МЕЖРЕГИОНАЛЬНЫЙ ОБЩЕСТВЕННЫЙ ФОНД
СОДЕЙСТВИЯ СТРАТЕГИЧЕСКОЙ
БЕЗОПАСНОСТИ

Мониторинг СМИ

Туареги. Неизвестная война
15.01.2013 · Локальные конфликты и войны · Война и мир
7 июля 2012 года
Интервью с Энди Морганом – детальный и захватывающий обзор восстания туарегов в Мали. Волнения и конфликты продолжаются уже 50 лет, и немалую роль в них играют внешние влияния – Муамар Каддафи, местные отростки "Аль-Каиды", Алжир и Мавритания. Энди Морган – достаточно известный британский музыкант и продюсер, несколько лет проживший в Сахаре. В настоящее время он пишет книгу о музыке туарегов.

Можете ли вы рассказать об общая картине того, что происходит в Мали на данный момент?
Туареги воевали против центрального правительства Мали с конца 50-х годов. Открытая война началась в 1963. Это очень старая история. То, что мы наблюдаем сейчас – заключительная часть, но часть, содержание  которой очень  отличается от содержания предыдущих. На этот раз туареги лучше вооружены, лучше оснащены и их движение возглавляют талантливые организаторы. Результатом стала серия военных побед, в результате которой туареги установили контроль над северной частью Мали.

Стало ли восстание  проявлением "эффекта ливийского домино"?
Отношения между туарегами и Каддафи начались в  70-х, когда Каддафи создал романтическую теорию о том, что они являются превосходными воинами. Сам Каддафи воображал себя освободителем угнетенных народов по всему миру. Он решил распространить свое влияние на туарегов и сделать их своими  солдатами. Этим особенно характеризовались 80-е. Это были очень странные и противоречивые отношения. С одной стороны, Каддафи уверял, что хочет помочь туарегам вернуть их земли, но с другой стороны он очень мало делал для того, чтобы это действительно случилось. Он обучил военному ремеслу молодых туарегов, которых он затем послал воевать в Чад и Ливан, но не на родину – в Мали и Нигер. Ливия всегда был источником денег и поддержки, но она не была заинтересована в том, чтобы туареги достигли своих конечных целей.

Как туареги оказались в Ливии?
Причиной того, что так много туарегов оказалось в Ливии является тот факт, что речь идет о чрезвычайно богатой нефтью стране, которой очень не хватает трудовых ресурсов. Не только туареги, но и представители других народов, проживающих к югу от Сахары работали в Ливии. Некоторые из этих туарегов служили в ливийской армии. Сейчас малийская пресса пишет о членах MNLA (Национальное Движение Освобождения Азавада) как о наемниках на службе Каддафи. На самом деле они были солдатами в регулярной ливийской армии, некоторые прослужили более 20 лет. Например, лидер MNLA Мухаммед Аг Наджм, был полковником ливийской армии. Есть также история (которая требует подтверждения) о знаменитом туарегском мятежнике/борце за свободу/бандите – зависит от вашей точки зрения, по имени Аг Баханга. Он был настоящей колючкой в заднице малийских властей – до 2008 года, когда его наконец изгнали в Ливию. Там он установил связи с офицерами-туарегами, которые принадлежали к тому же клану или к тому же племени, что и он. Когда в Бенгази началось восстание и дело приняло очень плохой оборот для Каддафи, он сумел убедить некоторых офицеров ливийской армии дезертировать, разграбить ливийские арсеналы и перебросить оружие в Мали. Есть слух, неподтвержденный, что он встречался с руководством ПНС, и ПНС благословил его проект.
Подобного рода деятельность, несомненно, ослабила армию Каддафи, и на протяжении всего лета и осени 2011 туареги продолжали вывозить в Мали оружие. Во время одного такого путешествия Ибрахим Аг Баханга был убит, по некоторым сведениям, в результате ДТП, но у него было столько врагов, что такая версия кажется невероятной. То, что вы имеете осенью 2011 – группа очень опытных и хорошо обученных туарегов, восседающих в северо-восточном Мали на горах оружия. С начала октября 2011 года они начали готовить восстание – с долгими конференциями в пустыне, в ходе которых они детально изучили природу своих предшествующих поражений. В это же время они вступили в альянс с группой гораздо более молодых туарегов, называвших себя MNA (Национальное Движение Азавада). Последних можно назвать молодыми интеллектуалами, весьма продвинутыми в интернет-технологиях. Они создали MNA в конце 2010. Этот союз – очень важный аспект, поскольку с его помощью была установлена связь с внешним миром – то, чего не хватало всем прежним восстаниям. Таким образом, вместе с боевыми действиями, туареги смогли развязать против Мали пропагандистскую войну. MNA, в конце концов, было поглощено  MNLA.

