МЕЖРЕГИОНАЛЬНЫЙ ОБЩЕСТВЕННЫЙ ФОНД
СОДЕЙСТВИЯ СТРАТЕГИЧЕСКОЙ
БЕЗОПАСНОСТИ

Пресс-центр

Александр Михайлович Коротков.
18.01.2020 · Корпорация ЧК

Он ставил задачи Штирлицу. И не только.


Гестапо сбиваясь с ног до самой смерти третьего рейха, безуспешно ловило господина Александра Эдберга. Однако он переиграл все спецслужбы фашистской Германии. И уж точно ни кто из охотников не узнал, что настоящее имя этого человека – Александр Михайлович Коротков.

Родился Александр Михайлович 22 ноября 1909 года в Москве. Мать воспитывала парнишку сама. Жили сын с мамой, мягко говоря, не богато, однако Саша получил среднее образование. Как и многие его сверстники Александр интересовался электротехникой, радиоделом. Очень хотел поступить на физический факультет МГУ.

Жизнь решила по другому. После окончания школы в 1927г. что бы помогать матери, Александр пошёл работать учеником электромонтера. Параллельно парнишка занимался в обществе «Динамо». Увлекался футболом и большим теннисом.

Хороший теннисист, тренируясь на знаменитых динамовских кортах на Петровке, парень периодически становился партнёром по игре с известными чекистами. К нему присмотрелись. Осенью 1928г. помощник заместителя председателя ОГПУ Вениамин Герсон предложил Александру работу электромеханика по лифтам в хозяйственном отделе Лубянки.

Через год толкового и грамотного парня заметили. Коротков был переведён на должность делопроизводителя в Иностранный отдел ОГПУ. А уже в 1930г. он назначен помощником оперативного уполномоченного ИНО.

Два года службы в ИНО позволили молодому человеку полностью освоиться. Руководство приняло решение использовать Короткова на нелегальной работе.

На тот момент сотрудников для направления за границу готовили индивидуально, так сказать без отрыва от производства. Никаких школ для подготовки ещё не существовало.

Самым важным было изучение иностранных языков – немецкого и французского. Занятия велись ежедневно после рабочего дня. Выходных и праздников не существовало. Немецкий Короткову преподавал коммунист-политэмигрант, работник Коминтерна бывший докер, участник гамбургского восстания 1923 года. Он не только привил ученику традиции, обычаи немцев, нормы поведения, но и все тонкости ненормативной лексики.

Преподаватель французского был того же уровня. После успехов в иностранных - пошли специальные дисциплины.

В 1933г. Александр направлен в свою первую командировку - в Париж.

Путь однако, был туда не прямой. В Вене Коротков стал словаком Районецким. Время, потраченное в австрийской столице, агент использовал для углубленного изучения немецкого языка.

Интересно, но Коротков так и не победил немецкого произношения. Всю оставшуюся жизнь он будет говорить по-немецки как коренной венец.

Через три месяца Районецкий, поступил в Сорбонну. Первым резидентом Короткова стал Александр Орлов – правда тогда у него ещё была фамилия Никольский, урождённый Фельдбин. Позже знакомство с ним сыграет против Короткова. А пока Коротков успешно разрабатывает перспективного сотрудника 2-го бюро французского Генерального штаба (военная разведка и контрразведка).

Не раз разведчик выезжал с ответственными задачами в Швейцарию и нацистскую Германию, где работал с двумя ценными источниками советской внешней разведки. Провал в нашей французской резидентуре, заставил молодого «словака» 1935г. вернуться в Москву.

Однако, не долго Родина обнимала сына. В 1936 г. он трудится нелегалом в Германии. Основная задача - получение образцов вооружений вермахта.

В декабре 1937г. его снова перебрасывают во Францию.

После аншлюса Австрии и Мюнхенского сговора Англии, Франции, Италии и Германии, основная задача советской разведки во Франции - вскрыть истинные намерения правящих кругов Запада, в том числе французских и германских, в отношении нашей страны.

До конца 1938г. Коротков работает в Париже. Наградой ему служит повышение в должности и орден Красного Знамени.

Однако 1 января 1939г. Короткову аукнулась его служба под началом Орлова. Берия прямо обвинил Александра Михайловича в работе на чужую разведку и уволил и органов НКВД. Никакие аргументы на нового наркома не подействовали.

Коротков не стал прыгать через головы, или толкаться через знакомых он написал письмо на имя Берии, в котором просил пересмотреть решение о своем увольнении. Он чётко, подробно, изложил своё участие в операциях и своё непонимание брошенных ему обвинений.

И Берия аргументы Короткова принял.

