МЕЖРЕГИОНАЛЬНЫЙ ОБЩЕСТВЕННЫЙ ФОНД
СОДЕЙСТВИЯ СТРАТЕГИЧЕСКОЙ
БЕЗОПАСНОСТИ
В списке врагов США есть Россия без олигархов
27.11.2017 · Эксклюзив

В списке врагов США есть Россия без олигархов

Американский профессор социологии о том, что делает нашу страну уязвимой

В списке врагов США есть Россия без олигархов
Фото: Каландаров/ТАСС

Соединенные Штаты на протяжении почти двух десятилетий в отношении ряда «враждебных стран» — по списку — проводят политику конфронтации, нападок, подрыва и свержения правительств. Имперское стремление свергать правительства «враждебных стран» реализуется с различной степенью интенсивности, которая зависит от двух соображений — уровня приоритетности и степени уязвимости страны для проведения в ней операции по «смене режима».

Ранжировка противников США по уровню приоритетности

При определении приоритетности своих противников имперские стратеги применяют военные, экономические и политические критерии.

Противники США высшего уровня:

  1. Россия. В силу своей военной мощи она представляет собой ядерный противовес глобальному господству США. Ее вооруженные силы огромны, располагают отличным вооружением и оборудованием; они дислоцируются в Европе, Азии и на Ближнем Востоке. Глобальные нефтяные и газовые ресурсы России служат ей щитом от американского экономического шантажа, а разрастающиеся геополитические союзы с участием России ограничивают американскую экспансию.
  2. Китай. Причина — глобальная экономическая мощь, растущие объемы торговли, инвестиций и технологических систем. Рост военного потенциала, особенно с целью защиты своих интересов в Южно-Китайском море, представляют собой противовес господству США в Азии.
  3. Северная Корея. Причина — ее ракетно-ядерный потенциал, ее яростно-независимая внешняя политика и ее стратегическое геополитическое положение в совокупности рассматривается как угроза американским военным базам в Азии, региональным союзникам Вашингтона и его марионеткам.
  4. Венесуэла. Причина — нефтяные ресурсы и социально-политическая позиция в латиноамериканском регионе представляют собой вызов вашингтоноцентричной неолиберальной модели.
  5. Иран. Причина — нефтяные ресурсы, политическая независимость и геополитические союзы на Ближнем Востоке являются вызовом господству США, Израиля и Саудовской Аравии и представляют собой пример независимой альтернативы.
  6. Сирия. Причина — ее стратегическое положение на Ближнем Востоке, ее правящая светская националистическая партия и ее союзы с Ираном, Палестиной, Ираком и Россией, что служит противовесом для планов США и Израиля по балканизации Ближнего Востока и разделение его на враждующие и воюющие между собой различные этнические и племенные государства.

Противники США среднего уровня:

  1. Куба. Причина в том, что ее независимая внешняя политика и ее социально-экономическая система противоположна ориентирующимся на США неолиберальным режимам стран Карибского бассейна, Центральной и Южной Америки.
  2. Ливан. Причина внесения в список — стратегическое положение в Средиземноморье и соглашение о разделе политических полномочий между коалиционным правительством и политической партией Хезболла. Влияние последней внутри гражданского общества Ливана постоянно растет потому, что народное ополчение, связанное с партией, отражая вторжения израильской армии, доказало свою способность защищать национальный суверенитет Ливана и оказывать помощь соседней Сирии в достижении победы над наемниками ИГИЛ*/Аль-Каиды**.
  3. Йемен. Причина в том, что независимое националистическое движение под руководством хуситов*** противостоит марионеточному режиму, насажденному саудовцами, и поддерживает отношения с Ираном.

Противники США низшего уровня:

  1. Боливия. Причина в ее независимой внешней политике, в поддержке этой страной чавистского правительства в Венесуэле и в отстаивании принципов смешанной экономики, сохранении суверенитета страны в горнодобывающей отрасли и в защите территориальных претензий коренных народов.
  2. Никарагуа. Причина нахождения в списке «врагов» — независимая внешняя политика и критика агрессивных действий США по отношению к Кубе и Венесуэле.

Враждебность США по отношению к таким противникам высшего уровня приоритетности, как Северная Корея, Россия, Венесуэла, Иран и Сирия, выражается в экономических санкциях, военном окружении, провокациях и интенсивных пропагандистских войнах. Благодаря наличию у Китая широких связей с глобальными рынками, США применили к этой стране ограниченное число санкций. Вместо этого США в отношении Китая рассчитывают на военное окружение, провоцирование сепаратистских тенденций и на интенсивную враждебную пропаганду.