Говоря о туарегах, мы говорим о племенах, разбросанных по нескольким различным странам. Исходя из этого, какова база поддержки MNLA?
Предполагается, что численность туарегов приближается к полутора миллионам, хотя переписи населения никто не проводил. Они рассеяны по пяти очень разным странам: Мали, Алжир, Ливия, Нигер и Буркина-Фасо. У них очень сложная клановая и племенная структура. Наверху – пять клановых конфедераций, которые разбиваются на племена, кланы, семьи. Все это очень сложно. Они вовсе не уживались друг с другом мирно на протяжении своей длинной истории, и иногда они воевали друг против друга до горького конца. Идея туарегской самобытности – феномен, который появился относительно недавно. 50 лет назад они не рассматривали себя в качестве одного народа, они воспринимали себя как различные семьи, кланы и племена , как кочевников, населяющих различные части пустыни и зачастую воюющих друг с другом.

Что такое MNLA?
В MNLA доминируют туареги с северо-востока Мали, в особенности, два клана, Ифорас и Иднан. Ифорас – традиционные правители северо-восточного Мали. Иднан – традиционный воинский клан. Следует учитывать, что общество туарегов организовано по жесткому иерархическому признаку, с ясным разделением функций кланов. Все эти древние структуры были модифицированы или разрушены на протяжении последних ста лет, но, несмотря на это, именно два этих клана, Иднан и Ифорас, стоят во главе MNLA. Поддержка MNLA среди туарегов достаточно широка – частично из за пропагандистских усилий движения, частично из-за того, что туареги чувствуют, что наконец-то появилась сила, способная реально защитить их интересы. Тем не менее,  MNLA не представляет всех туарегов, и тем более, все население северо-восточного Мали, в состав которого, кроме туарегов, входит большое число арабов, сонгхай и фуль. Можно сказать, что давно не было мятежного движения с такой базой поддержки, но эта поддержка не является универсальной.

Существует ли внутренняя оппозиция среди туарегов?
Существует, по крайней мере, одна группировка, открыто выступающая против MNLA. Она возглавляется "вассальным" кланом Ингхад, который в старые времена был в подчинении у более знатных Иднан и Инфорас. Многие из членов Ингхад приветствовали идею того, что земли туарегов войдут в состав социалистической республики Мали, и тем самым, клан более не будет принижен знатными соперниками. Известно имя наиболее значительного лидера – полковник аль-Хадж Гаму. Он, конечно же, полковник армии Мали, и воспринимается как защитник единства страны. В MNLA, с другой стороны, вошли не только ветераны ливийской армии, но и множество туарегов, дезертировавших из армии Мали. В армии Мали служило много туарегов.

Каковы цели MNLA ?
MNLA борется за создание собственного государства, которое будет состоять из трех северных провинций Мали – Тимбукту, Гао и Кидаль. Туареги долго обсуждали свои конечные цели, чего они хотят – автономии в составе Мали, федерации с Мали или совершенно независимого государства. После крупного восстания в 90-х, когда гражданское население сильно пострадало, многие отошли на умеренные позиции – они не хотели независимости, они хотели лишь своих прав – прав культурных и прав экономических. MNLA, однако, требует совершенно независимого государства.

Существует ли историческая основа для границ Азавада?
Границы Мали были придуманы французами.  Первоначально это была граница между Французским Алжиром и Французским Суданом – в 1904 году, но она не имеет никакой основы в племенной географии. В этом была своя логика. Южный Алжир воспринимается зоной влияния конфедерации туарегов, которая называется Кель Ахаггар, в то время как северо-восточный Мали находится под влиянием упомянутых выше Ифорас. Именно поэтому MNLA старательно подчеркивает, что ее амбиции ограничиваются исключительно Мали . MNLA пытается ограничить страхи того, что восстание распространится на все пять населенных туарегами государств.И соседи очень нервничают, в особенности, Алжир. Алжирцы не только не хотят, чтобы туареги на юге страны вбили себе в головы странные идеи – за всю историю независимого Алжира туареги ни разу не устроили массового восстания, и если такое случится, оно будет делом беспрецедентным. Но более страшным для алжирцев являются те симпатии, которые проявляют к туарегам Мали алжирские береберы, и алжирские берберы – это проблема. Туареги – берберская народность, этнически, лингвистически и культурно связанная с берберами к северу – кабила, чауй и члейх. В алжирской блогосфере сейчас много шума в связи с грядущим восстанием, в особенности, среди кабила. Алжирцы боятся туарегского эффекта домино.

