МЕЖРЕГИОНАЛЬНЫЙ ОБЩЕСТВЕННЫЙ ФОНД
СОДЕЙСТВИЯ СТРАТЕГИЧЕСКОЙ
БЕЗОПАСНОСТИ
Националистический экстремизм представителей этнических диаспор в РФ
30.06.2021 · Этнический национализм
<!-- [if gte mso 9]> 15.00 <!-- [if gte mso 9]> Normal 0 false false false RU X-NONE X-NONE <!-- [if gte mso 9]> <!-- [if gte mso 10]> /* Style Definitions */ table.MsoNormalTable {mso-style-name:"Обычная таблица"; mso-tstyle-rowband-size:0; mso-tstyle-colband-size:0; mso-style-noshow:yes; mso-style-priority:99; mso-style-parent:""; mso-padding-alt:0cm 5.4pt 0cm 5.4pt; mso-para-margin-top:0cm; mso-para-margin-right:0cm; mso-para-margin-bottom:8.0pt; mso-para-margin-left:0cm; line-height:107%; mso-pagination:widow-orphan; font-size:11.0pt; font-family:"Calibri","sans-serif"; mso-ascii-font-family:Calibri; mso-ascii-theme-font:minor-latin; mso-hansi-font-family:Calibri; mso-hansi-theme-font:minor-latin; mso-bidi-font-family:"Times New Roman"; mso-bidi-theme-font:minor-bidi; mso-fareast-language:EN-US;}

Националистический экстремизм представителей этнических диаспор в РФ

часть 1

 

Диаспоры чувствуют внутреннюю слабость России и вовсю ею пользуются. Сплоченные, обладающие круговой порукой и широкими коррупционными связями – диаспоры получают перед русским (и другим «коренным») населением массу преимуществ. Тем более что любые попытки как-либо воспрепятствовать этой ползучей аннексии воспринимаются местными властями, весьма дружными (разумеется, совершенно бескорыстно!) с местными же диаспорами, как «нарушение межнационального мира».

Негативные последствия диаспоризации, – нарастание межнациональной напряженности. Такое негативное развитие событий, прежде всего, связано с тем, что представители диаспоры часто абсолютно обособляются от представителей не их этноса, в первую очередь членов других диаспор. В целом, данные социальные образования склонны к закрытому типу отношений. Это также способствует формированию неверного представления членов диаспоры о своем этносе и о представителях других народов и стран. Так, очень часто случается ситуация, когда члены диаспоры предвзято настроены по отношению к народу той страны, в которой они сами живут, из-за социальной отчужденности их диаспоры.

Как показывает опыт, в основе межэтнических и межконфессиональных конфликтов во многом лежит обособленность этнических диаспор. Мигранты, даже если они переезжают на постоянное место жительства, часто стремятся не адаптироваться в новой социально-экономической среде, а привнести в нее свой национальный менталитет, жить замкнутыми национальными анклавами по своим обычаям и даже открыто их демонстрировать и пропагандировать. Переселенцы и экономические мигранты, приезжающие в Центральную Россию из-за границы либо из других регионов России, тоже зачастую пытаются создать обособленные закрытые анклавы. Вполне понятное стремление опереться на помощь земляков превращается в нежелание воспринимать новую этнокультурную среду. В своем замкнутом пространстве мигранты пытаются жить по своим законам и обычаям, не изучая ни норм права, ни традиций и обычаев местного населения.  Этнические диаспоры часто «привозят» с собою конфликты по отношению к другим этническим группам. В частности, на территории Центрального федерального округа, крупнейшей зарегистрированной структурой, объединяющей свыше 5 млн. мусульман, является «Федеральная национально-культурная автономия азербайджанцев в России» (ФНКА «Азеррос»), представляющая интересы региональных общин азербайджанской диаспоры. Данная этническая диаспора в связи с нерешенной до конца карабахской проблемой находится в конфликтных отношениях с армянской диаспорой.

Известны, например, факты распространения представителями ФНКА в азербайджанской диаспоре документального фильма «Армянский фашизм», разжигающего антиармянские настроения. Между членами армянской и азербайджанской диаспор происходят и силовые столкновения на почве национальной вражды: например, в апреле 2011 г. в Твери, когда армяне отмечали годовщину геноцида армян в Турции во время Первой мировой войны, развернулась массовая драка между азербайджанцами и армянами, в которой принимали участие свыше ста человек.

Замкнутость мононациональных и моноконфессиональных сообществ существенно искажает психику мигрантов, особенно подрастающего поколения, не позволяет им адекватно воспринимать окружающий мир и затрудняет их восприятие окружающим миром. Не предпринимая попыток ассимилироваться, поддерживающие друг друга приезжие зачастую ведут себя вызывающе, агрессивно по отношению к не столь сплоченному местному населению. Следует учитывать, что местное население может воспринимать как вызов и агрессию даже такие особенности поведения «чужаков» (громкая речь, «развязная» походка, «приставание» к женщинам), которые практически не замечались бы, если бы их проявляли «свои». Когда мигранты культивируют свою обособленность от местного населения, то массовое сознание приписывает «чужакам» самые разнообразные пороки. Поэтому, в частности, пользуется большой популярностью мнение об «очень высокой криминальности нерусских мигрантов».

Национальные диаспоры, которые начали формироваться еще в Советском Союзе, стали бомбой замедленного действия; националисты из Армении, Азербайджана, Грузии, Киргизии, Таджикистана, Узбекистана, Украины, Молдавии, Прибалтики (общее название «Нацдиаспоры») – явились тараном по развалу СССР начиная с событий в Алма-Ате в 1985 г. С этого периода началась череда столкновений националистов по всей территории СССР:

- Столкновения в Сумгаите:

Сумгаитский погром  – беспорядки на этнической почве в городе Сумгаит Азербайджанской ССР 27-29 февраля 1988 г., сопровождавшиеся массовым насилием в отношении армянского населения, грабежами, убийствами, поджогами и уничтожением имущества. Эти события стали «первой в современной советской истории вспышкой массового насилия». Сумгаитский погром явился знаковым событием и поворотным пунктом в обострении межнационального конфликта в Закавказье, вызвавшим первые потоки армянских беженцев из Сумгаита в Степанакерт (НКАО) и Армению. По официальным данным Генпрокуратуры СССР, в ходе беспорядков погибло 26 граждан армянской и 6 граждан азербайджанской национальности, более ста человек было ранено. В ходе операции по наведению порядка телесные повреждения различной степени тяжести получили 276 военнослужащих. 29 февраля 1988 года на заседании Политбюро ЦК КПСС в Москве было официально признано, что массовые погромы и убийства в Сумгаите осуществлялись по национальному признаку. Однако отсутствие своевременного расследования обстоятельств погромов, установления и наказания виновных привело к дальнейшей эскалации карабахского конфликта.

Распространение клеветнических слухов о том, что в Армении убивают и насилуют азербайджанцев, возбуждение ненависти к армянским землякам на фоне профессиональной и бытовой неустроенности и лишений, призывы освободить квартиры от армян и самим поселиться в них позволили организаторам легко спровоцировать определённую часть мусульманского населения города на погромы и убийства армян.

Армяно-азербайджанский конфликт, имеющий давнюю историю и глубокие национальные и политические корни, обострился в феврале 1988 года, когда в НКАО и Армянской ССР прошли многолюдные митинги с требованием присоединения НКАО к Армянской ССР, а 20 февраля сессия областного Совета народных депутатов НКАО в Степанакерте приняла обращение к Верховным Советам Азербайджанской и Армянской ССР и СССР с просьбой о разрешении выхода НКАО из состава Азербайджана и присоединении к Армении.

- Аналогичные события произошли 28 февраля в Кировабаде (ныне Гянджа).

- Столкновения в   Баку:

Армянский погром в Баку - беспорядки на этнической почве в городе Баку, столице Азербайджанской ССР, 13 - 20 января 1990 года, сопровождавшиеся массовым насилием в отношении армянского населения, грабежами, убийствами, поджогами и уничтожением имущества. Жертвами погромов стали, по различным данным, от 48 до 90 (согласно некоторым источникам - до трехсот) человек. Погромы не были полностью (или, возможно, полностью не) стихийными, так как погромщики имели списки армян и их адреса. К началу Карабахского конфликта в Баку проживало около 200 тыс. армян при общей численности населения 1,7 млн. человек.

- Армянский погром в феврале 1990 года в Душанбе:

Несколько армянских семей (39 человек) из Баку бежали к родственникам в Душанбе и еще до начала погромов переехали в Армению. Но в Душанбе распространялись слухи, согласно которым в город переселены 2,5 - 5 тыс. армян, беженцев из Азербайджана, которым предоставлены квартиры в новостройках массива «Зеравшан», хотя в это время в Душанбе был острый дефицит жилья. Эти слухи спровоцировали армянские погромы, продолжавшиеся с 12 по 14 февраля 1990 года.

- Ошские события 1990 года:

Межнациональный конфликт в СССР, на юге Киргизской ССР между двумя тюркскими народами - киргизами и узбеками. События происходили с конца мая по начало июня 1990 года. Основные события происходили в городе Ош, частично и эпизодически они происходили в городах Узген, Кара-Суу, Джалал-Абад и в других населённых пунктах Ошской и Джалал-Абадской областей Киргизской ССР.

- Бои в Ереване (1990 г.):

27 мая 1990 года произошло вооруженное столкновение армянских «отрядов самообороны» с внутренними войсками, в результате чего погибли двое солдат и 14 боевиков.

- Грузия:

Тбилисские события (1989 г.), Грузино-южноосетинский конфликт, Грузино-абхазский конфликт.

- Ферганские события (1989 г.):

Погромы турок-месхетинцев в 1989 году в Узбекистане более известны как Ферганские события. В начале мая 1990 года в узбекском городе Андижан произошёл погром армян и евреев.

- Армяно-еврейский погром в Андижане;

- События в Новом Узене (1989 г.).

- события в Вильнюсе в январе 1991 года.

  Национальные диаспоры с 1991 года в России заняли обособленную позицию (националистическую и, порой экстремистскую):

- живут своими законами, обычаями;

- создали свой преступный мир;

- полное неуважение к советским, а затем российским законам. Они живут в своем отдельном мире, – они разъедают РФ, – от национальных диаспор идет незаконная миграция, подпитка терроризма, коррупция, сращивание с государственными структурами, правоохранительными органами, влияние диаспор на суды, администрации районов городов, областей, республик. Сегодня диаспоры проникли не только в коммерческую среду, представители диаспор имеют коррупционные связи в администрации президента, правительстве, в окружении президента, в правоохранительных органах. При этом, национальные диаспоры создали и имеют свои этнические оперативные элементы: службы безопасности, разведку, контрразведку, наружное наблюдение, оперативно-технических специалистов, оружейников, явочные и конспиративные квартиры, казначеев, ликвидаторов, третейских судей и другие атрибуты подпольного мира.

