МЕЖРЕГИОНАЛЬНЫЙ ОБЩЕСТВЕННЫЙ ФОНД
СОДЕЙСТВИЯ СТРАТЕГИЧЕСКОЙ
БЕЗОПАСНОСТИ

Пресс-центр

Разыграл американскую карту
03.10.2020 · Публикации о госбезопасности
30.09.2020 07:25
Рубрика: Общество

Разыграл американскую карту

Легендарную операцию "Снег" возглавлял уроженец Барнаула
 
"Когда вскрыли пакеты, <...> не скрою, я был потрясен. Передо мною лежали копии строжайших секретных документов Пентагона и НАТО. <...> Существовали - сам это видел - планы ядерной войны против нашей страны, где цели распределялись между ядерными силами США и Англии. Атомные удары по союзным с Вашингтоном государствам намечались не только тогда, когда туда войдут русские, а до того, так сказать, профилактически, чтобы превратить эти страны в зону "выжженной земли". Чувство отвращения к тому, что планировал Пентагон, охватило меня. Но вместе с тем я испытывал гордость, что нашей разведке удалось добыть важнейшие секреты Вашингтона".
Во время Второй мировой войны разведчик Виталий Павлов (второй слева) работал на легальном положении в Канаде - первым секретарем советского посольства. Фото: Предоставлено Александром Павловым Во время Второй мировой войны разведчик Виталий Павлов (второй слева) работал на легальном положении в Канаде - первым секретарем советского посольства. Фото: Предоставлено Александром Павловым
Во время Второй мировой войны разведчик Виталий Павлов (второй слева) работал на легальном положении в Канаде - первым секретарем советского посольства. Фото: Предоставлено Александром Павловым

Это отрывок из книги воспоминаний генерал-лейтенанта госбезопасности Виталия Павлова "Полвека в разведке". Он нес службу в Северной Америке и многих странах Европы. Являлся непосредственным исполнителем легендарной операции "Снег", которая не дала Японии напасть на Советский Союз в 1941 году. Коллеги называли Павлова "гением организаторской работы".

Характер у него был сибирский

Разведчик - профессия благородная, но зачастую неблагодарная. Плотная, многолетняя завеса секретности - неизбежное последствие работы разведчика. Многие ли на Алтае знают, что Виталий Григорьевич - наш земляк? Он родился 30 сентября 1914 года в Барнауле в доме на улице Павловской, 22 (ныне - улица Анатолия).

После школы работал на местном паровозоремонтном заводе. В 1938 году был направлен на работу в органы НКВД СССР с последнего курса Сибирского автодорожного института. А там был ШОН - школа особого назначения НКВД, колыбель многих советских разведчиков.

Наш собеседник - старший сын разведчика, родившийся в 1943 году в Оттаве, где на тот момент находились его папа и мама, Клавдия Ивановна, тоже сотрудник госбезопасности. Виталий Павлов был легальным резидентом под прикрытием должности первого секретаря и заведующего консульским отделом посольства СССР в Канаде. Александр Павлов живет в Москве и многое делает для того, чтобы сберечь память о родителях.

- Отец, конечно, рассказывал о своей малой родине, - вспоминает Александр Витальевич. - Барнаул и Сибирь для него были очень важными понятиями. Всегда подчеркивал, что он сибиряк. Как я понимаю, характер у него тоже был сибирский - волевой, крепкий, деятельный. После выхода в 1987 году на пенсию он любил что-то мастерить на даче, возиться с яблонями и другими саженцами. К слову, своя дача появилась в конце карьеры. Машины собственной тоже долго не было.

"Показалось, что время остановилось"

После окончания ШОН Виталий Павлов стал стажером Американского отделения 5-го отдела, оперуполномоченным, заместителем начальника 1-го отделения, а с 1940 года - 5-го отдела ГУГБ НКВД СССР. В 26 лет под руководством выдающихся разведчиков Исхака Ахмерова и Павла Фитина провел в США операцию "Снег".

Названа она была так из-за фамилии Гарри Уайта ("белый") - антифашиста по убеждениям и доверенного лица министра финансов США Генри Моргентау. Именно с ним Виталий Павлов должен был встретиться в Вашингтоне. Наши разведчики исходили из того, что США и Япония были непримиримыми конкурентами в Тихо-океанском регионе. Еще в 1921 году американцы, опасаясь роста могущества Японии, вынудили ее руководство вывести войска с нашего Дальнего Востока.

В 1940 году в советской разведке ясно понимали неизбежность войны с Германией. Существовала опасность, что после нападения немцев на западе их союзники выступят на СССР с востока. Чтобы не допустить войны на два фронта, возникла идея разыграть "американскую карту". Замысел состоял в том, чтобы через Гарри Уайта донести до высшего руководства США, проводившего политику нейтралитета, мысль о том, что политика Токио прямо угрожает интересам Штатов и ее союзников. Но нужно было еще получить добро от высшего руководства. Грозный нарком НКВД вызвал Павлова в октябре 1940 года.

"Разговор был предельно кратким. Он спросил, понимаю ли я всю серьезность предлагаемой операции. Детали его не интересовали. "Сейчас же, - строго наказал Лаврентий Берия, - готовь все необходимое и храни все, что связано с операцией, в полнейшей тайне. После операции ты, Ахмеров (отозванный из США опытный разведчик и работавший в отделе Павлова) и Фитин (на тот момент руководитель службы внешней разведки) должны забыть все и навсегда. Никаких следов ее ни в каких делах не должно остаться", - вспоминал в своей книге Павлов.

