МЕЖРЕГИОНАЛЬНЫЙ ОБЩЕСТВЕННЫЙ ФОНД
СОДЕЙСТВИЯ СТРАТЕГИЧЕСКОЙ
БЕЗОПАСНОСТИ

Мониторинг СМИ

Дипломатическая фаза конфликта
30.04.2014 · Локальные конфликты и войны

29 апреля 2014 года

Свободная пресса Андрей Полунин

Дипломатическая фаза конфликта

                                     Почему российская и украинская армии отведены в места дислокации

Вечером в понедельник, 28 апреля, Россия отвела войска от украинской границы. Об этом заявил глава Минобороны России Сергей Шойгу в разговоре с министром обороны США Чаком Хейгелом.

«Как только украинские власти заявили об отсутствии намерений использовать регулярные воинские части против безоружного населения, российские подразделения были возвращены в места их постоянной дислокации», - сообщило управление пресс-службы и информации Минобороны.

В разговоре с Хейгелом Шойгу отметил, что перспектива жестких силовых действий против мирного населения Украины вынудила российскую сторону объявить о начале масштабных военных учений на национальной территории в регионах, примыкающих к границам с Украиной. Это решение было обнародовано публично.

По словам Шойгу, перед началом российских учений на Юго-Востоке Украины под предлогом «борьбы с терроризмом» киевские власти сосредоточили около 80 танков, более 130 боевых машин пехоты и бронетранспортеров, не менее 60 артиллерийских орудий и минометов, а также боевую авиацию. По его словам, суммарная численность украинской группировки войск достигла 15 тысяч человек.

Решение отвести российские войска совпало с обнародованием США нового пакета санкций против РФ. Как пояснил американский президент Барак Обама, Штаты таким образом наказывают Россию за «несоблюдение международного соглашения, направленного на прекращение кризиса на Украине». Обама, кроме того, пообещал, что если Россия и дальше будет проявлять активность на украинском направлении, США примут дополнительные санкции против ряда секторов российской экономики, включая банковский сектор и ВПК.

Возможно, в этой ситуации Москва решила, что следует ослабить давление на Киев, поскольку новые санкции чреваты скатыванием российской экономики в стагфляцию.

Со своей стороны, Киев тоже начал демонстрировать желание разрешить украинский кризис в политическом русле. Во вторник Совет национальной безопасности и обороны Украины поручил кабинету министров разработать законопроект, касающийся всеукраинского референдума. Об этом сообщил председатель временной специальной комиссии по подготовке изменений к Конституции (фракция «Батькивщина») Руслан Князевич.

«Решением СНБО кабинету министров поручено наработать соответствующие изменения. Как только они разработают, внесут в парламент, я думаю, что парламент их должен проанализировать. Думаю, что они будут поддержаны», - сказал Князевич в интервью телеканалу «Рада».

Всеукраинский референдум, наряду с изменениями в Конституцию, сыграет роль ширмы. С одной стороны, он позволит Киеву широко обсуждать вопросы децентрализации и наделения регионов дополнительными полномочиями, с другой – оставаться модератором процесса, сохранить унитарное устройство государства, и свести на нет разговоры о федерализации Украины.

Как в реальности поменялась позиция Москвы, и как выглядят теперь перспективы движения в поддержку федерализации на Юго-Востоке?

– На сегодня каждая из сторон – Запад и Россия – обозначили «красные линии» по отношению к ситуации на Украине, – отмечает замдиректора Центра украинистики и белорусистики МГУ Богдан Безпалько. – Для Запада это введение российских войск в Донбасс и Новороссию, для России – подавление украинской армией сил Народного ополчения Донбасса.

Сейчас российские войска, маневрирующие на украинской границе, свою функцию – маркировки «красной линии» – выполнили. Благодаря этим учениям Киев отказался от штурма Славянска, а украинские войска на Юго-Востоке больше не мешают ополченцам. Из этого можно сделать вывод, что киевские власти осознали: в случае силового решения внутриукраинского конфликта Россия введет войска, несмотря на любые санкции.

Вместе с тем, сейчас все стороны испытывают сильное нежелание переходить к решительным действиям. Причина проста – такие меры нанесут удар по каждому из игроков. В большей степени пострадают, конечно, Россия и Евросоюз, в меньшей – США.

«СП»: – Киев решил провести всеукраинский референдум. Значит ли это, что он пытается перевести урегулирование конфликта в политическое русло?