При возникновении угрозы для члена нацдиаспоры мгновенно срабатывает диаспорская защита – депутаты от диаспоры, коррупционные связи, давление на свидетелей, угрозы, влияние на правоохранительные органы, судей и т.д. Силовое воздействие, организация блокирования судов, полицейских подразделений, несанкционированные митинги, и в этих случаях – правовая система РФ бездействует.

Представители национальных диаспор ведут на территории России вызывающе, – демонстрационные марши и стрельба на автомобилях, изнасилования, многочисленные нарушения правил дорожного движения, заказные убийства, торговля наркотиками, оружием, захват экономических позиций регионах РФ, особенно в Московском регионе. Диаспоры с Северного Кавказа ничем не отличаются от диаспор Закавказья и Средней Азии, – та же коррупция, криминальные разборки, проникновение в госорганы, правоохранительные органы, прокуратуру, муниципальные органы. Так же имеют оперативные атрибуты подпольных структур.

ОСОБЕННО нужно отметить проникновение в государственные и муниципальные структуры представителей азербайджанской и армянской диаспор.

При нахождении на территории РФ национальные диаспоры в криминальных и подрывных целях используют коррумпированные связи в МВД, ФСБ, СКР, прокуратуре.  При организации преступной деятельности ими задействуются все механизмы оперативного воздействия – розыскных схем: установка личности, квартиры, учреждения, прослушивание и установка владельца телефона, ведение наружного наблюдения, ликвидации и компрометации неугодного, в т.ч. с подключением СМИ, телевидения. Для этих целей привлекается финансовая помощь из республик выходцев диаспоры.

Были случаи когда из республик диаспор приезжали бригады ликвидаторов, а заказчиками были руководители местных диаспор (Азербайджан, Армения, Украина, Молдавия, Чечня, Дагестан, С. Осетия и др.). Аналогичные случаи использования диаспор наблюдается в Европе, где диаспоры развернули целые криминальные войны (Германия, Франция, Польша, Австрия, Италия, Испания и др.).

Опасность деятельности национальных диаспор заключается в том, что они могут резко дестабилизовать ситуацию как в субъекте РФ, так и в стране, как это было в период августа 1991 г. и   в период последующего развала СССР, где они сыграли важную, можно сказать, главенствующую роль и открытое неподчинение центральной власти.

Итог всех этих их суверенитетов – все в республиках распродали, разворовали, разрушили и теперь потянулись в РФ разворовывать и вывозить к себе в национальные республики – паратизируя на «поддержке» и «любви к русскому народу.

Между тем в развивающейся в столь комфортных условиях мигрантской среде нарастают отнюдь не безобидные стремления:

- Во-первых, монополизировав рынок труда в той или иной отрасли, мигранты категорически не допускают туда «чужих», какой бы квалификацией те ни обладали.

- Во-вторых, они вовсе не собираются вечно работать на стройках и постоянно расширяют сферу деятельности, перебираясь на более «чистые» и высокооплачиваемые направления. Одна из таких сфер – транспорт. В России есть города и регионы, в которых русскому устроиться таксистом или водителем маршрутки невозможно в принципе: конкурентов выдавливают методами «лихих 90-х». Не случайно в ряде регионов уже осознали опасность подобного развития событий и (например, в Приморском крае) запрещают принимать на работу гастарбайтеров водителями городских и пригородных автобусов, троллейбусов, трамваев и такси. На том основании, что у регионов есть право ежегодно с учетом особенностей рынка труда устанавливать запрет на привлечение иностранных граждан, работающих по отдельным видам деятельности.

Сегодня в Москве, хорошо, если не каждый второй таксист – это мигрант-среднеазиат или выходец с Северного Кавказа или Закавказья, плохо понимающий по-русски и ездящий исключительно по «навигатору». При этом, откуда они взяли (купили, получили в подарок от родственников) в своей стране права - никому не ведомо. Как и то, кто учил их ездить, если учили вообще. Не говоря уже о том, что в ряде стран права выдаются не на 10 лет (с обязательным прохождением медкомиссии при пересдаче), а пожизненно. И при этом те же таксопарки и всяческие агрегаторы такси никакой ответственности за тех, кого прислали нас с вами везти, естественно, не несут.

Властям – самое время задуматься. Пока еще властью являются в стране ОНИ, а не «Равшаны» с «Джумшудами». Если кто забыл, то знаменитая «Коза ностра» в США создавалась именно по принципу национальной общины, монополизировавшей на уровне города определенный вид легального (а также некоторые виды нелегального) бизнеса, в который «чужаки» не допускались и выдавливались с использованием, в том числе, криминальных методов. Начав контролировать серьезные деньги, мафиози начали скупать политиков и полицейских, а там и вертеть политикой страны в своих интересах.

Для развития преступности по тому же сценарию в России есть все условия. Вполне сформировавшиеся общины с внутренней иерархией, криминальной составляющей и лоббистскими (коррупционными) возможностями. Зубы они нам уже показывают, и чем дальше – тем больше. Так что дайте только срок…

Кстати, из личных наблюдений: лет 15 назад, находясь в Турции, разговорился в одной из лавочек с хозяином-турком, который был просто потрясен тем фактом, что азербайджанцам позволяют торговать в Москве. «Они же ничего не умеют, только ящики грузить (это к вопросу о «тюркском единстве»)! И вообще – как можно в своем городе торговлю отдавать чужим?» – искренне удивлялся он. Увы, наивный турок ошибался. У нас азербайджанская община отнюдь не «ящики грузит», а фактически монополизировала в Москве, по некоторым данным, 90% торговли продовольствием (овощами и фруктами – во всяком случае), практически все продовольственные базы и продовольственные рынки (потому что миллиардеры-азербайджанцы приближены к верхним слоя власти?).

В итоге сложилась вполне конкретная цепочка выгодополучателей, паразитирующих за наш счет. Продовольствие «свои» торговцы получают только со «своих» баз (других в Москве, похоже, и нет), а «свои» хозяева рынков отсекают поступление в Москву продукции окрестных русских сельхозпроизводителей, для которых Москва, по сути, закрыта (благо, на уровне руководства города, как говорят, у азербайджанцев «все схвачено»). Монополия позволяет устанавливать на рынках любые цены. Так, тамбовская картошечка закупается оптовиками (опять же «своими» и «правильной национальности») на месте по цене в 8-10 раз меньшей, чем москвичи ее покупают на рынках.

Самое же прискорбное, что возникает абсолютно реальная опасность того, что, пожалуй завтра азербайджанская община (например, подпав под влияние Эрдогана, с которым у России в любой момент может случиться конфликт) устроить в Москве «голодные бунты» и революцию вроде февраля 1917-го, ей достаточно на несколько дней перекрыть поставки продуктов в столичные магазины и на рынки.

Со среднеазиатскими «товарищами» – та же самая история и те же самые подходы. Они просто лет на 25 от азербайджанской общины «отстают» (те, помнится, еще при «демократическом» мэре Гаврииле Попове заключали договоры о том, что берут на себя поставку продуктов в Москву). Но среднеазиаты быстро учатся, они более сплочены, гораздо более религиозны и спаяны (кто не под «общиной» – быстро вылетит из России). И больше всего настораживает то, что в Россию из того же Таджикистана после тамошней гражданской войны перебрались чуть ли не все «проигравшие» тогда исламисты террористическо-экстремистской направленности, что убивалит и вытесняли русских в 1990 году в ходе душанбинской резни. Люди это мотивированные и с опытом, а голодная и агрессивная молодежь к ним постоянно подтягивается. Не случайно же многие из периодически отлавливаемых ФСБ в России исламистских террористов реальные или бывшие «трудовые мигранты». Так что надеяться, что амбиции 10-12 млн. среднеазиатов (азербайджанцев в России, кстати, всего порядка 1,5 миллиона) ограничатся только ролью дворников и разнорабочих на стройке, может только очень наивный госчиновник. Или очень «материально заинтересованный».

Давайте смотреть правде в глаза. Диаспоры (в том числе «мигрантские») в наших городах обосновались прочно, поднакопили жирок и теперь приступают к «переделу рынков». Точнее сказать, наиболее доходных и перспективных сфер бизнеса. Вышеприведенный случай в Ленинградской области, когда, налетев вооруженной толпой, они чуть не убили троих русских только за то, что заподозрили (только заподозрили! причем - ошибочно!) в одном из них конкурента, говорит именно об этом.

Что принесет этот передел массу межнациональных разборок и жертв – это к гадалке не ходи. Вспомнить хоть нашумевшее побоище на Хованском кладбище между среднеазиатами и кавказцами в 2016 году: дрались 200 человек, трое - убиты, десятки - ранены.

В основе любой диаспоры лежит гипертрофированный национализм (любовь и преданность своей вере). При этом, национализм «государствообразующего» большинства всегда патриотичен, ибо ощущает государство «своим». Национализм же «малых» народов и этнических групп может быть, как патриотичным (когда данный этнос связывает свою судьбу с «государствообразующим» большинством), либо антипатриотичным, когда он вырождается в «диаспорное» сознание, направленное на создание «единокровным» и «единоверным» преимуществ в конкуренции с «государствообразующими» за место под солнцем. Именно поэтому любая диаспора, отстаивающая исключительно свои узкие интересы, всегда враждебна государству и стране пребывания.

К сожалению, когда пришедшие к власти (в значительной мере, к еще большему сожалению, там остающиеся и сегодня) либералы, презрев историческую суть своей страны, с начала 90-х принялись выстраивать в России вместо «суперэтноса» (союза народов) «россиянскую химеру»; именно это открыло ворота произволу и господству разнообразных диаспор и меньшинств. Отвыкшие за века своей «имперской» истории от узко-этнического (по сути - родоплеменного) мышления, русские просто не могли понять, как можно при определении «добра и зла» руководствоваться этнической принадлежностью. И как может государство (власти, правоохранители) проводить внутреннюю национальную политику вопреки интересам «государствообразующего» большинства. Именно поэтому русские обычно проигрывали агрессивным сплоченным диаспорам (и выступавшему на их стороне государству) буквально во всем, позволяя им отгрызать от «общего пирога» все более жирные куски.

В случае продолжения подобных подходов и дальнейшей «химеризации» России, мы получим поистине жуткую ситуацию. Диаспоры, не желающие ассимилироваться и становиться частью целого, будут продолжать вытеснять русских из всех сколько-нибудь перспективных видов деятельности, а параллельно - устроят кровавую грызню за «трофеи» между собой.