Каковы причины государственного переворота в Мали?
Армия восприняла ход войны против MNLA как проявление национального позора. Ходят слухи о том, что солдаты чуть ли не умирали от голода, потому что не получали продовольствия. В деревне к северу от Кидаль было вырезано подразделение малийской армии, предположительно, боевиками "Аль-Каиды ИсламскогоМагриба". После поражения малийской армии в районе Тессалит, около алжирской границы, было захвачено много пленных. Глава MNLA Мухаммед Аг Наджм, предложил их вернуть Мали, но власти отказались принять пленных. Поэтому армия чувствовала себя преданной и взорвалась. Мало что известно о лидерах этого маленького путча. Глава хунты, капитан Саного – вообще никогда ранее не появлялся на политической арене. Он воевал на северо-востоке, у него есть боевой опыт. Кто бы не стоял за путчем, он не имеет никакого отношения к высшему руководству армии – в нем не участвовал ни один из офицеров ранге выше капитана. Теоретически, за переворотом могут стоять французы. В Сенегале например, связи между  французской и сенегальской армией очень близкие. Большинство малийских офицеров обучалось во французских военных академиях. Возможно, что Мали – исключение, и путч подготовили  и провели честные молодые и обеспокоенные судьбой страны офицеры, но пока не ясно, как поведет себя армия.

Существует ли связь туарегов и "Аль-Каиды Магриба"?
До восстания главным лидером туарегов был Ийяд Аг Гали, принадлежащий к клану Ифорас. Он возглавлял восстание в 90-х, и также участвовал в восстании 2006. Но его охмурили пакистанские проповедники, и он решил обратить туарегов в салафитов. Пакистанцы давно поставили перед собой такую цель, но у них, в общем ничего не выходило, до тех пор, пока им не удалось перетащить на свою сторону Аг Гали, который демонстрирует все более и более экстремистские взгляды. В начале восстания он предложил себя в качестве главы MNLA, но был отвергнут. MNLA многократно подчеркивало, что является освободительным светским революционным движением. Йяда также отвергли в качестве лидера клана Ифорас. Ифорас по прежнему возглавляет очень древний человек по имени Интала Аг Аттахер. Несмотря на кризис с наследованием в Ифорас, кандидатура Ийяда не прошла. Ийяд заявил, что он желает установить в землях туарегов шариат,  но большинство туарегов об этом и слышать не хотят. Туареги – не развратники и не гедонисты, но их общество коренным образом отличается от салафитской модели – Саудовской Аравии, в нем господствует матриархат, велика роль женщины, и туареги в религиозном отношении толерантны и всегда говорят открыто о том, что у них на уме.

Ансар ад-Дин
Разочарованный Ийяд аг Гали сформировал движение Ансар ад-Дин (Последователи веры). По всей видимости, вокруг него объединилась группа туарегов, которой близки его взгляды. Ансар ад-Дин участвовала во всех крупных сражениях с армией Мали на стороне MNLA. Это создало проблему, позволив правительству Мали утверждать, что MNLA вступило в союз с "Аль-Каидой". Необходимо понять, что появление "Аль-Каиды"  в регионе в 2007/2008 привело к разрушению туристической индустрии, к бегству неправительственных гуманитарных организаций и сделало невозможным любую внешнюю помощь региону.