Приоритетные противники, низкая уязвимость и нереалистичные ожидания

За исключением Венесуэлы, стратегическая уязвимость «стран-мишеней», которым Вашингтон присвоил «высший уровень приоритетности», весьма ограниченна. Наиболее уязвима Венесуэла, поскольку она сильно зависит от доходов нефтяной отрасли и, особенно, в силу того, что главные нефтеперерабатывающие заводы страны находятся в США, а также потому, что ее уровень задолженности весьма высок; находится практически на уровне дефолта. В дополнение к этому все оппозиционные группировки внутри страны действуют как клиенты США, а внутри Латинской Америки Венесуэла все больше скатывается к изоляции в результате организованной Соединенными Штатами враждебной кампании, в которой участвуют страны-клиенты США — Аргентина, Бразилия, Колумбия и Мексика.

Иран намного менее уязвим. Это стратегически сильная региональная военная держава, располагающая связями с соседними странами и с дружественными религиозно-националистическими движениями. Несмотря на свою зависимость от экспортных нефтяных доходов, Ирану удалось развить отношения с такими альтернативными рынками, как Китай, чтобы освободиться от шантажа со стороны США. Страна относительно защищена от атак кредиторов из США и ЕС.

Северная Корея, несмотря на разрушительные экономические санкции, введенные против ее режима и ее гражданского населения, располагает «бомбой», которая служит как фактор сдерживания военного нападения со стороны США. Страна не испытывает недостатка готовности защищать себя. В отличие от Венесуэлы ни Иран, ни Северная Корея не стоят перед лицом финансируемой Соединенными Штатами или вооруженной внутренней оппозиции.

Россия обладает полным набором военных средств — ядерное оружие, межконтинентальные баллистические ракеты и огромные хорошо обученные и подготовленные вооруженные силы, способные отразить любую прямую военную угрозу со стороны США. Однако Россия политически уязвима для американской пропаганды, для деятельности оппозиционных политических партий и финансируемых Западом неправительственных организаций. Российские олигархи-миллиардеры, связанные с Лондоном и Уолл-Стрит, оказывают ощутимое влияние на инициативы, направленные на повышение независимости экономики страны.

До некоторой степени американские санкции эксплуатировали прежнюю зависимость России от западных рынков. Но после введения режимом Обамы этих драконовских санкций Москве практически удалось противостоять нападению Вашингтона, диверсифицируя рынки, особенно в Азии, и все более полагаясь на собственные силы в таких сферах, как сельское хозяйство, промышленность и высокие технологии.

Китай создал экономику мирового уровня, и страна находится на пути превращения в экономического лидера всего мира. Хилые угрозы ввести «санкции» против Китая лишь обнажили слабость Вашингтона, а не способность устрашить Пекин. Китай ответил на военные провокации и угрозы США расширением своих рынков и укреплением экономической мощи, наращиванием стратегических военных сил и средств, а также освобождением от долларовой зависимости.

Высокоприоритетные цели Вашингтона НЕ неуязвимы от фронтальной атаки. Они сохраняют или укрепляют внутреннюю сплоченность и экономические связи, совершенствуя при этом свои военные возможности для того, чтобы навязать Соединенным Штатам совершенно неприемлемую цену за любое прямое нападение.

В результате руководство США вынуждено полагаться на пошаговые, периферийные и опосредованные атаки против врагов высшего уровня при ограниченных результатах.

Вашингтон будет ужесточать санкции против Северной Кореи и Венесуэлы с сомнительной перспективой на успех в случае с Пхеньяном и на пиррову победу — в случае с Каракасом. Союзники США — такие, как Саудовская Аравия и Израиль — могут дразнить и ругать персов, а также вести против них пропагандистские войны. Но их страхи, что полномасштабная война с Ираном приведет к уничтожению Эр-Рияда и Тель-Авива, вынуждает их работать в тандеме, чтобы побудить коррумпированный американский политический истеблишмент начать войну вопреки возражениям уставших от войн вооруженных сил и населения США. Саудовцы и израильтяне могут бомбардировать и морить голодом население Йемена и сектора Газы, у которых нет возможности ответить в натуральной форме. Но Тегеран — совершенно другая история.

Политики и пропагандисты в Вашингтоне могут болтать все, что угодно о вмешательстве России в американский коррумпированный электоральный театр и блокировать любые попытки улучшить дипломатические отношения, но они не могут ничего противопоставить растущему влиянию России на Ближнем Востоке и расширению торговли России с азиатскими странами, особенно с Китаем.

В сумме — на глобальном уровне — «высокоприоритетные» страны-мишени для США недосягаемы и неуязвимы. В разгар межэлитной грызни в США, может быть, было бы чрезмерным оптимизмом надеяться на появление в Вашингтоне каких-либо рационально мыслящих политиков, которые были бы готовы пересмотреть стратегические приоритеты и перекалибровать политику взаимного удовлетворения в рамках глобальных реалий.