Очень скоро железную хватку диаспор на своем горле ощутит и бизнес, ныне построенный на эксплуатации мигрантов. Которые завтра сами захотят стать хозяевами и диктовать местным свою волю. При этом чиновники и правоохранители, привыкшие кормиться от диаспор, будут медленно, но верно заменяться земляками своих «кормильцев», что, кстати, уже много где происходит.

И самое неприятное: брошенное и терроризируемое всеми русское большинство, полностью разочаровавшись в отвернувшемся от него государстве, может снова отдать свои симпатии, как последней надежде, бритоголовым молодчикам, скандирующим «чемодан-ишак-кишлак»! Сейчас их вроде бы не видно, но в благоприятных условиях они быстро появятся со своим любимым требованием полного изгнания всех «нацменов». Последнее же означает уничтожение имперской сущности России, а значит – и России как таковой.

Кстати, за последние 15-20 лет рынки в Москве «зачищали» множество раз. Но факты свидетельствуют: численность различных диаспор в столице уже близка к полутора миллионам человек, а если учесть, что это обычно сильные, здоровые, нестарые люди, к тому же, как правило, хорошо организованные, то не стоит удивляться, что в столице они занимают белее трети рабочих мест. В некоторых сферах приложения труда их положение едва ли не монопольно. Причем все хорошо знают, чем занимается таджикская диаспора, азербайджанская или китайская. Чтобы бороться с подобной монополией, властям не надо изобретать какие-то неправовые «велосипеды».

Но, как известно, наши российские законы почти поголовно невыполнимы, и поэтому благие начинания «по пресечению» нередко оборачиваются насилием и беззаконием.

Да, наводить порядок на рынках (и не только на них, и не только в Москве) нужно. Однако это не должно приобретать характер кампанейщины. Есть конкретный случай с конкретным преступником – надо объективно разбираться. И наказывать, невзирая на давление диаспор. Но это не требует наказания «заодно» совершенно непричастных. Попав под очередную «раздачу», пострадавшие уедут, но приедут другие. А проблемы как были, так и останутся. Потому что за ними стоят объективные и труднопреодолимые обстоятельства.

По существу, эти проблемы отражают несовместимость по-разному организованных миров, а не войну отдельных людей.

Как показали наши исследования, этнические диаспоры в российских регионах образуют компактные общины, прочно связанные землячеством, культурой, верой, языком, располагающие высоким уровнем самоорганизации и сложившимися механизмами защиты интересов во взаимоотношениях с местными властями. Их жизнь, благополучие (в первую очередь экономическое) в гораздо меньшей степени зависят от социально-экономических «волн» в жизни Российского государства, потому что они во многом более самодостаточны и больше, чем обычные россияне, полагаются на собственные силы и взаимоподдержку, чем на помощь государства с его раздаточными функциями. Они лояльнее к властям, меньше склонны жаловаться на «тяжелую жизнь». Зато значительно сильнее их зависимость от правоохранительных органов, с которыми они часто контактируют и стремятся влиять на принимаемые ими решения. Механизмы влияния нередко носят криминальный характер. Больше чем в половине случаев нужное для членов общин решение властей достигается с помощью взяток.

При том что у всех на памяти эксцессы в небольших городках – Кондопоге, Пугачеве и других, – наиболее тревожная ситуация в отношениях между диаспорами, коренным населением и органами госвласти складывается в Московском регионе, других мегаполисах. В условиях не всегда эффективно работающей правовой базы жизнь этнических диаспор слабо регулируется российским законодательством. Это создает очаги внеправовых отношений, имеющих сложный и разветвленный характер.

Часто этнические группировки образуют «государства в государстве», порождая цепочку коррупционных отношений, нелегального или запрещенного бизнеса, включая наркотики, контрабанду, помощь террористам.

В определенной степени этнические диаспоры живут по своим неписаным законам. Это обеспечивает им не только выживание в чужой стране, но и зачастую существенные социальные преимущества перед коренными жителями, редко способными к солидарным действиям. Как результат, диаспоры выстраивают «особые» отношения с представителями государственной власти, федеральной и муниципальной, с правоохранительными органами.

В итоге этноэкономический конфликт выходит на уровень этнического лоббирования в органах местной законодательной власти, а также разрастается до актов противостояния этнических сообществ и некоторых (как правило, силовых) структур госвласти. Характерный пример – юг Краснодарского края, где неформальная местная «партия власти» часто формируется под диктовку лидеров этнических диаспор, обеспечивая им преференции в бизнесе, земельном обороте, других высокодоходных видах деятельности. Это характерно также для мегаполисов, а особенно для Сочи и прилегающих к нему районов – как горных, так и прибрежных, – где можно ожидать ужесточения конкуренции за «освоение» больших инвестиционных потоков. Кроме того, этнические диаспоры оказывают ощутимое влияние и на материально-имущественное расслоение россиян.

Используя лоббистские возможности, фактор высокой самоорганизации, представители диаспор нередко занимают в обществе статусные позиции, входят в число самых состоятельных людей городов и поселков, приобретают дорогое жилье и земельные наделы.

Это порождает негативную реакцию коренного населения, видящего в данных процессах нарушение принципов социальной справедливости. Налицо контраст между поведением диаспор и коренного населения, как правило, весьма атомизированного и ориентированного лишь на ближний круг общения.

Иногда возникают проблемы и конфликты между поколениями внутри диаспор, однако около двух третей опрошенных готовы рассчитывать на помощь и поддержку «старожилов». Примечательно, что в отношениях между общинами различного этнического происхождения преобладают мирные, взаимоуважительные формы сосуществования. Однако, чем больше город, тем больше конфликтов и конкуренции между диаспорами и даже различными группами внутри диаспор. Это связано как с факторами экономической конкуренции, так и с социокультурными расхождениями, что особенно ощутимо в самых крупных мегаполисах. Для некоторых из общин характерна определенная изоляция от коренного этноса, игнорирование местных обычаев, традиций, праздников, неприятие браков с людьми иной национальности.

Все это говорит о том, что за обостряющимися отношениями между диаспорами и коренным населением стоит конфликт сохранившегося традиционного типа общинных отношений и посттрадиционного российского общества, находящегося в состоянии полного или частичного распада прежних форм организации жизни.

Увы, наша власть, решая сиюминутные задачи, делает все возможное и невозможное, чтобы у коренного населения инстинкты и механизмы самоорганизации умерли и «никогда больше не отрастали». Между тем только самоорганизация россиян, возвращение к реальному местному самоуправлению способны противопоставить активности и сплоченности диаспор встречную активность коренных жителей. Репрессивные же меры, без которых, конечно, не обойтись, это все же меры-однодневки. Бороться с коррупцией внутри нашей власти, особенно в силовых структурах? Да, обязательно. Но эта борьба ничего не даст при пассивности и разобщенности самих граждан. Сплочение гражданского общества необходимо, однако добиться этого быстро нереально, тут путь долгий. Что же реально можно сделать сегодня для того, чтобы как-то сгладить остроту межнациональных отношений в столице и регионах? Хоть как-то оздоровить криминальную ситуацию вокруг миллионов мигрантов - как легальных, так и нелегальных. Пока не будет уничтожена экономическая база, питающая преступные группировки, пока коррупция и покупка «нужных решений» будет нормой во взаимоотношениях диаспор с представителями всех ветвей власти, ничего не изменится. А сделать это должна власть.

Но, сегодня, мигранты по-прежнему нужны и будут завозиться дальше…

Владимир Путин недавно встречался с президентом Таджикистана Эмомали Рахмоном, и они обсудили в том числе и вопрос трудовой миграции. «Безусловно, важный вопрос, вы всегда его поднимаете, вопрос трудовых мигрантов. Знаю, что это вопрос чувствительный для Таджикистана. Мы все делаем для того, чтобы люди себя чувствовали комфортно, тем более что реально рабочих рук у нас в настоящее время не хватает в целых отраслях экономики», – сказал Путин. Еще президент сказал, что таджики, работающие в России, отправляют домой для поддержки своих семей «достаточно большой объем» денег и он считает это положительным процессом.

Вот тут, с одной стороны можно согласиться, что в связи с демографической проблемой и нежеланием нашей молодёжи работать на непрестижных работах иногда рабочих рук не хватает, но с другой стороны при этом можно не раздавать гражданство РФ направо и налево, а использовать для подобных рабочих из стран Средней Азии вахтовый метод работы. Приехали, поработали и домой.

Но! Сегодняшние соседи по подъезду все больше приобретают среднеазиатские черты; вместо русских селятся азербайджанцы, армяне, таджики, узбеки, киргизы, китайцы, вьетнамцы, корейцы и другие национальности. В конце концов, мы почувствуем себя в своем доме чужими, и тоже съедем оттуда. Вот именно таким образом и происходит вытеснение мигрантами европейцев в различных странах. Такой анклав уже образовался в Южном Бутове в столице. Мигранты начинают селиться там компактно, арендуя жилье в этом районе, потому что там оно самое дешевое, при этом в школах облюбованного ими района образуется преобладание учеников плохо владеющих русским языком, которые мешают учиться остальным детям, да и вокруг их становится все больше и больше, и это вынуждает русское коренное население переезжать в другие районы города, уступая «дорогим и желанным гостям» место под солнцем.

Ну, а отсюда остается только один шаг до шариатских патрулей в районах проживания и обхода стороной этих районов местным населением и полицией.

Вскоре будут выборы в Госдуму. Как бы мы ни относились к партии «Справедливая Россия», но они объединились с партией «За правду» Захара Прилепина. Может, кто-то и его недолюбливает, однако в этой партии состоит политолог Сергей Михеев, который является ярым противником завоза мигрантов в Россию в любой ипостаси: и в качестве рабочей силы, и в качестве наших новых сограждан. В случае его прохода в Госдуму можно ожидать серьезного противодействия мигрантскому лобби в России. Нам не нужен рост экономики любой ценой, например, за счет мигрантов, если это создаст нам невыносимые условия жизни в дальнейшем.

Кстати, проблема вытеснения мигрантами коренного населения существует не только в России. Ползучая долговременная оккупация наблюдается и во Франции; там происходит массовое заселение мигрантов преимущественно из бывших французских колоний и те, приезжая во Францию, не собираются ассимилироваться и становиться французами, а селятся компактно, облюбовывая некоторые кварталы городов и обустраивая вокруг себя привычный мирок со своими законами. И через некоторое время целые кварталы городов, где когда-то жили французы, превращаются в мини-копии тех стран, откуда переселились к ним мигранты. Коренное население было выдавлено оттуда и не просто выдавлено, а дошло и до того, что коренные французы стали бояться даже заходить в некоторые районы своих городов с компактным проживанием приезжих. Да и полиция туда не заглядывает, потому что там запросто могут побить не только гражданских, которые своим поведением или одеждой могут оскорбить чувства приезжих, почувствовавших себя хозяевами, но и самих стражей правопорядка, а вот полицейские в соответствии с новыми европейскими ценностями: мультикультурализмом, толерантностью и политкорректностью не могут применять насилие к мигрантам. Фанатичные сторонники расовой войны презирают Францию, ее культуру и традиции - они хотят видеть, как страна разрушается. Кроме того, исламисты захватывают окраины государства и устанавливают там порядки, которые противоречат конституции. Опасностей становится все больше, а уровень насилия растет. Бездействие властей может привести к взрыву и вмешательству армии, которая возьмет на себя миссию по защите ценностей цивилизации.

