МЕЖРЕГИОНАЛЬНЫЙ ОБЩЕСТВЕННЫЙ ФОНД
СОДЕЙСТВИЯ СТРАТЕГИЧЕСКОЙ
БЕЗОПАСНОСТИ

Исламский терроризм

Кто украл честное слово Кадырова
23.07.2018 · Исламский радикализм

Кто украл честное слово Кадырова

Главе Чечни не дают вывезти жен боевиков с Ближнего Востока, считая их пособницами террористов

На фото: жительницы Чечни во время встречи вывезенных из Ирака и Сирии женщин с детьми
На фото: жительницы Чечни во время встречи вывезенных из Ирака и Сирии женщин с детьми (Фото: Зубайр Байраков/ТАСС)
Материал комментируют:

Попытки главы Чечни вызволить с Ближнего Востока сотни женщин и детей — членов семей боевиков «Исламского государства» * - фактически провалились. Они продолжают томиться в иракских тюрьмах, а многих женщин, которые все же решились вернуться в Россию, осудили за пособничество терроризму. Справедливо ли это, выясняла «Свободная пресса».

Возвращались под личные гарантии Кадырова

За годы гражданской войны в Сирию и Ирак выехали сотни семей с Северного Кавказа. Истории большинства из них очень похожи: мужья решили примкнуть к «Исламскому государству» и другим террористическим группировкам, а вместе с собой потянули на Ближний Восток и своих жен. Женщины были либо запуганы, либо обмануты обещаниями «рая на земле», либо просто не желали развода и распада семьи. Большинство брали с собою и детей…

Какое количество жен и детей боевиков из России сейчас находится на Ближнем Востоке, известно весьма приблизительно. В октябре прошлого года уполномоченная по правам ребенка при президенте России Анна Кузнецова заявляла, что в Сирию и Ирак были незаконно вывезены не менее 445 российских детей.

Гуманитарный проект по возвращению их в Россию взял на себя чеченский лидер Рамзан Кадыров, которым поручил заниматься сенатору Зияду Сабсаби (он, к слову, по национальности — сирийский еврей, родом из Алеппо). Он был специально наделен полномочиями представителя Чечни в странах Ближнего Востока и Северной Африки.

Читайте также

Сабсаби, по его словам, работал в тесном контакте с министром обороны Сергеем Шойгу и начальником Генерального штаба России Валерием Герасимовым. Он выявлял и лично посещал приюты и другие социальные учреждения, в которых могли находиться российские женщины и дети.

Все расходы по поиску и возвращению россиян брал на себя чеченский общественный фонд имени Ахмата Кадырова, вице-президентом которого также является Сабсаби. Возвращались жены боевиков в Россию под личные гарантии Рамзана Кадырова, им оформлялась явка с повинной, что должно было помочь избежать уголовного преследования за пособничество терроризму.

Дети томятся в багдадских тюрьмах

В декабре прошлого года Сабсаби рассказал о том, что из Сирии и Ирака возвращены в Россию 93 ребенка и женщины. В планах — вернуть еще 150 человек. Всего же, по словам сенатора, нуждались в возвращении более 700 человек. Причем среди них есть граждане не только России (Чечни, Дагестана, Ингушетии, а также регионов, расположенных далеко за пределами Северного Кавказа — от Тюменской области до Башкирии), но и других стран СНГ — от Узбекистана до Казахстана).

Между тем, по подсчетам аналитического агентства Soufran Center, на территории, некогда контролируемой «Исламским государством», находится не менее 4 тысяч женщин и детей — это члены семей боевиков (многие из которых уже убиты). В том числе почти 700 — из стран Евросоюза (Франция, Германия, Австрия, Бельгия), около 300 — из Марокко, более 200 — из Казахстана, примерно 150 — из Великобритании.

Единственная страна, которая систематически занималась возвращением женщин и детей с Ближнего Востока, — Россия. Причем отношение к возвращенным, вопреки заверениям Рамзана Кадырова, было очень различным. Скажем, две многодетные матери, в октябре прилетевшие спецрейсом из Сирии, — Муслимат Курбанова и Загидат Абакарова — сразу же по возвращению были задержаны. Они были заключены под стражу в Дагестане, где их обвиняют в пособничестве терроризму. В марте Советский районный суд Махачкалы признал Курбанову и Абакарову виновными по ч. 2 ст. 208 УК РФ («Участие в незаконном вооруженном формировании») и приговорил каждую к восьми годам заключения.

Сейчас в Московском военном окружном суде слушается дело Виктории Будайхановой, которая также вернулась из Сирии, а в России ей было предъявлено обвинение по ч. 2 205.5 УК РФ («Участие в деятельности террористической организации»).

Сейчас же процесс возвращения женщин и детей с Ближнего Востока, которым занимался Сабсаби, фактически остановился. 29 апреля Центральный уголовный суд Багдада приговорил к пожизненному заключению 19 россиянок — жен боевиков. Правозащитники заявляют, что невозможно даже вернуть из Ирака в Россию 25 детей, родившихся в семьях террористов.