Приоритеты среднего и низшего уровней, уязвимости и ожидания

Вашингтон может осуществлять интервенции и, возможно, наносить сильный ущерб странам-мишеням, относящимся к приоритетам среднего и низшего уровней. Однако, у полномасштабной атаки имеется набор недостатков.

Йемен, Куба, Ливан, Боливия и Сирия не те государства, которые способны формировать глобальные политические и экономические тенденции. Самое большее, что могут обеспечить себе США в этих уязвимых странах — это разрушительные операции по смене режимов при массовых человеческих потерях, разрушении инфраструктуры и миллионах отчаявшихся беженцев. И — в ущерб себе — громадными политическими издержками, длительной нестабильностью и жесточайшими экономическими потерями.

Йемен

США могут надавить и содействовать тотальной королевской саудовской победе над голодающим, умирающим от холеры народом Йемена. Но кто от этого выигрывает? Саудовская Аравия переживает дворцовый переворот и не располагает никакой способностью осуществлять гегемонию, несмотря на сотни миллиардов на оружие США/НАТО, на военных инструкторов и на базы. Колониальные оккупации очень дорогостоящие и приносят — если вообще приносят — скудные экономические выгоды, особенно от бедных, географически изолированных, разоренных государств типа Йемена.

Куба

Куба располагает мощными, высокопрофессиональными вооруженными силами, которых поддерживает многомиллионное ополчение. Они способны на длительное сопротивление и могут рассчитывать на международную поддержку. Вторжение США на Кубу потребовало бы оккупировать эту страну на длительное время при тяжелых потерях. Экономические санкции, длящиеся десятилетия, так и не дали результата, и введение их Трампом заново не повлияло на рост ключевого для кубинской экономики туристического сектора.

«Символическая враждебность» президента Трампа не может стать ледоколом для ведущих американских агрокорпораций, которые рассматривали Кубу в качестве своего рынка. Примерно половина так называемых «заморских кубинцев» сейчас выступают против прямой американской интервенции.

Финансируемые Соединенными Штатами неправительственные организации в состоянии набрать несколько маргинальных пропагандистских очков, но они не в состоянии обернуть вспять поддержку народом смешанную «социализированную» экономику Кубы, ее отличное государственное образование и здравоохранение, а также ее независимую внешнюю политику.

Ливан

Совместная американо-саудовская экономическая блокада и израильские бомбардировки могут дестабилизировать Ливан. Однако, полномасштабная продолжительная израильская интервенция будет стоить еврейских жизней и породит недовольство внутри страны. У Хезболлы есть ракеты, которыми они ответят на бомбы Израиля. Саудовская блокада приведет к радикализации ливанских националистов, особенно среди шиитского и христианского населения. «Вторжение» США в Ливию, в результате которого не был потерян ни один американский солдат, показывает, что разрушительные вторжения имеют своим результатом продолжительный, распространяющийся на весь континент, хаос.

Американо-израильско-саудовская война целиком разрушит Ливан; она дестабилизирует этот регион и ухудшит конфликты в соседних странах — в Сирии, Иране и, возможно, в Ираке. А Европу наводнят миллионы отчаявшихся беженцев.

Сирия

Американо-саудовская война «по доверенности» в Сирии для развязавших ее имела результатом серьезные поражения и утрату политических активов. Россия обрела влияние, базы и союзников. Сирия сохранила свой суверенитет и выковала закаленные в боях национальные вооруженные силы. Вашингтон может вводить санкции против Сирии, захватывать под свои базы землю в немногих фальшивых «курдских анклавах», но он не продвинется дальше патовой ситуации, и на него будут всегда смотреть как на интервента, оккупанта и захватчика.

Сирия уязвима, и по-прежнему остается в середине списка стран-врагов США. У Вашингтона здесь сохраняется малоперспективная вероятность продвижения своей имперской власти с использованием связи с нестабильным курдским анклавом, подверженным кровопролитным междоусобным боевым действиям и риску крупной операции возмездия со стороны Турции.

Боливия и Никарагуа

Боливия и Никарагуа в списке врагов Америки — слабые раздражители. Те, кто в США формируют региональную политику, признают, что ни одна из этих стран не способна быть ни глобальной, ни, даже, региональной, державой. Более того, режимы обеих стран отвергают радикальные политические подходы на практике и сосуществуют с могущественными и влиятельными местными олигархами, а также с транснациональными корпорациями, связанными с США.