Вероятно, там дело уже зашло настолько далеко, что вскоре французам действительно придется браться за оружие, чтобы урезонить наглых гостей, почувствовавших себя хозяевами.

Сегодня российские спецслужбы в борьбе с молодежным радикализмом вынуждены одновременно противостоять и западным, и исламским центрам, пытающимся взять под свой контроль молодежь России. Но отечественные чекисты к этому не готовы.  «Отдел по борьбе с антиглобализмом и молодежным экстремизмом» – именно так называется созданная недавно новая структура ФСБ. Правда, несмотря на все разговоры об угрозе со стороны скинхедов и прочих неонацистов, основную борьбу спецслужбы развернули на левом фланге. Во всяком случае, главными героями громких политических процессов последнего времени являются именно левые радикалы: члены Федерации Анархистов Кубани, «Реввоенсовета», «Новой Революционной Альтернативы»...

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ВСЕХ национальные диаспор должна быть запрещена на территории РФ, само их существование противоречит 282 статье УК РФ.

Диаспоры чувствуют эту внутреннюю слабость России и вовсю ею пользуются. Есть такая детская присказка: «Будьте как дома, но не забывайте, что вы в гостях». Она в полной мере применима ко всем диаспорам, не относящимся к нашим коренным народам. Люди, их составляющие, должны твердо усвоить, что по своему правовому статусу находятся в России «в гостях» и в качестве таковых обязаны вести себя так, как в этом доме принято. Как минимум – «не класть ноги на стол». Тем более – не пытаться навязать дому, где живешь, свои нормы, обычаи и правосудие. Это в полной мере относится и к той части диаспор, которая уже имеет гражданство России, а возможно, и родилась здесь. Как бы ни нравились им подходы и обычаи их «исторической родины», они должны твердо усвоить, что, коль скоро живут здесь и являются нашими гражданами, то в первую очередь должны вести себя, как положено нашим гражданам». Не нравится? Домой, на южный Кавказ, в незалежную, в пустыни Азии, или откуда они там, пусть туда и проваливают.

А теперь скажите мне: кто-нибудь может себе представить, что в том же Баку отделение полиции берет в осаду толпа вооруженных русских из бакинской диаспоры, требуя выдать им на расправу азербайджанца, случайно застрелившего или сбившего насмерть на машине русского парня? Я тоже не могу. Так почему же в нашей стране аналогичные действия со стороны «обнаглевших» диаспор, уверенных, что здесь, в России, им можно все, не просто происходят, но и запросто сходят им с рук?!»

Лидер азербайджанской диаспоры Новосибирска предложил депутату Антонову извиниться за высказывания о стрельбе в Мошково. Это что за хрен с араратской горы? Какое он имеет право диктовать условия нашему депутату? Может быть, все дело в том, что сами азербайджанцы никого в России не убивают? Нет, случаев подобных, увы, предостаточно. И этот список будет достаточно длинным. Но для нас важно то, что, несмотря на явно «неслучайный» характер всех этих убийств, ни в одном из этих случаев (как и ни в одном из всех остальных) не было прецедента, чтобы отделение полиции блокировала съехавшаяся отомстить толпа вооружённых русских, требуя выдать преступника и угрожая вырезать его семью. Случись такое, «народных мстителей» в два счета повязал бы ОМОН, а либеральные СМИ месяц рыдали бы о «возрождении русского фашизма». В случае же с диаспорами (не только азербайджанской, разумеется) в их исполнении подобные вещи сегодня уже даже никого не удивляют.

Депутат новосибирского горсовета Ростислав Антонов рассказал на своей странице в социальной сети «ВКонтакте», что после его высказываний о необходимости разобраться с угрозами в адрес семьи сотрудника ДПС и привлечь к ответственности участников несогласованной акции на площади Ленина, начал получать ночные звонки от представителей азербайджанской диаспоры. «Мне начал звонить лидер азербайджанцев Новосибирска Расим Сахиб-оглы, уважаемый. 1 июня он мне позвонил в 1:30 ночи, говорили мы до 2:30. Второй звонок раздался в 22:57, а закончили мы наш разговор (с небольшими перерывами) в 23:57», – рассказал Антонов. По словам депутата, руководитель диаспоры убеждает его, что никаких угроз в адрес семьи арестованного за выстрел полицейского не было. «Был задан вопрос-требование: готов ли я принести извинения (в чем и кому?). Также Бабаев предложил мне «не будоражить общественность города», – пишет Антонов. Как сообщил депутат, его утомили ночные разговоры, которые напоминают давление, и он переносит обсуждения в публичную плоскость. «Я считал и считаю, что всё происходящее вокруг «мошковского дела» не имеет никакого отношения к закону, особенно в части меры пресечения выбранной в отношении сотрудника ДПС – под стражей он содержаться не должен. Никакие прошлые «грехи» сотрудника ДПС не могут являться основанием для ухудшения его сегодняшнего положения, так как не имеют отношения к рассматриваемому правонарушению. Считал и считаю, что именно действия азербайджанской диаспоры Томска и Новосибирска привели к тому, что данный трагический инцидент стал носить межнациональный характер и для его разрешения «потребовались» услуги Расима Сахиба-оглы Бабаева. Считал и считаю, что в действиях лиц, угрожавших семье (!) сотрудника правоохранительных органов, содержатся признаки экстремизма. В этой связи хотелось бы увидеть активные действия со стороны правоохранительных органов. Прятаться и бояться должна не семья сотрудника правоохранительных органов, а те, кто ей угрожал».

     Итак, возникают вопросы:

1)  Не слишком ли приезжие иностранцы распоясались?

2) Почему в Мошково не были задержаны экстремисты. Если они оказывали сопротивление, т.е. террористические действия, - то почему их не уничтожили?

3) Почему до сих пор не задержан лидер азербайджанских экстремистов Новосибирска Расим Сахиб-оглы.

4) Когда наконец все эти национальные диаспоры будут признаны официально тем чем они есть - экстремистскими организациями, а их деятельность будет запрещена на территории России?

 

В современной России замкнутость диаспор уже достигла той остроты, как в США или во Франции: из-за низкой мобильности жилищного рынка этнические кварталы не получили распространения. (Хотя в городах Дальнего Востока уже начали появляться чайна-тауны.) Сплоченность членов этнических диаспор проявляется скорее в их сетевом (сплоченном) социально-экономическом поведении, чем в компактном расселении. Одной из форм проявления подобной сплоченности является формирование этнических молодежных группировок, которые формируются во многом на основе враждебности к русским. Если деятельность молодежных группировок русских националистов достаточно хорошо освещена в средствах массовой информации, то на молодежные «антирусские» группы либеральная пресса обращает внимание в гораздо меньшей степени. Отчасти это оправдано тем, что молодежные группировки из представителей диаспор институционализированы гораздо слабее, чем русские националисты. Слабая институционализация «антирусского» экстремизма объясняется отчасти тем, что этнические диаспоры отнюдь не образуют «единого фронта»: конфликты между диаспорами часто гораздо сильнее, чем между ними и коренным населением. Самое главное, представители диаспор чаще всего ориентированы на карьеру в русско-культурной среде, поэтому активные антирусские настроения свойственны в основном маргинальным слоям этнических мигрантов. Первым резонансным «case-study» (тематическим исследованием) антирусского молодежного экстремизма стало дело так называемых «черных ястребов», которых иногда даже называют «черными» скинхедами. «Черными ястребами» в СМИ назвали молодежную националистическую группировку, которая получила известность после вооруженного нападения на двух русских молодых людей в московском метро 6 мая 2008 г. Нападение, которое сопровождалось возгласами «Аллах Акбар», было снято на мобильный телефон и размещено в сети Интернет. В ноябре 2008 г. на пресс-конференции, посвященной национальным конфликтам в московских вузах, начальник Главного следственного управления ГУВД по г. Москве  И. Глухов заявил, что в Москве задержана банда «Черных ястребов», члены которой нападали на людей славянской внешности, грабили и убивали прохожих, охотились на скинхедов. В октябре 2009 г. суд признал обвиняемых виновными в хулиганстве по национальным мотивам (статья 213 УК РФ) и приговорил к срокам заключения от 4 до 7 лет. Этот приговор стал первым, вынесенным в отношении группы нерусских молодых людей, напавших на лиц «славянской внешности». В последующие годы в СМИ появлялись сообщения, что группы «черных ястребов» появились в нескольких городах России (например, в Кирове). Возможно, что речь шла скорее о молодежном «романтичном» хулиганстве, чем о сознательной установке на насилие по экстремистским мотивам.

Новейшим примером резонансного проявления молодежного антирусского экстремизма стало убийство футбольного болельщика Егора Свиридова, которое привело в декабре 2010 г. к угрозе массовых беспорядков не только в Москве (события на Манежной площади), но и ряде других городов России. В ходе судебного процесса была обнародована информация, что группа молодых людей, – выходцев из Дагестана, которая совершила преступление, ранее уже демонстрировала готовность применять насилие. Хотя обвиняемым не предъявляли обвинений в экстремизме, судебный процесс против Алана Черкесова и других четверых обвиняемых неизбежно станет началом выработки более объективного отношения к молодежным группировкам этнических диаспор.

Одной из причин появления группировок, подобных «черным ястребам», является не вполне корректная пропагандистская кампания, направленная против русских экстремистов-националистов. В некоторых СМИ либеральной направленности критика русских националистов ведется так, будто насильственные преступления по мотивам ксенофобии совершают только русские националисты. Результатом такой псевдо-антифашистской кампании стал заметный рост антирусских настроений среди представителей этнических диаспор, в первую очередь – среди молодых людей из народов Кавказа и Закавказья, у которых появился образ общего врага. Не случайно, что состав московской молодежной банды так называемых «черных ястребов» был интернациональным (несколько азербайджанцев, татарин и армянин).  

