МЕЖРЕГИОНАЛЬНЫЙ ОБЩЕСТВЕННЫЙ ФОНД
СОДЕЙСТВИЯ СТРАТЕГИЧЕСКОЙ
БЕЗОПАСНОСТИ

Исламский терроризм

Российский ислам и зарубежные РНПО
26.02.2017 · Исламский радикализм
<!-- [if gte mso 9]>

Российский ислам и зарубежные РНПО

 

 

       Выход в начале 90-х годов зарубежных контактов российских мусульман из-под государственного контроля повлёк за собою взрывообразную активизацию их связей с религиозными неправительственными организациями исламских стран. При этом обе стороны исходили из того, что такого рода связи будут способствовать возрождению мусульманской религии в районах её традиционного распространения на территории России. Содействие, оказываемое зарубежными РНПО российским мусульманам, осуществлялось по нескольким основным направлениям. Одним из них было сотрудничество в сфере подготовки священнослужителей. Во второй половине 90-х годов в религиозных университетах и институтах Египта, Саудовской Аравии, Марокко, Туниса, Ливии, Сирии, Иордании, Катара, Турции обучалось ок. 800 российских мусульман. В самой России к началу нынешнего десятилетия египетские, сирийские, иорданские преподаватели работали в 110 мусульманских учебных заведениях.                                                                                                                          

   Результаты получения российскими гражданами религиозного образования за рубежом оказались неоднозначны. Если студенты, учившиеся в Дамасском исламском институте либо в тунисской «Аз-Зейтуне», воспитывались в духе умеренного, ориентированного на реформаторство ислама, то слушателей египетского «Аль-Азхара» не всегда удавалось оградить от влияния идеологии религиозного возрожденчества. Парадоксальная – на первый взгляд – трансформация происходила с взглядами студентов, обучавшихся в Саудии, где им преподавали ваххабитскую интерпретацию ислама. Утративший свою агрессивность ещё в конце 1920-х годов после разгрома королём Абд аль-Азизом «Ихванов», ваххабизм  играл с тех пор в Саудовской Аравии традиционалистскую, охранительную роль, а в настоящее время это учение начинает приобретать реформаторскую направленность. В то же время часть российских мусульман, приобщившись в КСА к ваххабизму, стала толковать эту доктрину в возрожденческом духе. Такие различия в трактовке наглядно демонстрируют, как одна и та же религиозная доктрина может использоваться для идеологического обоснования разных – если не прямо противоположных - политических позиций.

     Ряд зарубежных РНПО, в том числе Всемирная исламская благотворительная организация, Лига исламского мира и др., выделяет  средства на сооружение, реставрацию или функционирование мечетей, мусульманских культурных центров, религиозных институтов, медресе и  т.п. Масштабы финансовой помощи были, однако, не столь уж велики до последнего времени. Финансирование, проявляемое зарубежными религиозными организациями не контролировалось;  часть предоставлявшихся ими средств уходила в коммерческие структуры либо попросту разворовывалась.  Зарубежными РНПО осуществляется  и благотворительная деятельность (издание религиозной литературы, организация разного рода форумов, оказание помощи беднякам, беженцам, лицам, пострадавшим в результате вооружённых конфликтов или стихийных бедствий, и т.п.). Ею занимается , в частности, Всемирная исламская благотворительная организация, Международный гуманитарный призыв, Международная исламская организация спасения («Аль-Игаса»), Международная организация благотворительной помощи «Тайба», Комиссия по научным знаниям о Коране и сунне, Фонд Ибрагим бен Абд аль-Азиз бен Ибрагим, Благотворительная организация Ахмеда ад-Дагестани, Организация исламской солидарности, Арабский институт и др. Ячейки Партии исламского освобождения также  возникли в России в начале нынешнего десятилетия не без содействия извне.

    Зарубежными РНПО ведется  на территории России проповедническую деятельность. При этом миссионеры некоторых организаций, в частности Ассоциации уведомления о грядущем страшном суде и исламского призыва («Ат-Таблиг ва-д-даава»), занимаются  пропагандой идей религиозного возрожденчества, в то время как «Тайба», Фонд «Аль-Харамейн» и «Игаса» спонсировали выступавшую с радикальных позиций военизированную дагестанскую группировку «Исламский джамаат».

   Значительная финансовая помощь была оказана религиозными НПО созданной в 1990 г. Исламской партии возрождения. Так, её дагестанскому филиалу  саудовцами было предоставлено 17 млн. долларов.

  По Чечне. Правительства мусульманских стран добиться прекращения помощи чеченским сепаратистам либо были не в состоянии (когда она предоставлялась нелегальными экстремистскими группировками типа ИФС, ВИГ, Исламского джихада или «Асбат аль-Ансар»), либо предпочитали закрывать на неё глаза, чтобы не обострять отношений с местными исламистами, а иногда и надеясь на то, что оказание помощи «братьям по вере» в Чечне отвлечёт внимание фундаменталистов от вмешательства в происходящее в их собственных странах.  Вместе с тем во время второй чеченской кампании в столицах исламских государств стали более чётко сознавать, что их коренным интересам противоречили бы и раскол России, и превращение Северного Кавказа в рассадник терроризма и агрессивного исламизма. Такая новая расстановка акцентов открыла возможности для пресечения бесконтрольного предоставления помощи Чечне зарубежными РНПО. Особенно важное значение имела договорённость с Эр-Риядом о том, что все гуманитарные поставки из Саудии на Северный Кавказ должны распределяться под контролем Министерства по чрезвычайным ситуациям РФ.

     Разгром НВФ в Чечне, последовавшая за этим относительная нормализация обстановки на Северном Кавказе, повышение эффективности работы  правоохранительных органов, а также перенос центра тяжести на ведущийся «Аль-Каидой» и другими террористическими организациями джихад в Ираке, привели к заметному снижению уровня вмешательства зарубежных экстремистских РНПО в дела российских автономий.

      Вместе с тем продолжает существовать опасность сохранения у части мусульман России возрожденческих взглядов. Хотя такая опасность порождается объективными причинами , основным методом борьбы с какой-либо идеологией всегда было и остаётся противопоставление ей другой идеологии. В данном случае роль такой «антифундаменталистской» идеологической концепции мог бы, по-видимому, сыграть ислам реформаторской либо секуляристской направленности. Распространению подобных представлений способствовало бы, в том числе, и расширение практики направления российских студентов-мусульман в такие религиозные учебные заведения за рубежом, где подготовка будущих священнослужителей ведётся в духе именно такого умеренного ислама.

 

<!-- [if gte mso 9]> Normal 0 false false false RU X-NONE X-NONE <!-- [if gte mso 9]> <!-- [if gte mso 10]> /* Style Definitions */ table.MsoNormalTable {mso-style-name:"Обычная таблица"; mso-tstyle-rowband-size:0; mso-tstyle-colband-size:0; mso-style-noshow:yes; mso-style-priority:99; mso-style-parent:""; mso-padding-alt:0cm 5.4pt 0cm 5.4pt; mso-para-margin-top:0cm; mso-para-margin-right:0cm; mso-para-margin-bottom:10.0pt; mso-para-margin-left:0cm; line-height:115%; mso-pagination:widow-orphan; font-size:11.0pt; font-family:"Calibri","sans-serif"; mso-ascii-font-family:Calibri; mso-ascii-theme-font:minor-latin; mso-hansi-font-family:Calibri; mso-hansi-theme-font:minor-latin; mso-fareast-language:EN-US;} dle
Комментарии 0