МЕЖРЕГИОНАЛЬНЫЙ ОБЩЕСТВЕННЫЙ ФОНД
СОДЕЙСТВИЯ СТРАТЕГИЧЕСКОЙ
БЕЗОПАСНОСТИ

Исламский терроризм

"Талибан" надеялся захватить Афганистан по частям
14.09.2019 · Террористические организации

13.09.2019 10:31:00

"Талибан" надеялся захватить Афганистан по частям

О чем талибы и американцы говорили за занавесом переговоров в Дохе

Гаус Джанбаз

Об авторе: Гаус Джанбаз – независимый политолог (Москва).



Представители афганского «Талибана» (организация запрещена в РФ) на переговорах в Катаре обещали США покончить с иностранными боевиками в своих рядах, но не хотели фиксировать это обещание в основном тексте американо-талибского соглашения. По словам достоверных источников в Дохе, талибы также выступали за «временный раздел» Афганистана и полное уничтожение афганских сил безопасности.

Президент США Дональд Трамп назвал «мертвыми» остановленные им 8 сентября «мирные переговоры» между спецпредставителем Госдепартамента Залмаем Халилзадом и руководителями катарского офиса «Талибана». Хотя эти переговоры уже стали достоянием истории, представляется важным выяснить, насколько в ходе них учитывались национальные интересы Афганистана, могло ли подписание американо-талибского соглашения привести к миру в Афганистане и почему достижение реального мира в стране оказалось столь долгим и сложным делом.

По сообщениям достоверных источников в Дохе, имевших возможность наблюдать за ходом переговорного процесса, в ходе контактов с миссией Залмая Халилзада представителями талибов было сделано несколько важных заявлений.

Первое. Талибские переговорщики в Дохе заявили американцам буквально следующее: «Мы готовы заключить с вами, с европейцами и с НАТО перемирие, однако, с афганцами, с афганским правительством мы не будем подписывать мирное соглашение. Наш отказ будет продолжаться до тех пор, пока мы не убедимся, что почти все население Афганистана готово разделить наши исламские ценности. С теми афганцами, которые не воспринимают «Талибан», не видят себя вместе с «Талибаном», мы заключать мир не будем».

Второе. Талибы призывали американцев: «Когда мы будем совершать вооруженные нападения против сил безопасности и органов государственной власти Афганистана, вы должны сохранять нейтралитет и воздерживаться от оказания помощи афганскому правительству».

Третье. Представители «Талибана» заявили американцам на переговорах в Дохе: «Относительно иностранных боевиков, действующих на территории Афганистана, мы выполним любые ваши пожелания. Но только мы настоятельно просили бы вас этот пункт нашей с вами договоренности не выносить на публику, не фиксировать его в  официальном тексте соглашения. Он бы мог быть предусмотрен отдельным «доверительным протоколом». В случае его публичной фиксации в соглашении, мы будем обвинены в предательстве исламского интернационализма и связях с вашими спецслужбами. В итоге, весь 28-летний наш джихад против вас потеряет всякий смысл, и мы будем не в состоянии восстановить свой имидж джихадистов».

Четвертое. Представители «Талибана», уточняя свою позицию и обращаясь к делегации Залмая Халилзада, утверждали: «Мы готовы встретиться с представителями различных слоев афганского общества, различных народов, старейшинами. Однако, мы не приемлем существования в стране таких структур, как национальная армия, национальная полиция, Главное управление национальной безопасности (ГУНБ) и другие «не исламские» структуры и институты власти, которые были созданы за последние 20 лет. Мы их не признаем, они должны быть распущены, на их месте мы создадим новое «мусульманское правительство», где все структуры государственной власти будут соответствовать шариату».

Пятое. Как отмечают источники в Дохе, талибы, придерживаясь стратегии «поэтапного взятия» власти в Афганистане, настаивали на полном выводе всех афганских правительственных сил, включая административные структуры и институты управления, из тех районов страны, в которых доминируют талибы. При этом боевиками назывались целые провинции Афганистана, которые должны были перейти под их контроль.