На мой взгляд, этот референдум будет иметь чисто имитационный характер – как и президентские выборы, назначенные на 25 мая. Центральные украинские власти по итогам референдума просто «нарисуют» нужные цифры, и скажут Юго-Востоку: «Вы хотели референдум по федерализации? Мы его провели по всей стране, и большинство сограждан – против».

Я считаю, Киев пытается имитировать политический процесс. Проводить всеукраинский референдум в условиях разрушенных законов, вялотекущей гражданской войны, возможной интервенции и угрозы потери части территории, – невозможно, это нонсенс.

Думаю, политический ход с имитацией всеукраинского референдума подсказан Киеву Вашингтоном. С тем, чтобы после референдума, апеллируя к народному мнению и опираясь на плебисцит, действовать дальше – вооруженными силами Украины подавлять движение сторонников федерализации на Юго-Востоке. Поскольку после объявления результатов так называемого референдума жители Левобережной Украины будут действительно выглядеть сепаратистами.

Чтобы избежать такого сценария, 11 мая в Донбассе планируют провести собственный референдум. Он, скорее всего, покажет, что жители региона не хотят жить в составе любой Украины, что они желают видеть Донбасс либо полностью независимым, либо самостоятельным регионом в составе России.

В любом случае, самостоятельность Донбасса предусматривает его отделение от Украины и выход из украинского проекта.

«СП»: – Тем не менее, пока силовая фаза противостояния на Юго-Востоке пройдена?

– Думаю да, сейчас борьба будет вестись дипломатическим путем. Тем не менее, военная сила остается действенным аргументом, присутствующим на заднем плане – но уже в качестве определенного орудия шантажа…

– Я не считаю, что позиция Москвы поменялась, – уверен директор Центра политологических исследований Финансового университета при правительстве РФ Павел Салин. – Российская сторона изначально настаивала на проведении референдума о федерализации, и на том, чтобы украинские войска не использовались на Юго-Востоке.

Фактически, Россия настаивала на инерционном сценарии, чтобы ополченцы в Донецкой, Луганской и Харьковской областях продолжали брать власть в свои руки, и держали курс на проведение референдумов о независимости отдельных регионов.

Не думаю, что решение Шойгу связано с санкциями США и ЕС. Для российской элиты вопрос санкций со стороны Запада не является бичом уже со времен введения второго пакета, когда в «черные списки» попали такие люди, как глава президентской администрации Сергей Иванов, спикер Госдумы Сергей Нарышкин, глава Управделами президента РФ Владимир Кожин, бывший министр образования Сергей Фурсенко и глава РЖД Владимир Якунин. На мой взгляд, новые санкции ситуацию принципиально уже не меняют.

«СП»: – Но мы настаиваем на проведении референдума только на Юго-Востоке, а Киев – на всей территории Украины…

– Да, в этом пункте между Москвой и Киевом есть разногласия. Если референдум будет всеукраинским, понятно, что процесс голосования на большей части страны смогут контролировать киевские власти. Но возникает вопрос: есть ли вообще у Киева шанс провести всеукраинский референдум?

Ополченцы из Донецкой, Луганской и Харьковской областей настаивают на проведении региональных референдумов. Если бы украинская армия силой подавила сторонников федерализации, проблем с проведением всеукраинского референдума не возникло бы. Но сейчас Юго-Восток ориентируется на крымский сценарий, а украинская армия вынуждена отступить.

«СП»: – Если Юго-Восток проголосует за отделение от Украины, что будет делать Россия?

– Это открытый вопрос. В российской элите сегодня нет консенсуса по нему – в отличие от ситуации с присоединением Крыма. Не стоит забывать, что в Крыму живет два миллиона человек, а в трех областях Юго-Востока, которые сейчас охвачены волнениями – 10 миллионов. Это первый момент, требующий тщательного взвешивания. Кроме того, сейчас все громче звучат голоса скептиков, которые говорят, что во всех трех областях промышленность находится в плачевном состоянии, некоторые даже называют эти регионы «ржавым поясом» Украины. Непросто решить, нужен ли России этот «пояс», и во что обойдется его содержание.

Именно поэтому Россия не берет форсированный курс в отношении Юго-Востока. Можно лишь предположить, что существует несколько вариантов решения. Первый – признать независимость Юго-Востока, и финансировать вновь созданное государственное формирование из российского бюджета. Второй – присоединить эти области к РФ. Наконец, есть и третий вариант – чтобы в качестве государственного образования эти области вошли в состав Союзного государства России и Белоруссии. Именно последний вариант представляется мне наиболее здравым…

 

dle
Комментарии 0