Практически сразу заместитель начальника 1-го отделения внешней разведки лейтенант государственной безопасности Коротков направлен в командировку в Норвегию затем в Данию. Там он успешно восстанавливает связь с рядом законсервированных агентов.

В июле 1940г. он снова в Германии. Командировка, предполагавшаяся на месяц, затянулась на полгода. Затем следует назначение заместителем резидента НКВД в Берлине.

Александр Михайлович восстановил связь с двумя ценнейшими агентами «Старшиной» (Харро Шульце-Бойзен) и «Корсиканцем» (Арвид Харнак).

Понимая неизбежность войны, Коротков обращается в Центр с предложением немедленно приступить к подготовке агентов к самостоятельной связи с Москвой. Именно он обеспечил радиоаппаратурой группу агентов во главе с «Корсиканцем» и «Старшиной». Позже они станут нам известны как «Красная капелла».

17 июня в Москву поступила телеграмма, составленная Коротковым: «Все военные приготовления Германии по подготовке вооруженного выступления против СССР полностью закончены и удара можно ожидать в любое время».

Войну Коротков встретил в Берлине. Это не помешало опытному разведчику дважды выходить из советского посольства, заблокированного гестапо, 22 и 24 июня.

Александр Михайлович сумел встретиться с «Корсиканцем» и «Старшиной», передать им инструкции по использованию радиошифров, деньги указания относительно развертывания активного сопротивления нацистскому режиму.

Да он сильно рисковал. Но Коротков умел идти на осознанный, необходимый риск.

По прибытию в Москву в июле 1941г. Коротков назначен начальником германского отдела внешней разведки. На плечи разведчика ложится руководство агентурной разведкой во всём третьем Рейхе.

Коротков участвует в создании специальной разведывательной школы для подготовки и заброски в глубокий тыл врага нелегальных разведчиков. Он совмещал управление отделом и преподавание в школе. Регулярно вылетал на фронт. Переодетый в немецкую форму, под видом военнопленного вступал в разговоры с пленными офицерами противника, с целью получения ценной информации.

Полковник Коротков возглавляя в иранской столице оперативную группу, занимался обеспечением безопасности лидеров СССР, США и Великобритании. Был одним из руководителей операции в Афганистане, где наша и английская разведки ликвидировали нацистскую агентуру.

Неоднократно отправлялся за линию фронта, или в прифронтовую полосу, для оказания помощи разведывательным группам, заброшенным в тыл врага. Несколько раз вылетал в Югославию в штаб к маршалу Иосипу Броз Тито.

В конце войны, Короткову поставил задачу лично заместитель наркома госбезопасности Серов: «Отправляйся в Берлин, где тебе предстоит возглавить группу по обеспечению безопасности немецкой делегации, которая прибудет в Карлсхорст для подписания акта о безоговорочной капитуляции Германии. Если ее глава фельдмаршал Кейтель выкинет какой-либо номер или откажется поставить свою подпись, ответишь головой. Во время контактов с ним постарайся прощупать его настроения и не пропустить мимо ушей важные сведения, которые, возможно, он обронит».

На знаменитой фотографии, запечатлевшей момент подписания нацистским фельдмаршалом Акта о безоговорочной капитуляции Германии, Коротков стоит за спиной Кейтеля.

Сразу же после войны Коротков резидент внешней разведки во всей Германии. Официально он занимал должность заместителя советника Советской военной администрации. Москва поставила трудную задачу: выяснить судьбу довоенных агентов, и возобновить работу с теми, кто уцелел.

В 1946г. Александр Михайлович заместитель начальника внешней разведки и одновременно начальник нелегального управления.

В 1957 году генерал Коротков - уполномоченный КГБ СССР при Министерстве госбезопасности ГДР по координации и связи. В том числе, и благодаря ему, разведка ГДР стала одной из самых сильных в мире. Работы Короткова в Германии хватит не десяток шпионских романов с закрученным сюжетом.

В июне 1961 года, у Короткова возник на рабочей почве, конфликт, с председателем КГБ Александром Шелепиным. Бывший комсомольский вожак в не воспринял оценку происходящих в Германии событий разведчика и даже грозил увольнением из разведки. Интересно, но большинство членов совещания в ЦК КПСС согласились с мнением Короткова. Шелепин, от выступления отказался.

Желая успокоиться, Александр Михайлович прогулялся пешком по городу, поехал на стадион «Динамо» поиграть в теннис. На корте, нагнувшись за мячом, он упал без сознания. Врач констатировал смерть от разрыва сердца. Было ему тогда всего 51 год.

До последнего вздоха он служил своей стране dle
Комментарии 0