Следует учитывать, что форму националистического экстремизма часто принимают социальные конфликты совершенно иной природы. В частности, в ряде регионов России истинной причиной, так называемых межнациональных и межконфессиональных конфликтов, являются чисто экономические интересы – в том числе, интересы криминалитета и отдельных групп коррумпированных представителей элит по переделу собственности и сфер теневого бизнеса. Например, якобы межэтнические столкновения в Калмыкии в апреле 2009 г. между выходцами из Дагестана и местным населением, по данным МВД, во многом спровоцированы представителями криминалитета с целью передела теневого (браконьерского) рыбного бизнеса. Переплетение экстремистских и квази-экстремистских мотивов требует при анализе ситуации очень ответственно подходить к оценке поступающей информации о столкновениях с участием представителей разных этнических групп.

В последнее время, в России наблюдается рост исламистского экстремизма представителей этнических диаспор. Наряду с экстремизмом русских националистов крайне опасным дестабилизирующим фактором является исламистский экстремизм, смыкающийся с исламистским терроризмом. Речь идет об интерпретации ислама как религии воинствующей нетерпимости к инаковерующим (включая мусульман иных толков), которая оправдывает применение против них любых форм насилия.

В современной России есть два основных региона, где ислам является главной конфессией и где популярны исламистские движения, – это республики Поволжья (прежде всего, Татарстан и Башкирия) и республики Северного Кавказа (особенно Чечня и Дагестан). Распространение идеологии исламизма в России – во многом результат пропагандистской деятельности радикальных международных исламских организаций. В Татарстане вооруженные организации радикально исламского толка не сложились –вероятно, в первую очередь, благодаря тому, что протестные настроения в «богатом» Татарстане распространены гораздо слабее, чем в «бедных» республиках Северного Кавказа. Тем не менее, на территории Поволжья тоже были попытки организации крупных терактов (в частности, на нефтеперерабатывающих предприятиях), что могло привести к кризисным ситуациям. Пропагандисты радикального ислама (в частности, ваххабизма) действуют и в ряде других регионов России – в ряде крупных городов (Москва, Пермь), а также в Астраханской, Оренбургской, Свердловской, Пензенской, Ульяновской областях и др.

До сих пор в России исламистский терроризм и «антимигрантский» экстремизм развиваются параллельно, не взаимодействуя друг с другом. Крупные теракты, совершаемые террористами-исламистами, не вызывали вспышек насилия русских националистов против мигрантов, и наоборот, преступления против мигрантов-«кавказцев» не вызывали ответных терактов. Существует, однако, потенциальная опасность, что эти обе угрозы национальной безопасности сольются в единый поток антиправительственных выступлений, что создаст крайне опасную кризисную ситуацию.

Если экстремизм русских националистов – чисто национальное явление, не имеющее существенно важных международных связей, то исламистский экстремизм в России развивается главным образом благодаря внешней поддержке (см. Справочник ЦСБ, 2019-2021 гг.). Деятельность международных исламских организаций, приобщающих российских мусульман к иным, не свойственным местной традиции трактовкам религиозных, а также общественно-политических вопросов, является, по мнению специалистов, одним из основных источников радикализации ислама в России.

Становление и развитие демократического общества в России, вызвало наряду с другими явлениями в религиозном пространстве страны необычайно мощный всплеск активности приверженцев ислама, стремительно укрепляющих свои позиции. За короткое время количество мечетей возросло более чем в 100 раз, открылись десятки средних и высших медресе, появились многочисленные мусульманские средства массовой информации – печатные, радиоэлектронные и сетевые. Мусульмане получили возможность свободно исповедовать свою веру, обучаться за рубежом, выезжать на хадж.

К сожалению, процесс исламского возрождения в значительной мере омрачен прогрессирующим расколом духовных управлений мусульман (ДУМ), приведшим к появлению десятков соперничающих между собой муфтиятов. Раздробленность российской уммы способствует развитию межэтнических и внутрирелигиозных конфликтов, а также позволяет манипулировать исламом для прикрытия политических и даже чисто коммерческих интересов многочисленных «групп влияния».

В условиях Юга России особую опасность представляет активная вербовочная работа «джамаатов», вовлекающих молодых мусульман в лоно радикального ислама, организующих их выезд в зарубежные религиозные центры. Массовое направление молодых мусульман на обучение в зарубежные теологические центры, где преподаются основы радикального ислама, становится механизмом нарастающей радикализации российской уммы. Более 2 тысяч хорошо подготовленных выпускников уже возвратились в Россию. Начался процесс вытеснения (зачастую с использованием криминального насилия) имамов мечетей, проповедующих традиционный умеренный ислам, молодыми радикально настроенными выпускниками зарубежных исламистских школ и университетов, которые становятся во главе диаспор в России.

В последние годы в ряде субъектов Российской Федерации активную деятельность развернули ячейки таких международных экстремистских исламистских организаций, как «Общество социальных реформ», «Хизб ут-Тахрир», «Таблиг», а также религиозные группы ваххабитского толка (см. Справочник ЦСБ, 2019-2021 гг.). В качестве примера деструктивной деятельности исламских религиозных организаций можно привести международную организацию «Таблиги джамаат», которая была основана в Индии еще в 1920-е гг. В настоящее время «Таблиги Джамаат» – это разветвленная исламская организация, которая активна в Малайзии, Индонезии, на Филиппинах, в некоторых арабских и североафриканских странах, в США и Европе. Во многих странах деятельность «Джамаата» запрещена судом. В последнее время последователи данной организации проявляют повышенную активность на территории Центральной Азии и в России (особенно на территории Саратовской области, где в апреле 2009 г. провели съезд своих сторонников). 7 мая 2009 г. это движение было запрещено Верховным Судом России, поскольку «деятельность структурных подразделений «Таблиги джамаат» угрожает межнациональной и межконфессиональной стабильности в российском обществе, территориальной целостности Российской Федерации».

Наибольшую активность в пропаганде радикального ислама среди российских мусульман проявляют исламистские общественные организации из стран Ближнего Востока (Саудовской Аравии, Кувейта и др.) (см. Справочник ЦСБ, 2019 г.). Помощь распространению радикального ислама осуществляется этими организациями по двум направлениям:

- собственно пропаганда путем организации обучения российских мусульман в тех зарубежных исламских институтах и университетах, где распространены идеи исламизма, а также проповеди идей исламизма непосредственно в России;

- финансовая помощь (включая прямые денежные вознаграждения) пропагандистам и сторонникам исламизма в России. 

По нашим данным развития ислама в России, распространение идей радикального ислама имамами и преподавателями медресе, выпускниками Саудовской Аравии и иных зарубежных стран, отмечено во многих регионах России (в частности, в Поволжье). В результате мечети начинают использоваться для пропаганды экстремистских идей, вербовки и подготовки исполнителей преступлений террористического характера. Например, в 2001 г. именно за осуществление подобной деятельности была закрыта мечеть Йулдуз в г. Набережные Челны.

В результате экспансии радикального исламизма отдельные исламские учреждения под прикрытием диаспор становятся  не только рассадниками религиозного радикализма, но и центрами вербовочной работы молодежи в ряды бандформирований. В этом приуспели группировки «Аль-Фуркан» и «Рас уль-Акрам», занимающихся проповеднической деятельностью и распространением нетрадиционных для России течений ислама.

Основное внимание в сфере противодействия исламистскому экстремизму следует обратить на борьбу именно с исламистской пропагандой. Если по другим направлениям борьбы с исламским экстремизмом (в частности, финансовому) уже предприняты достаточно эффективные меры (в том числе при опоре на широкое международное сотрудничество), то идейно-теоретическая сторона пока остается без внимания российских властей. Актуальность организации эффективного противодействия исламистской пропаганде для России определяется также тем, что российские духовные управления мусульман и иные официальные исламские центры не проявляют (НЕ ХОТЯТ ПРОЯВЛЯТЬ) достаточной активности и умения в идейном противоборстве с исламистским экстремизмом, уходят от прямой полемики с исламскими радикалами по ключевым проблемам мусульманско-правовой теории, ограничиваясь общими декларациями. Традиционный российский ислам (суффизм на Северном Кавказе, джадидизм в Поволжье) – пока еще не готов предложить действенную идейную альтернативу взглядам исламских экстремистов.

Главным условием для противодействия развития экстремизма в среде этнических диаспор является:

- взаимодействие силовых структур с общественными организациями,

- взаимодействие с общественными антикриминальными организациями,

- пропаганда толерантности,

- пресечение распространения экстремистских материалов,

- защита правопорядка на улицах (патрулирование, оцепление),

- необходимо обратить внимание на значение развития добровольческого движения среди молодежи как формы противодействия молодежному экстремизму. Школьники и студенты, участвующие в различных организациях помощников органам внутренних дел, как правило, непосредственно не сталкиваются с нарушителями-экстремистами, однако их вовлечение в эти организации является эффективной формой профилактики экстремистской активности молодежи. Известны примеры, когда к работе таких объединений привлекались участники неформальных организаций скинхедов, чье негативное отношение к мигрантам трансформировалось в легальную помощь органам внутренних дел по противодействию нелегальной миграции и этнической преступности, 

- взаимодействие с религиозными организациями. Возможности религиозных организаций могут быть использованы по следующим направлениям:

- пропаганда толерантности;

- мониторинг и пресечение распространения экстремистских материалов;

- информационная помощь в расследовании преступлений в рамках, допустимых для сторон взаимодействия.

Наиболее важным направлением является превентивная работа по пропаганде толерантности, поскольку это совпадает с миссией религиозных учреждений – воспитанием духовности и терпимости среди людей.

В сфере организации противодействия экстремизму и терроризму возможна организация сотрудничества с представителями любых исламских организаций и сообществ, которые отрицательно относятся к применению насилия для решения конфликтов.

Современные зарубежные мусульманские мыслители умеренного толка уделяют пристальное внимание анализу радикальных исламских концепций и их опровержению именно исламскими доводами. Пропаганда идей этих мыслителей может стать эффективным ответом на вызов со стороны исламистской пропаганды. Российские структуры государственной власти должны оказывать действенную помощь в разработке и пропаганде такой идейно-теоретической альтернативы исламизму. В решении этой задачи власть должна сотрудничать с религиозными исламскими центрами, как России, так и зарубежных стран.

За последние годы национальные мафии значительно усилили свое влияние и уже пытаются контролировать разные сферы российской экономики. Преступники существуют в каждой национальности. Поэтому, слово диаспора – неотъемлемая часть и синоним ОПГ.