Нельзя путать жертв и преступников!

12 июля в Грозном побывал полпред президента Александр Матовников, который провел совещание с руководителями силовых структур республики — и он высоко оценил усилия властей Чечни по возвращении домой россиянок, попавших на Ближний Восток.

Почему же тогда процесс их возвращения застопорился? Этот вопрос «Свободная пресса» попыталась выяснить в беседе с экспертами. Вот что сказала нам президент Центра исследования глобальных вопросов современности и региональных проблем «Кавказ.Мир. Развитие» Саида Сиражудинова:

— Может быть, мое мнение покажется не гуманным, но… Надо разделять реальных жертв и напротив, активных членов террористических ячеек. Бесконтрольный вывоз людей из Сирии и Ирака был чреват для нашей безопасности. Если бы были специалисты, способные работать с данной группой, но их нет. А продвигаемый стереотип, что женщины — только жертвы, ошибочен. Как правило, женщины играют направляющую роль, о чем говорит ряд психологов.

Совсем другой вопрос — дети. За них родители выбор сделали. И, как правило, дети, которых воспитывают бабушки, которые не были втянуты в радикальную идеологию, легче адаптируются.

Но и здесь должны работать специалисты — нужно знать среду, куда возвращается ребенок: а не эта ли среда отправила родителей на поиски преступных приключений. Нужна работа психологов, потому что психотравма в любом случае будет присутствовать, важно разграничить домашних детей и «львят». И опять проблема в кадрах…

Взрослые люди должны нести ответственность

— Вопрос лежит в правовой плоскости: закон един для всех или действия закона должны быть смягчены для определенной категории людей? В данном случае, речь идет о том, что должен быть закон смягчен для женщин, уехавших в ИГИЛ, — размышляет ведущий эксперт Института национальной стратегии, главный редактор научного журнала «Мусульманский мир» Раис Сулейманов. — Можно долго рассуждать о том, что эти женщины уехали по своей наивности или были ведомы своими мужьями, которые потом погибли в Сирии и Ираке, а эти российские женщины оказались в положении заложниц и потом выдавались замуж за других боевиков, причем неоднократно.

То есть их ожидания о «счастливой» жизни в «халифате» разбились о жестокую реальность. Но факт остается фактом: люди в совершеннолетнем возрасте уезжали в террористическую организацию ИГИЛ, то есть списать на некую юношескую наивность не получается. Единственное, кого реально жалко, и кто реально не виноват в своем положении — это дети, многие из которых, к слову, родились уже в Сирии и Ираке. Но женщины-то были совершеннолетними, то есть несли ответственность за свои поступки.

«СП»: — Но разве гуманно оставлять их в иракских и сирийских тюрьмах, где их, как показывает практика, ждет пожизненное заключение?

— Понять власти Ирака можно: представьте, что в вашу страну приезжают люди воевать на стороне боевиков, как вы к ним отнесетесь? Для вас будет неважно, женщины это или мужчины, реально ли они воевали в составе боевиков или просто были в роли жен и наложниц у боевиков, вы будете к ним относиться максимально сурово. Отсюда и пожизненные сроки, которые россиянкам были даны властями Ирака и отказ экстрадировать их в Россию, где наказание им было бы смягчено.

Читайте также

«СП»: -Есть мнение, что возвращение российских женщин и детей с Ближнего Востока застопорили спецслужбы. Вы согласны с этим?

— То, что в ФСБ полагают, что россиянки, побывавшие в ИГИЛ, могут представлять опасность, небеспочвенно. Конечно, можно слушать слезовыжимательные истории о той, как бедная девушка поехала в ИГИЛ, ведомая своим мужем, а мужа потом убили, а ее потом выдали замуж за другого боевика, а то и несколько раз подряд выдавали за разных боевиков, и они рожали от них детей, но спрашивается: где гарантия, что эти женщины сами не причастны к террористической деятельности?

Верить им только на основании их показаний? А как быть с их детьми, которые выросли в условиях системы образования ИГИЛ?

Ведь там есть не только грудные дети, но и подростки, которых «игиловцы» обучали в своих школах, и сами понимаете, что это была за педагогическая система.

Более того, есть вполне распространенное мнение в широких слоях населения России, что все, кто выехал в ИГИЛ, неважно из каких соображений, лучше бы там на Ближнем Востоке и оставались, а домой не возвращались. Никого же силой не вели в ИГИЛ, ехали ведь добровольно.

Ну а то, что теперь они оказались в иракской тюрьме, это своего рода расплата за свои необдуманные действия и урок всем остальным, кто мечтает строить «халифат» на чужой земле.

Новости Сирии: В российском Сенате отреагировали на авиаудар коалиции в Сирии


* «Исламское государство» (ИГИЛ) — террористическая группировка, деятельность которой на территории России запрещена решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года.

dle
Комментарии 0