Расскажите о  социальном фоне конфликта
С момента первого восстания туарегов в 1963 году и вплоть до начала 90-х район проживания туарегов был совершенно маргинальным – даже по меркам Мали. Это была запретная провинция, фактически – закрытая военная зона. В 1991 в Мали случилось некое подобие революции, и диктатор Мусса Траоре был свергнут. Ирония судьбы заключается в том, что следующие "президент" – Туре, свергнутый весной 2012, пришел к власти в 91-м именно благодаря этой революции, которая началась из-за восстания туарегов. Он предпринял некоторые попытки модернизации севера, и бросил на это  внушительные денежные суммы, большая часть которых осела в карманах некоторых туарегских лидеров. То, что по настоящему разозлило туарегов – это дело о фонде PSDPN, деньги из которого должны были использоваться на создание инфраструктуры в их районах, но были использованы для милитаризации севера и строительства военных баз. Это стало одной из причин восстания, которое началось 17 января. Туареги чувствовали, что если планы строительства баз будут осуществлены, им подняться уже не удастся.

Каковы отношения туарегов и Мали?
Туареги, до последнего времени, в принципе, уживались с другими народностями Мали. Значительное число туарегов живет в столице, Бамако, и занимает официальные должности, преподает в университетах. Такое же перемешивание наблюдалось и в других городах – и в Гао, и в Тимбукту. В то же время, существуют предрассудки. Малийцы склонны считать, что туареги в душе – расисты и обладатели "рабовладельческой ментальности". В то же время, туареги считают черное население юга расистами, которые называют туарегов "краснокожими".

Как ведут себя соседние страны, какова позиция Мавритании?
Малийская пресса постоянно обвиняет в происходящем различные "внешние силы". В том числе, правительство Мавритании. Это обвинение базируется на том факте, что руководство MNLA находится в Нуакшоте. Таким образом, политические лидеры туарегов, по подозрению правительства Мали. Имеют контакты с правительством Мавритании на самом высоком уровне. Официально, президент Мавритании заявляет о поддержке территориальной целостности Мали и о необходимости мирного разрешения конфликта. За кулисами, кто знает?  Мне неизвестна ни одна страна, которая была бы заинтересована в независимом Азаваде. Он слишком опасен.  Руководство Мали также с крайней подозрительностью смотрит на Алжир. Алжир считает северо-восточный Мали своим подбрюшьем, своей зоны влияния. Алжирцы всегда манипулировали туарегами в этом районе. Особенно это было характерно в эпоху Каддафи, когда алжирцы должны были что-нибудь противопоставить его интригам. Поэтому шла постоянная война между алжирцами и ливийцами за право называться истинным другом туарегов.

Что насчет нефти и газа, полезных ископаемых?
Так случилось, что в последние 5 лет в северном Мали идет активная нефтеразведка и обнаружены крупные нефтяные месторождения. Некоторые из этих месторождений проданы и перепроданы, и все это дело темное, требующее хорошего журналистского расследования. В разведку и эксплуатацию вовлечены французская Total  и Qatar Petroleum Company. Поскольку и Франция и Катар активно участвовали в свержении Каддафи, это не может не создать почвы для различных теорий конспирации, которые с охотой распространяют малийские комментаторы. При этом следует помнить, что Франция и туареги пытались создать независимое государство до провозглашения независимости Мали.  Эти попытки были сокрушены Фронтом Национального Освобождения Алжира. Поэтому многие малийцы верят в то, что туарегское восстание было сконструировано французами. В реальности, территории к югу от Сахары – самые плодотворные для выращивания разного рода теорий заговоров. Объективной информации нет, и даже те, кто много чего знает об "Аль-Каиде Исламского Магриба" убеждены, что она – не более, чем детище алжирских спецслужб. Другие убеждены в том, что "Аль-Каида" была приглашена в северный Мали самими правительством Мали, с целью дискредитации движения туарегов. Также есть слухи о контрабанде наркотиков, о том, что в ней участвует правительство Мали, армия Мали и туареги. Весь этот регион – мечта авторов детективных романов.

Если ситуация в Мали станет угрожающей, вмешаются ли французы?
Трудно сказать. Зависит от того, какие связи у них есть с молодыми офицерами, осуществившими путч. Пока что не видно, чтобы французы могли их как-то контролировать. Я предполагаю, что французы попытаются восстановить власть свергнутого президента Туре, а себя подать в свете "защитников демократии". Французы также в ужасе от исламистской угрозы. Они все это уже пережили в Алжире, это для них не ново, и они не хотят превращения Мали в исламское государство. Все предпочитают умалчивать, не говорить о резком усилении салафитов в южном Мали в последние три года, но и этого нельзя сбрасывать со счетов. Многое будет зависеть от дальнейших действий путчистов. dle
Комментарии 0