 

КАВКАЗСКАЯ ДИАСПОРА 

Во всех кавказских ОПГ (кроме армянской) отношения построены на кланово-родовом принципе, что обеспечивает эффективность их деятельности. Другим фактором успешности кавказских ОПГ является подбор людей с обостренным восприятием («звериным чутьем»), острой рефлекторной реакцией, жизненной интуицией, хорошим здоровьем. Такие люди живут не логикой, а скорее эмоциями. Они мнительны и обидчивы, – обида для них очень сильное болезненное впечатление, нарушающее психоэнергетический баланс, поэтому они мелочны и мстительны, никогда ничего не забывают и не прощают. Также для них очень важно иметь психологическое превосходство, они буквально «питаются» страхом противника. Если добавить к этому стремление кавказских преступников к легким видам заработка, неуважение к обычаям и традициям народов, среди которых они живут, то получим типичный портрет члена кавказской ОПГ.

На сегодня наиболее подверженными влиянию этнической преступности остаются Центральный и Приволжский федеральные округа. У кавказских группировок есть исторически сложившаяся «специализация».

 

АЗЕРБАЙДЖАНСКАЯ ДИАСПОРА - ОПГ

Сегодня азербайджанских ОПГ насчитывается более 30; сейчас почти полностью переключились на «крышевание» рынков, реализацию наркотиков и контрафактную продукцию. Также они контролируют торговлю цветами и фруктами. Места их концентрации – крупные города, городские рынки и гостиницы при них. Эти ОПГ, как правило, состоят из выходцев из определенного региона Азербайджана, название которого носят. По оценкам экспертов, примерный суммарный оборот азербайджанских группировок составляет 25 млрд. долларов.

Вспомним, как азербайджанцы совсем недавно гоняли по Москве с азербайджанскими и турецкими флагами, празднуя победу в Карабахе? Скольких из них привлекли к ответственности за несанкционированные политические акции? Нисколько. И вот теперь, как видим, такие же кавалькады машин, но уже с вооруженными пассажирами, готовы выехать в любую точку, чтобы навязывать «правосудие по-азербайджански», как они его понимают. А ведь Азербайджан сегодня находится под сильнейшим влиянием Турции с ее «пантюркистским» проектом, сверхпопулярным и среди живущих в России азербайджанцев. Так что нельзя исключать, что скоро мобильные вооруженные банды начнут разъезжать по стране с турецкими флагами, например, насаждая «общетюркское единство» и преследуя его противников.

В разгар войны за Нагорный Карабах Россия не стала оказывать помощь Армении, своему военному союзнику. История миллиардера Года Нисанова и его связей с руководством России и Азербайджана может пролить свет на причины такого решения.

Московская диаспора татов (горских евреев)

Основу азербайджанской диаспоры составляют несколько десятков человек, имеющих выход на «самые верхи российской власти»: Год Нисанов - по версии «Forbes», уже много лет самый успешный рантье России с состоянием $2,7 млрд. В юном возрасте он переехал из азербайджанского поселка Красная Слобода, населенного преимущественно горскими евреями, в Москву. Тут он вместе со своим бессменным партнером Зарахом Илиевым занялся торговлей на знаменитом Черкизовском рынке. В 2007 году стало известно, что у горского бизнесмена есть партнер и земляк, который, помог его бизнесу. Это Ильгам Рагимов, бакинский юрист (детство Рагимова прошло в Карабахе; в 1970 году он переехал в Россию, поступил на юридический факультет Ленинградского университета, где крепко подружился с будущим президентом Путиным). Дружили семьями: Рагимов ходил в гости к Путину, а тот по его приглашению несколько раз посещал Азербайджан, жил в доме отца Рагимова. Эта дружба продолжается и сейчас.  

В России, фамилия Рагимова с долей около 15% есть в списках учредителей всех важных бизнесов Нисанова.

 Горские евреи всегда были сильно интегрированы в московскую торговлю. Владельцем Черкизовского рынка был Тельман Исмаилов, земляк Нисанова, тоже горский еврей, но из Баку. На Черкизовском рынке начинал также Зарах Илиев – многолетний партнер Года Нисанова. Братья Манашировы, – Геннадий и Соломон, – были владельцами многих торговых центров в Москве – «Пражского пассажа», «Армады», «Columbus» и других. Горский еврей Таир Гилалов был совладельцем Измайловского рынка, а его сыновья Акиф и Заур владели несколькими торговыми комплексами в Москве. Хозяином знаменитого гастронома «Елисеевский» был еще один горский еврей из Азербайджана Яков Якубов, получивший в прессе титул «хозяина Тверской», – считалось, что у него там самый большой список недвижимости «в самых хороших домах». Также он известен тем, что построил личный трехэтажный «дворец» прямо посреди ВДНХ. Почти все (кроме Нисанова и Илиева) плохо кончили: Исмаилов скрывается в Черногории от обвинений в убийстве, Геннадий Манаширов отбывает 12-летний срок за дачу взяток, его брат Соломон - в международном розыске. Таир и Заур Гилаловы убиты.

 Империя Нисанова/ Илиева/ Исмаилова разветвлена и обширна. Практически ни один спальный район Москвы не остался неохваченным этой группой - а теперь и львиная доля центрального округа оказалась в ее руках. Сеть влияния растет и ширится – перечисление бесчисленных кафе, ресторанов, автосалонов и прочих «точек», принадлежащих «Группе», заняло бы целую газетную полосу. Однако ее последние проекты – покупка гостиницы «Украина», открытие в рекордные сроки ТЦ «Европейский» на Киевской площади и фьючерсный проект «Город чудес» в Мневниках позволяют говорить об открытой экспансии в Москве азербайджанской диаспоры татов, к которой принадлежит Год Нисанов

 Заметим, что без тайного, а иногда и явного одобрения властей, «Группе» вряд ли бы удалось взять под свой контроль такую обширную территорию. Проекты такого масштаба позволяют говорить отнюдь не только о диаспоро-мафии, а и о бизнесе с большой буквы. Некоторые цифры, которые дают небольшое представление о части проектов «Группы»: 
-$275 млн. заплатил Нисанов и партнеры за гостиницу «Украина»;
-$465 млн. – в эту сумму оценивается бизнес ближайшего соратника Нисанова Зараха Илиева;
-$ 8000 столько стоит аренда квадратного метра ТЦ «Европейский – при его торговой площади свыше 3000 кв.м.

-$ 1,5 млрд. – столько собираются вложить в России Нисанов и партнеры в будущем году. 
     В отличие от новых русских новые «горские» не любят тусоваться и фотографировать свои жилища в журналах с модными интерьерами. Да и интерьеры у них скорее не модные, а богатые. Очень богатые. Впрочем, об этом можно судить лишь понаслышке, т.к. в свои обиталища таты пускают редко и неохотно. Такова национальная традиция. Возможно именно в силу этой закрытости диаспоре татов – горских евреев – удавалось веками сохранять свою целостность и уникальный язык среди воинственных племен Закавказья. 
      Два горских еврея, выходцы из села Красная слобода, Зарах Илиев и Тельман Исмаилов владеют Черкизовским рынком, а Илиев еще и ТЦ «Москва» в Люблино, ТЦ «Электронный рай», «Панорама», и другими. 

Строительство ТЦ «Европейский», поразившее горожан не только своим размахом и сроками сдачи, но и скандальными разборками с представителями «Росприроднадзора» Олегом Митволем и Александром Хинштейном. По данным Митволя и Хинштейна, строительство центра велось с нарушениями, которые могли привести к частичному разрушению станции «Киевская» Филевской линии метрополитена. Тревогу забили специалисты, обследовавшие своды туннеля. В ходе проверки ими были обнаружены трещины и начавшееся отслоение облицовочной плитки. Несмотря на попытки Митволя и Хинштейна войти на стройку и провести проверку, и даже на письмо Управления ФСБ по Москве в столичную прокуратуру, попасть никому внутрь так и не удалось. Более того, несмотря на удостоверения и другие официальные регалии, вахтеры и сотрудники ЧОПа задвинули руку депутата Хинштейна фанерной дверцей и осыпали бетонной пылью. Сами застройщики к проверяющим так и не вышли. Тем не менее, несмотря на громкий скандал в прессе, дело кончилось в пользу застройщиков, т.е., как нетрудно заметить, в пользу диаспоры горских евреев. В октябре компания «Киевская площадь» выиграла у природоохранной прокуратуры дело по ст. 203 ч. 1 УК РФ («Превышение служащим частной охранной организации полномочий, предоставленных лицензией, сопряженное с применением насилия») в Московском городском суде. 

Сегодня в Москве влияние диаспоры горских евреев сложно переоценить, а о роли, которую в ней играет серый кардинал Нисанов, можно только догадываться. Учитывая его молодой возраст, бульдожью хватку в делах, о которой известно со слов людей, имевших с ним дело, и финансовое чутье, благодаря которому диаспора доверяет ему проведение сложных и громоздких сделок, можно лишь предположить, что о нем мы еще услышим. По неофициальной информации, следующий проект Нисанова – «Город чудес» (русский Диснейлэнд) стартует в скором времени. И если его размах действительно перекроет масштаб строительства ТЦ «Европейский», то схваток с чиновниками не избежать. Что ж, столичной публике, как всегда, остается следить за развитием событий - и наблюдать, как в очередной раз небольшая диаспора, которая сплела свои сети в столице, покажет властям, кто в городе действительно имеет влияние.

 

Окружение «Диаспоры татов»

