайшие годы, Соединенные Штаты планируют начать активно работать по трансформации внутреннего режима в Китае с целью его адаптации к условиям, выгодным для интересов США в регионе.

Американская военная стратегия будет стремиться ограничивать военные амбиции Китая, препятствовать любой попытке Пекина получить силой или угрозой силы то, чего он не может получить мирными средствами. Важнейшей проблемой останется угроза китайского вторжения на Тайвань. Однако американская стратегия будет учитывать также и иные возможности Китая оказывать негативное влияние на американские интересы в любом другом регионе мира. В этом контексте эксперты AEIпредлагают расценивать Пекин уже не просто как регионального игрока, а как фактор глобальной геополитики.

В ряде аналитических материалов Пентагона отмечается, что текущая цель Пекина состоит в том, чтобы сохранить благоприятную «стратегическую конфигурацию сил» в мире, другими словами, равновесие сил, а не господство единственной власти Соединенных Штатов. При этом отмечается, что складывающаяся в регионе ситуация есть результат как собственного роста Китая, так и новых фактов, таких как начало глобальной антитеррористической кампании США после терактов 11 сентября 2001 г. Китай расценивает, по мнению экспертов AEI, глобальную войну с терроризмом как создание «стратегически удобного момента». Изменение акцента в американской внешней политике на проблемы борьбы с терроризмом, уменьшило внешнеполитическое давление на Китай, открыв новые возможности по усилению его позиций не только в регионе, но и во всем мире. В то же время целый ряд действий американских вооруженных сил, предпринятых в последнее время (вторжение в Афганистан, размещение вооруженных сил США в Средней Азии, углубление отношений в области военного сотрудничества между США с одной стороны и Пакистаном, Индией и Японией, с другой), привели к осознанию руководством Китая того факта, что основная цель проводимой США кампании состоит в скорейшем окружении Китая, обеспечения возможности его блокады и изоляции от внешнего мира.

Подобное развитие ситуации повлекло за собой изменение стратегических оценок Китая. В нынешних условиях Пекин кроме внутренних районов Евразии и прибрежной полосы включил в свою «большую периферию» Центральную Азию и Ближний Восток, что вызывает серьезные опасения у военных аналитиков США. Сегодня его цели включают обеспечение устойчивого доступа к природным ресурсам и рынкам, а также реализацию «стратегии противосдерживания» путем расширения регионального присутствия и влияния, направленного на сохранение баланса и продолжения конкуренции с Соединенными Штатами.

Важнейшей особенностью этого нового поворота в китайской стратегии эксперты AEI называют интерес Пекина и усиление его присутствия в ближневосточном регионе. Энергетическая безопасность становится для Пекина одним из наиболее актуальных приоритетов. Экономика Китая все более зависит от источников поставки энергоносителей, и эта зависимость все больше влияет на энергетическую политику и политику национальной безопасности Китая. Вместе с тем у китайского руководства все больше растет чувство потенциальной угрозы национальным интересам в силу растущей зависимости от морских поставок танкерами ближневосточной нефти через проливы, включая Малаккский и Ормузский, контролируемые в настоящее время военно-морским флотом США.

Эксперты подчеркивают, что нехватка энергии – главный вызов Пекину в ближайшие годы. Китай уже сегодня вынужден ввести нормирование потребления энергоносителей, замедляя экономический рост, который правящая китайская Коммунистическая партия расценивает как ключ к сохранению мощи и обеспечению внутренней стабильности страны. В этих условиях Пекин уже планирует создать стратегический нефтяной запас, кроме того, он стремится расширить сеть трубопроводов для импорта энергоносителей, усиливает сотрудничество с центрально-азиатскими государствами, а также с Ираном и Суданом, что вызывает особое беспокойство со стороны администрации США.

Эксперты отмечают, что, в соответствии с политическим и стратегическим представлением, Пекин сосредоточился на обладании источниками нефти и газа, которые являются наиболее ценными для поддержания стабильности импорта энергоносителей в страну. Такой подход влечет за собой перспективу создания стратегических союзов между Китаем и теми государствами, которые снабжают его нефтью и газом, в первую очередь это страны Центральной Азии и Ближнего Востока. Учитывая, что Соединенные Штаты также стремятся сотрудничать с нефтяными государствами Персидского залива и Ближнего Востока то, по мнению экспертов, дальнейшее развитие этого конфликта интересов может в ближайшее время привести к вооруженному противостоянию.

Вместе с тем американские эксперты еще не могут однозначно утверждать о том, станет ли развивающийся Китай опасным конкурентом США, либо он войдет в новый мир, став важнейшим элементом американского миропорядка. Специалисты AEI особо отмечают, что отсутствие баланса между глобальными интересами Пекина и его низкой способностью проецировать силу для защиты своих интересов как в региональном, так и глобальном масштабах создает ощущение уязвимости для самого Китая, что в свою очередь продолжает создавать напряженность между Китаем и Соединенными Штатами.

Перед лицом столь разнообразных задач, встающих перед американскими вооруженными силами, эксперты AEI полагают, что в подобных условиях конфигурация сил, которые должны обеспечить американские интересы как на Ближнем Востоке, так и в Восточной Азии, должны серьезно различаться. Сухопутные войска, по мнению американских экспертов, будут наиболее ценными на Ближнем Востоке; морской флот - в Восточной Азии; а космос и авиация одинаково важны для обоих потенциальных театров.

Кроме того, эксперты подчеркивают, что недостаточно обеспечить поддержание баланса способностей, существует также потребность увеличить американские вооруженные силы таким образом, чтобы они могли эффективнее решать задачи одновременно на двух театрах войны.

Военные аналитики полагают, что наметившийся успех в Ираке позволит сократить группировку сил в регионе, однако прогноз новых миссий в этом регионе в ближайшей перспективе весьма вероятен, что не дает возможность перепрофилировать высвобождающиеся силы для их применения на другом театре войны. Вовлеченность в иракский конфликт Национальной гвардии и Армии резерва лишает Соединенные Штаты подлинного стратегического резерва - эти объединения стали фактическим оперативным резервом, необходимым для обеспечения текущих миссий на Ближнем Востоке. Это серьезный фактор ограничения в Американской военной стратегии на ближайшие годы.

Американский военно-морской флот и военно-воздушные силы будут продолжать активно использовать «стратегию маятника» с двумя театрами, обеспечивая мобильную, жизнеспособную огневую мощь, способную к балансированию между китайской военной силой и обеспечения силового прикрытия действий на Ближнем Востоке. Именно эти виды вооруженных сил позволяют США сегодня доминировать в мире, что говорит о необходимости дальнейшего совершенствования и наращивания их боевого потенциала. Эксперты полагают, что в ближайшее время возможно даже некоторое сокращение этих сил с одновременным перевооружением более мощными и современными боевыми платформами.

<!-- [if gte mso 9]> <!-- [if gte mso 10]> /* Style Definitions */ table.MsoNormalTable {mso-style-name:"Обычная таблица"; mso-tstyle-rowband-size:0; mso-tstyle-colband-size:0; mso-style-noshow:yes; mso-style-priority:99; mso-style-qformat:yes; mso-style-parent:""; mso-padding-alt:0cm 5.4pt 0cm 5.4pt; mso-para-margin:0cm; mso-para-margin-bottom:.0001pt; mso-pagination:widow-orphan; font-size:10.0pt; font-family:"Times New Roman","serif";} dle
Комментарии 0