К моменту начала операции "Снег" он еще ни разу не выезжал за пределы СССР. Молодой разведчик и его коллеги готовились несколько месяцев, просчитывали любые нюансы и варианты. Вычислили даже оптимальный день недели и время для звонка в министерство. По легенде Павлов был учеником китаеведа Билла, с которым Уайт познакомился незадолго до начала Второй мировой. Биллом был Исхак Ахмеров, вскоре якобы уехавший работать в Китай. "Ученик" Билла хотел рассказать высокопоставленному чиновнику, как его "учитель" оценивает положение дел в Китае, который подвергся японской агрессии. Напряжение было страшным: "Когда раздались гудки на том конце провода, мне показалось, что время остановилось". Но разговор по телефону и ланч на следующий день прошли как по маслу.

В СССР Павлов и его напарник Михаил Корнеев вернулись, когда уже шла Великая Отечественная. А 16 ноября министр финансов Моргентау на основе документов, составленных Гарри Уайтом, представил свой меморандум госсекретарю Хэллу и президенту Рузвельту. Вскоре японскому послу в США был вручен ультиматум с требованием немедленно вывести вооруженные силы его страны из Китая, Индонезии и Северной Кореи, а также выйти из Тройственного союза с Германией и Италией. "Ультиматум Хэлла", по мнению серьезных американских историков и политиков, спровоцировал нападение Японии на США - 7 декабря 1941 года была разгромлена база ВМС США в Перл-Харборе. Стало понятно: Япония не откроет второй фронт на дальневосточных рубежах СССР.

Реалист и оптимист

В кино разведчиков обычно показывают очень сдержанными, молчаливыми, редко улыбающимися. Виталий Григорьевич, вспоминает сын, был исключительно жизнерадостным, душой любой компании. Любил и ценил шутки. У него не было особых музыкальных данных, но он с удовольствием слушал музыку, песни.

- Петь и танцевать у нас особенно любила мама. Работая в Вене, родители очень любили посещать театры, концерты, выставки. Были знакомы с известными артистами и музыкантами.

В биографии Павлова был период, когда он отвечал за пропаганду в искусстве работы органов госбезопасности.

- Он общался с кинорежиссерами, которых часто поддерживал и помогал, с писателями. Его фамилии нет в титрах "Мертвого сезона", но именно он курировал фильм. Отец никогда не уточнял, насколько фильмы о разведчиках соответствуют историческим фактам, просто говорил, понравился фильм или нет. Никогда не комментировал "Семнадцать мгновений весны", но я уверен, что папа принял этот замечательный сериал.

Виталий Павлов - автор интереснейших книг о работе разведчиков. На одном дыхании читаются "Женское лицо разведки", "Сезам, откройся", "Трагедии советской разведки". На фоне этой документальной литературы, написанной по-пушкински ясно и лаконично, детективы про агентов 007 и прочих шпионов вызывают снисходительную усмешку.

- Отец вышел на пенсию в 1987 году. В 1991 году не стало Клавдии Ивановны. Он сильно тосковал. Чтобы отвлечь его от тяжелых дум, мы стали настойчиво предлагать сесть за мемуары. Он постепенно втянулся, очень много работал в архивах, с каждой новой книгой росло писательское мастерство. Он был исключительно эрудированным человеком, постоянно занимавшимся самообразованием. Писал книги сам, никому ничего не надиктовывал. Почерк у него сложный - выручали терпение и опыт маминой сестры, профессионально печатавшей на машинке.

Последний сборник статей ветерана внешней разведки "Берлин и не только. Разведка КГБ в Германии" был издан посмертно в 2014 году. Он вошел в основательно дополненную и переизданную сыном книгу "Полвека в разведке".

"Это мой родной город"

Из-за специфики своей службы Виталий Григорьевич на малой родине бывал нечасто. Летом 1942-го семья Павловых добиралась в Канаду через Дальний Восток и Тихий океан. Воспользовавшись случаем, Павлов познакомил супругу с родителями и Барнаулом.

"Родители были рады нашему приезду и встретили молодую жену со всем сибирским радушием, хотя жили очень трудно материально. <…> В 1942-м город еще не имел трамвая, улицы были без твердого покрытия и без тротуаров. Когда начинал дуть не редкий здесь ветер, тучи пыли и песка поднимались в воздух. Так что особого восхищения Барнаул не мог вызвать. Но это был мой родной город", - писал в своей книге Виталий Григорьевич, показавший жене все тогдашние достопримечательности Барнаула.

В 1958 году Павлову удалось выкроить время на в турпоход по Горному Алтаю. "Папа хотел взять меня с собой, но мама не отпустила, волновалась за мое здоровье. Потом я наверстал упущенное - занимался альпинизмом. Хотя в Горном Алтае так и не побывал. Надеюсь, не все еще потеряно", - не теряет оптимизма Александр Витальевич.

Куда сможем выгрести?

Виталий Павлов по убеждениям оставался советским человеком, патриотом и многие процессы, происходившие после развала Союза, не принимал. Он немало размышлял о психологии предательства, ее причинах и последствиях, в том числе для самих изменников Родины. Никогда не верил в то, что Америка и ее верные союзники станут искренними партнерами России. "О чем бы вы спросили у отца сейчас?" - поинтересовался корреспондент "РГ" у Александра Павлова. И получил ответ:

- Я бы спросил, каким он видит будущее России в нашем бурно меняющемся и усложняющемся мире. Куда мы сможем выгрести?

P. S.

Автор благодарит за помощь в подготовке материала сотрудника ФСИН России Наталью Шулепину.

dle
Комментарии 0