Одним из первых в окружении Нисанова появился глава московского ГУВД Владимир Пронин. Его сына Александра взяли на работу в компанию «Империал-2000», которая входит в состав «Киевской площади». В 2009 году Пронина-старшего уволили из органов, а в окружении Нисанова со временем появилась фигура посерьезнее – глава МВД Владимир Колокольцев. Сын Колокольцева – Александр, – партнер близкого родственника Нисанова Олега Юсупова по ресторанам «Иль форно». А с недавнего времени в службе безопасности Нисанова работает и бывший помощник Колокольцева – Николай Головкин. Брата бывшего охранника Путина Алексея Дюмина – Артема, – Нисанов сделал партнером в компании, которая строит отель на Варварке, близ парка Зарядье. Артем Дюмин также входит в совет директоров спорткомплекса «Олимпийский», который реконструирует «Киевская площадь». В 2016 году директором «Европейского» стал Теймур Бюль-Бюль Полад оглы: музыкант, окончил Московскую консерваторию имени Чайковского по классу фагота, и сын друга Нисанова - посла Азербайджана в России, известного певца Полада Бюль-Бюль оглы. Нисанов также взял на работу сына главы «Роскосмоса» Дмитрия Рогозина – он возглавил строительство транспортно-пересадочного узла «Нагатинская», которое также ведет «Киевская площадь». В числе приближенных к Нисанову и уличенный в харрасменте депутат Госдумы Леонид Слуцкий; в 2019 году был выдан беспроцентный кредит жене Слуцкого неким Мардахаем Юшваевым на сумму 25 млн. рублей. Юшваев – бывший гендиректор ряда компаний «Киевской площади». 15-процентной долей в ТЦ «Европейский» владеет Манана Попова – академик Российской академии художеств (РАХ), которую возглавляет Церетели. А до нее та же доля принадлежала другой знакомой Церетели – Татьяне Кочемасовой, вице-президенту РАХ.  Братья Ротенберги: в 2013 году структуры Нисанова купили компанию «Пламя», которая владеет огромной территорией на Калужском шоссе под Москвой. До того момента «Пламя» была связана с братьями Ротенбергами, основным владельцем компании был Николай Гончаренко, их деловой партнер. Вскоре после покупки на территориях «Пламени» открылся рынок – «Фуд сити». «Город еды», «крупнейший в Европе агрокластер» – такими словами на телеканале городского правительства «Москва 24» в 2014 году рекламировали открытие «Фуд сити». Открывали рынок лично Нисанов и Сергей Собянин. «Фуд Сити» и правда огромный: 124 гектара территории с крытым торговым павильоном. Хотя в целом это обычный восточный базар: продажа за наличные с фур, с персоналом можно торговаться и под закрытие рынка, к примеру, урвать ящик манго за каких-то 200 рублей. Аркадий Ротенберг – до сих пор непубличный партнер Нисанова по «Фуд сити». Если изучить структуру собственности «Пламени», то окажется, что 20% компании по сей день владеет некая Людмила Дергун. Перед выходом на пенсию эта 70-летняя женщина родом из Краснодарского края работала в одном из детских садов Санкт-Петербурга. Ее родственники тоже не похожи на успешных бизнесменов. Невестка Дергун, жена ее сына Александра, в момент написания этой статьи продавала на «Авито» бывший в употреблении детский слюнявчик за 200 рублей. Сам Александр, судя по всему, в последнее время работал водителем, развозящим мороженое «Айсберри», ему выписывали штраф за нарушение ПДД на грузовике, принадлежащем компании. Нисанов и Ротенберг связаны также проектом в «Москве Сити»: та же компания «Пламя» собиралась строить там очередную высотку, но в 2017 году владельцем проекта небоскреба стал Григорий Баевский, партнер и доверенное лицо Ротенберга. Сами Ротенберги отрицают свою причастность к строительству небоскреба.

Близкие отношения с руководством Азербайджана привели Нисанова в международную политику. Летом 2020 года, с началом нового армяно-азербайджанского конфликта, рынок «Фуд-Сити» стал местом, где сводятся счеты: армянских торговцев с их фурами просто перестали пускать на территорию. Партнер Нисанова Ильгам Рагимов хвастался в интервью азербайджанскому изданию «Musavat», что ущерб, который они нанесли армянам, исчисляется «сотнями миллионов»: «Все идет на свалку». По его словам, с ним связывались российские официальные лица, но он и Нисанов сказали им: «Не лезьте в это дело». Решение вызвало восторг среди отдельных представителей азербайджанской диаспоры. Армянских дипломатов, которые пришли на рынок вести переговоры, и вовсе выставили с территории охранники из ЧОП «Витязь».

Справка: «Витязь» – близкое к Нисанову охранное агентство, принадлежащее бывшим спецназовцам Максиму Котову и Петру Шутко. Котов знаком с учредителями «Киевской площади» еще со времен «Садовода». «Витязи» обслуживают не только Нисанова: они проявили себя еще во время строительства компанией Аркадия Ротенберга трассы Москва-Петербург, ради которой вырубили часть Химкинского леса: на протестах против вырубки чоповцы выбивали активистам зубы и разбивали носы. «Витязи» избивали людей и на протестах в защиту Цаговского леса, когда вырубали деревья ради трассы в районе подмосковного города Жуковский. 

Сейчас «Витязь» охраняет все ключевые объекты «Киевской площади», и самого Нисанова тоже. Зарегистрирован «Витязь» по адресу компании «Сафра Инструментс» (входит в состав «Киевской площади») – на улице Солженицына. В составе «Витязя» есть так называемые «мобильные бригады», которые могут выполнять любые поручения. 

Рыночная империя Нисанова продолжает рости: «Садовод», «Фуд сити», «Южные ворота», «Велозаводский», «Пражский», «Москва» в Люблино, рынок «Левый берег» в Химках - все они принадлежат «Киевской площади». Рынок «Фуд сити» так приглянулся Собянину, что он объявил, что в Москве будет еще как минимум три таких и строить их будет, по-видимому, опять Нисанов. Бизнесмен говорил, что собирается построить «Фуд сити-2» на территории рынка «Левый берег» в Химках, а недавно он купил на торгах агрокластер в Домодедово, ранее принадлежавший обанкротившимся владельцам «Промсвязьбанка» братьям Ананьевым, и уже зарегистрировал домен «food-city-domodedovo.ru».

Рынок «Садовод» сам при этом выглядит как филиал Черкизовского рынка: обилие контрафакта на прилавках и торговля только за наличные. И «Садовод», и ТЦ «Москва», и «Фуд Сити» – крупнейшие точки в Москве по работе с наличными - оборот на них составляет около 600 млрд. руб. в месяц, и практически ничего из этой суммы не отражается в банковской системе, по расчетам ЦБ на 2018 год. Это больше, чем весь месячный оборот розничной торговли в Москве. Обилие «серых» схем на «Садоводе» таково, что глава Центробанка Эльвира Набиуллина лично жаловалась на них Путину. Там же, на «Садоводе», эти наличные превращаются в доход. Дело в том, что «Садовод» до последнего времени - был крупнейшим центром в Москве по обналичиванию криптовалюты. Глава департамента ЦБ Юрий Полупанов в апреле 2018 года подтверждал это: большая часть наличных «Садовода» конвертируется в криптовалюты.

Основные посредники в криптобизнесе – китайские торговцы. Раньше можно было связаться с ними и сказать, что есть крипта. Они говорят номер магазина и ряд, приходишь, достают бабки из-под прилавка, при них переводишь на кошелек крипту, забираешь кэш. Также криптовалюты использовались для того, чтобы заплатить за привезенный из Китая товар: получатель расплачивался в Москве рублями, они переводились в цифровые деньги, перекидывались в КНР, где отправитель уже получал юани. Процент от операций получали владельцы рынка, утверждают два собеседника «Проекта», один из них оценил размер этой «комиссии» в 0,5% с операции. По нашим данным, часть этих теневых денег уходит на финансирование экстремистских организаций в России.

В 2019 году глава Росфинмониторинга Юрий Чиханчин на встрече с Путиным пожаловался на теневой оборот наличных на «Садоводе» – саму проблему теневого бизнеса обналички обсуждали на публичной части встречи, а в ее закрытой части, по сведениям «Новой газеты», речь шла конкретно о «Садоводе», «Москве» и «Фуд Сити». В тот же день на этих рынках начались обыски. Силовики, в том числе, искали криптовалютные фермы. Потом все затихло.

 

ООО «Красная Слобода»

В 2013 году крупный азербайджанский строитель Ильгар Гаджиев решился на экспансию в Москву. Без влиятельных партнеров в России тяжело работать, посчитал Гаджиев, и совместный бизнес в итоге начал с земляками – братьями Захарьяевыми, друзьями детства и дальними родственниками Нисанова. Так он стал работать и с самим Нисановым. Пробным шаром был контракт на ремонт дороги в Восточном административном округе Москвы, где его компанию наняли субподрядчиком. После этого некому Альберту Иманилову - по словам Гаджиева, подставному лицу Нисанова, Иманилов действительно был генеральным директором или совладельцем сразу нескольких компаний, входящих в состав «Киевской площади» – были переданы 50% в компаниях Гаджиева «Аккорд Спецстрой», «Аккорд констракшн», «Аккорд недвижимость», нескольких компаниях под брендом SDI. «Нисанов говорил, что любой вопрос через Рагимова и Ротенбергов может решить с Путиным», – вспоминает Гаджиев. Благодаря связям партнер действительно обеспечил получение компаниями Гаджиева нескольких госконтрактов, говорит Гаджиев. В частности, их общая «Аккорд Спецстрой» заключила контрактов на 4,7 млрд руб. на ремонт улиц в Москве. Бизнесмен рассказывает, что его партнер регулярно просил у него наличные для передачи ответственным за контракты чиновникам мэрии. Однажды, по словам Гаджиева, двоюродный брат Нисанова Владислав Юсупов попросил его подготовить 100 млн. руб. для передачи Петру Бирюкову – заместителю Собянина по вопросам жилищно-коммунального хозяйства. Их встреча состоялась на Садово-Сухаревской улице, где компания Гаджиева и Иманилова выполняла работы по благоустройству. Гаджиев, по его словам, передал портфель с наличностью Юсупову. Тот ненадолго сел в машину к Бирюкову и вышел уже без портфеля. Однако весной 2018 года у партнеров начались проблемы в отношениях. Нисанов потребовал переписать на Иманилова долю Гаджиева в его компании «КомфортИнвест», которая строила в Подмосковье жилой комплекс «Пироговская ривьера», следует из заявления, поданного Гаджиевым на имя главы Следственного комитета Александра Бастрыкина. Нисанов заявил, что Гаджиев должен сделать это, «если хочет беспрепятственно строить жилищный комплекс», так как у него – Нисанова - «очень хорошие отношения с правительством Московской области». В офисе в «Европейском» Гаджиева встретили несколько вооруженных людей, и доля на Иманилова была переписана «буквально под дулом пистолета». Из документов, поданных сотрудниками Гаджиева в правоохранительные органы, следует, что далее его компании были отобраны силовым образом.

Складывается ощущение, что участие в бизнесе «Киевской площади» принимает каждый житель Красной Слободы, включая детей. В компаниях, формально принадлежащих «Киевской площади», около 40 разных учредителей. 

 

Хроники «деятельности» азербайджанской диаспоры:

- 2013 год. Азербайджанский гастарбайтер Орхан Зейналов убил заступившегося за свою девушку Егора Щербакова, что стало причиной беспорядков в Бирюлево.

- 2014 год. 23-летняя Юлия Пыхтеева убита азербайджанцем, которого ранее обвинила в изнасиловании.

- 2016 год. В поселке Махнево азербайджанец Шамхал Гаджиев перерезал горло в собственном доме Денису Железнову. В том же году в Санкт-Петербурге азербайджанец зарезал хозяина, сдававшего ему квартиру.