Когда эти режимы критикуют кого-то по внешнеполитическим вопросам, то делают они это в интересах «домашнего потребления». К тому же, эта их критика полностью нейтрализуется практически тотальным доминированием в Организации американских государств Соединенных Штатов и других влиятельных неолиберальных режимов стран Латинской Америки. Как представляется, США, скорее, смирятся с этой маргинализированной риторикой и примирят этих противников с собой, чем породят риски того, чтобы хоть как-то спровоцировать или возродить в Ла-Пасе или в Манагуа радикальное националистическое или социалистическое массовое движение.

Выводы

Краткое исследование «списка врагов» Вашингтона показывает, что шансы США добиться успеха в действиях даже против уязвимых стран-мишеней весьма ограниченны. Совершенно понятно, что в нынешнем мире с изменяющейся конфигурацией власти, мощи и влияния деньги и рынки Соединенных Штатов не изменят уравнение власти.

Союзники США — такие, как Саудовская Аравия — тратят огромные объемы денежных средств, нападая на опустошенную и разоренную страну, но при этом они разрушают рынки, и, все равно, войну проигрывают. Мощные противники — такие, как Китай, Россия и Иран, для США неуязвимы; они в обозримом будущем вряд ли предоставят Пентагону возможности для военного завоевания.

С помощью санкций, или экономических войн, не удалось покорить таких противников, как Северная Корея, Россия, Куба и Иран. Война против стран, находящихся в «списке врагов», стоила Соединенным Штатам престижа, денег и рынков — таков весьма специфически эксцентричный империалистический бухгалтерский баланс. Россия уже превосходит США в производстве и экспорте пшеницы. Ушли в небытие те дни, когда в мировой торговле, включая торговый оборот с Москвой, доминировал американский агро-экспорт.

Читайте также

Списки врагов легко составлять, но против противников, имеющих динамичную экономику и высокую боевую готовность, трудно применять сколь-нибудь эффективную политику.

США могли бы сохранить какое-то доверие к себе, если бы они действовали в контексте глобальных реалий и преследовали повестку дня, выигрышную для всех сторон, вместо того, чтобы постоянно оказываться лузером в игре с нулевой суммой.

Рациональные лидеры могли бы договориться о взаимовыгодных торговых соглашениях с Китаем. Это содействовало бы развитию высоких технологий, финансов и агро-коммерческих связей с производителями и поставщиками услуг. Рациональные лидеры могли бы достичь экономических и миротворческих соглашений со странами Ближнего Востока, признав реальность российско-иранско-ливанского союза с Хезболлой и Сирией.

В его нынешнем виде «список врагов» Вашингтона не полон. В него будут включаться новые страны. Этот список пополняют иррациональные, произраильские маньяки и русофобы в Демократической партии. И они не отдают себе отчет в том, какова реальность на самом деле.

Для американцев также хорошо известен длинный список внутренних врагов. Чего нам не хватает, так это цивильных политических лидеров, которые сменили бы собой тех, кто не ведет вперед, а все время сбивает с пути.

Автор: — (James Petras) почетный профессор социологии Университета Бингхэмтон (Нью-Йорк), написал 62 книги, изданные на 29 языках мира, более чем 600 статей, опубликованных в специализированных научных журналах, и более 2000 статей, напечатанных ведущих мировых общественно-политических изданиях.

Перевод Сергея Духанова.

Публикуется с разрешения издателя.

* «Исламское государство Ирака и Леванта» («ИГИЛ»; также «Исламское государство») — исламистская террористическая организация. 29 декабря 2014 года Верховный суд России признал деятельность организации «Исламское государство» террористической и запретил её деятельность на территории России.

* «Аль-Каида» решением Верховного суда РФ от 14 февраля 2003 года было признана террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

*** Хуси́ты, хути или Анса́р Алла́х, Ансарулла — военизированная группировка шиитов-зейдитов (джарудиты), действующая на территории Йемена.

В 2004 году подняла вооружённое восстание против правительства Йемена, постепенно захватив контроль над некоторыми южными территориями страны. Хуситы приняли участие в йеменской революции 2011 года, в результате которой ушёл в отставку президент Али Абдалла Салех. С начала 2015 года, после захвата столицы Йемена Саны и создания Революционного совета, является де-факто правящей организацией в Йемене. Президентом Революционного совета, легитимность которого не признана на международном уровне, является член группировки — Мухаммед Али аль-Хуси.

Широко считается, что она пользуется скрытой военной и финансовой поддержкой Ирана и его союзников в лице Хезболлы и Сирии.

Группа названа по её основателю и бывшему руководителю Хусейну аль-Хуси, который был убит йеменской армией в сентябре 2004 года.

dle
Комментарии 0