- Насколько деньги и связи сегодня выше и приоритетнее любого закона, видно на другом характерном для современной России примере: в июле 2019 года в подмосковном Иваново нелегальный мигрант-азербайджанец Фазиль Балаев, по предварительным данным, находившись под воздействием алкоголя и наркотиков, оскорбил (а по другой версии - избил) русскую девушку. Та позвала друзей, и в драке один из них, Анатолий Грудистов, на которого бросились сразу трое, стреляет в одного из них из травматического пистолета (разрешение на пистолет имелось). Попал неудачно – в глаз, и нападавший умер. Типичным непреднамеренным убийством признал это суд присяжных, приговоривший Анатолия к ограничению свободы. Но не тут-то было! Подключилась диаспора, и в итоге новый суд с новыми присяжными на основании итогов того же следствия и тех же показаний свидетелей переквалифицирует дело в умышленное убийство. И парню, добровольно сдавшемуся и написавшему явку с повинной, дают восемь лет! Конкурентные преимущества «диаспорного» сознания…

- 2020 год. В центре Санкт-Петербурга охранник фирмы азербайджанец Заур Каримов выстрелом из травматического пистолета в упор в голову убил студента Владислава Голикова.

- Новосибирск, где предстали во всем неглиже наши органы, ударившиеся в мордованье своих мирных граждан. Еще в октябре 2020 года попутчики убитого драчуна Исмаилов и Курбанов в ответ на замечание местного жителя по поводу припаркованного ими на газоне авто нанесли ему «черепно-мозговую травму, сотрясение головного мозга и закрытый перелом носа». Еще и ограбили его в назидание. Уголовное дело по этому преступлению было возбуждено лишь в феврале 2021-го, но загашено «в связи с неустановлением лиц», хотя система «Безопасный город» засняла все в лучшем виде. И Следком РФ взял в оборот и тех, кто накосячил тут, чью честь и совесть откусили эти невесть зачем нужные нам пришельцы.

-  28 мая 2021 года; под Новосибирском (село Мошково) сотрудники ДПС хотели остановить «Тойоту» с тремя азербайджанцами и запрещенной у нас тонировкой, что свободно разрешают себе эти гости дорогие – словами вице-премьера Марата Хуснуллина, – спасают нас тем, что «на стройке работают по 12 часов, где не готовы работать наши люди». Но эти спасители промчались мимо патрулей, те бросились в погоню. В итоге при задержании водителя инспектор Александр Гусев ранил насмерть Векила Абдулаева, который полез с ним в драку, словно чуя за спиной заступника вице-премьера... Через пару дней азербайджанская диаспора устроила автопробег в память о покойном: полста вооруженные бандюг взяли в осаду отдел полиции и больницу, где умер их собрат. Требовали выдать Гусева, не то расстреляют его семью и учинят погромы. И наши генералы вместо того, чтобы вызвать ОМОН, набивший ногу на русских тетках, и напинать пришлое урло, пообещали взять под стражу своего же - что и сделали... Инспектора ГИБДД из Новосибирской области Александра Гусева освободили из СИЗО по поручению председателя Следственного комитета России (СКР) Александра Бастрыкина. Александр Бастрыкин распорядился передать в центральный аппарат ведомства уголовное дело полицейского и организовал служебную проверку в отношении новосибирских следователей, которые настояли на заключении гаишника под стражу. И это еще не все: Центральный районный суд Новосибирска в субботу, 5 июня, арестовал на 2 месяца Руслана Курбанова - второго напавшего на полицейских во время задержания после остановки автомобиля «Тойота» в поселке Мошково. Часом ранее был арестован его друг – Илькин Исмаилов. На них завели уголовные дела по статьям 318, 319 УК РФ (применение насилия в отношении представителя власти; оскорбление представителя власти).

Жалко инспектора, ставшего невольным убийцей. Но больше всего мне жалко нашу страну, где собравшаяся толпа «единокровных» с оружием может вот так запросто приехать и потребовать выдать им на расправу человека, которого считает виновным, или его семью. Дикость какая-то, настоящая махновщина в духе гражданской войны! Которой у нас вроде бы пока нет. Или уже есть? Ведь ОМОН и вооруженная стая азербайджанцев запросто могли начать палить друг в друга, если бы главе азербайджанской национально-культурной автономии Расиму Сахиб-оглы Бабаеву не удалось охладить пыл земляков, убедив подождать результатов расследования. Результаты-то, конечно, будут, как и суд, и приговор. Вот только понравятся ли они решительным животным из диаспоры? А если нет, то, что они выкинут в следующий раз?! А теперь скажите мне: кто-нибудь может себе представить, что в том же Баку отделение полиции берет в осаду толпа вооруженных русских из бакинской диаспоры, требуя выдать им на расправу азербайджанца, случайно застрелившего или сбившего насмерть на машине русского парня? Я тоже не могу…

То есть какие-то неправильные в Новосибирске оказались мигранты. Не вкалывают по 12 часов на стройке, а раскатывают на своих тонированных «Тойотах» и нагло лезут в драку с патрулями, посмевшими применить к ним правила, де обязательные лишь для аборигенов...  И следом в этой новосибирской истории ­– уже какой-то адский поворот:

- 5 июня азербайджанец в БМВ на полной скорости сбивает насмерть 12-летнего мальчика, катившего по «зебре» на велике на зеленый свет. Что тотчас порождает слух о мести вконец утративших страх пришельцев местному народу...

И тут уже вопрос к Путину, залихватски грозившему «зубы выбить всем, кто хотят чего-то от нас откусить». Ну вот, диаспора фактически откусила у наших органов Новосибирскую область, аж  Бастрыкину пришлось вводить там свое ручное управление - и где выбитый в ответ хоть зуб? Или только свои «Чиполины» нашим органам по зубам – а до чужих руки коротки? Причем народ в Новосибирской и других областях РФ уже на взводе: его все пуще терроризируют эти диаспоры, которые явно тут строят не дома, а некие кривые бизнесы, позволяющие раскатывать без правил на дорогих авто, жарить шашлыки и наших девчат, лишенных родной властью пропитания! Так не стоит ли потеснить этих кусак, не только нас доящих, но и творящих черти что – хватит и своих мастеров народного доения!

Случай в Мошково возмутил многих российских «селебрити». «Православный олигарх» Константин Малофеев считает, что прибывшие творить расправу должны были быть задержаны ОМОНом. «Вопрос к азербайджанской диаспоре. Возможно, такими методами принято добиваться справедливости в Азербайджане. Тогда пусть все эти люди, отсидев положенный за их преступление срок, едут к себе в Азербайджан и там поступают так, как их душе угодно. Но у нас в России свои законы и своё понимание границ допустимого. Кстати, полиции неплохо бы разобраться, на каком основании находятся в России те азербайджанцы, которые приехали на «разборку»?», – написал Малофеев.

Он считает, что российские власти предоставляют азербайджанской диаспоре слишком большую свободу.

С ним солидарен телеведущий Андрей Медведев. Он считает, что к ответственности должны быть привлечены не только те, кто приехал в Мошково, но и те, кто распространял угрозы в адрес полицейского и его семьи в интернете. «Завтра полицейский в другой области, другом городе, сто раз подумает - а надо мне задерживать злодея, если, в случае чего, меня сделают крайним? Завтра те, кому плевать на закон, еще больше утвердятся в своей безнаказанности, потому что теперь оказывается, можно призывать к расправе над семьей полицейского, и ничего за это не будет. Завтра, многие из тех, кто рассчитывает на полицию, не станут туда обращаться - какой смысл, если есть культурные автономии, землячества, проще говоря. А те молодые люди, которые думают пойти в полицию служить, пойдут куда-то еще. Я убежден, что это резонансное дело надо забирать в Москву», - написал Медведев.

Вам мало? Список можно продолжать, и он будет достаточно длинным. Но для нас важно то, что, несмотря на явно «неслучайный» характер всех этих убийств, ни в одном из этих случаев (как и ни в одном из всех остальных) не было прецедента, чтобы отделение полиции блокировала съехавшаяся отомстить толпа вооружённых русских, требуя выдать преступника и угрожая вырезать его семью. Случись такое, «народных мстителей» в два счета повязал бы ОМОН, а либеральные СМИ месяц рыдали бы о «возрождении русского фашизма».

В случае же с диаспорами (не только азербайджанской, разумеется), – в их исполнении подобные вещи сегодня уже даже никого не удивляют. Законы-то у нас хорошие… Что там говорит статья 109 УК России «Причинение смерти по неосторожности»? Наказание сроком до трех лет. А что там же предусмотрено за «массовые беспорядки» (статья 212 УК России), да еще с применением оружия, угрозами убийством и препятствиями работе правоохранительных органов? За одно только участие в подобном – от трех до восьми лет. За призывы (вовлечение других лиц) – от пяти до десяти лет. А за организацию – от восьми до пятнадцати лет. Но не подлежит сомнению, что вмешается влиятельная диаспора, будут задействованы деньги и связи, чтобы представить вооруженных бандитов героями-правдолюбцами, а стрелявшего полицейского – злокозненным убийцей, целенаправленно отстреливавшим (очевидно, «по причине национальной нетерпимости») именно иноверцев.

Ряд проживающих в России (и частично получающих гражданство) диаспор являются обладателями именно «диаспорного» сознания. Этому способствует, к сожалению, далекая от совершенства национальная политика России, в значительной степени построенная и сегодня на либеральных стереотипах 90-х. Согласно которой - даже русский народ, составляющий в созданной его предками России почти 80% населения, только недавно, да и то в максимально закамуфлированной форме, был внесен в Конституцию в качестве «государствообразующего». Не говоря уже о том, что русских наши власть имущие то и дело именуют «цементом» – этакой связующей плотные кирпичики малых народов и диаспор клейкой субстанцией, вся функция которой – не позволить этим «кирпичикам» расползтись в разные стороны. Что само по себе – глупость: дом, на 80% состоящий из цемента, рухнет при первой же серьезной нагрузке. Значит, русские – нечто другое: фундамент, на котором строится весь каркас единой государственности России. Но и это окопавшиеся в ряде ведомств либералы нипочём не хотят признать: для них «союз равноправных народов, исторически сложившийся вокруг русской основы», куда понятнее и доступнее идеи американского «плавильного котла» или европейских «гражданских наций», трещащих ныне под напором инокультурной миграции.

В 2020 году практически каждый четвертый респондент заявил об отрицательном отношении к мигрантам. При этом имеется негативная динамика. На 7,5% выросло количество людей, которые стали плохо относиться к мигрантам. Данная ситуация оказывает существенное влияние на состояние межнациональных отношений. В СФО (Сибирском федеральном округе) здесь 22,3% негативно относятся к мигрантам, – заявил на заседании в Новосибирске Магомедов. И постановка-то вопроса какая! Мол, ай-яй-яй, как нехорошо не любить гастарбайтеров. Ведь раз они решили приехать из Средней Азии к нам – значит, по словам Магомедова, «это будущие граждане нашей страны». И это не граждане России решают…

продолжение следует

 

dle
Комментарии 0