Талибы и их пакистанские покровители надеялись на первых порах разделить территорию Афганистана на различные зоны контроля, приблизительно так, как это когда-то произошло в Ливане, с тем, чтобы сохранить себя как единую силу и, одновременно, обеспечить себе солидное участие в центральных органах власти Афганистана. Всего этого талибы хотели бы добиться при невмешательстве американских войск, используя свою силу против афганских правительственных сил.

«Талибан», фактически, выступал за «временный раздел» страны, предлагая модель двоевластия, которая уже имела место в афганской истории. Напомним, что под разговоры о «временном решении» в 1879 году британцы ввели в заблуждение не очень-то решительного эмира Афганистана Якуб Хана, заставив его обманным путем подписать позорное соглашение, вошедшее в историю как Гандамакский договор (он завершил первую фазу второй англо-афганской войны). Похожая история повторилось в 1893 году уже с другим афганским правителем Абдур Рахман Ханом, в результате чего возникла пресловутая ситуация с «линией Дюранда» (нынешняя афгано-пакистанская граница, которую не признает Кабул). Отличие того драматичного периода афганской истории от наших дней состоит в том, что во второй половине XIX века опутыванием афганских королей обманными схемами занималась мощнейшая мировая Британская империя, а теперь процессом «рулят» спецслужбы Пакистана, опекающие талибов.

В конце XIX века британцы, так же как сегодня американцы (за которыми, правда, в последнее время все отчетливее маячат фуражки и эполеты пакистанских генералов) коварно твердили афганским эмирам: «В некоторых частях вашего государства царит анархия, и все это угрожает британской короне, русские войска уже находятся в Бухаре и расположились вдоль Аму-Дарьи. Поэтому целесообразно, в целях нашей и вашей безопасности, временно передать некоторые территории вашего государства под наше «вооруженное наблюдение». После стабилизации обстановки эти территории будут переданы обратно под вашу юрисдикцию». Однако, юрисдикция Кабула на отрезанные англичанами территории восстановлена так и не была: земли, взятые под английское «вооруженное наблюдение», затем отошли к Британской Индии. Чиновники Британской империи на словах говорили афганским властям одно, а на деле хитроумными комбинациями подсовывали им на подпись совсем другие документы. История таких политических манипуляций и в наше время, в несколько в измененном виде, может повториться.

Отчетливо видно, что сегодня разработана глубокая, многоходовая, комбинационная сделка по расчленению Афганистана. «Талибан» уже давно не преследует такие цели, как мир, национальное единство, стабилизация обстановки, национальное примирение в Афганистане. Их интересует только власть, желательно - вся власть или, на первых порах, господство в местах их наибольшего сосредоточения.

Именно по этой причине талибы придерживаются исключительно вооруженных методов борьбы и отказываются от участия в конкурентных невоенных политических процедурах.  В частности, «Талибан» страшится принять участие в любых выборах, хотя, казалось бы, это самый надежный способ получить поддержку народа и сформировать свое легитимное правительство. Талибы и их идеологи-вдохновители прекрасно осознают, что в ходе прозрачного, всеобщего, тайного голосования у их кандидатов шансов на победу попросту нет. Все дело в том, что у этого движения нет никакой реальной позитивной программы действия, кроме совершения насилия и повторения заезженных религиозных постулатов типа «священного джихада» и «борьбы с неверными»…

За все 25 лет присутствия талибов на афганской земле (из них почти 5 лет они имели реальную власть в стране) они не построили ни одной больницы, ни одной школы, ни одной мечети, ни одного метра дорог. Лидеры талибов понимают, что кроме их идеологических сторонников, какой-либо широкой массовой поддержки это движение в афганском обществе не имеет. Сила «Талибана» в наличии у них страшилок в виде оружия, насилия, террористических атак и массовых убийств.

Именно потому, что талибы не пользуются широкой поддержкой среди афганцев, их лидеры вынуждены скрываться на территории соседнего Пакистана. Так, например, высший руководящий орган «Талибана» - «Высший Совет управления «Талибана» - уже много лет располагается в пакистанском городе Кветта и называется «Кветтская Шура» (Совет). Члены этого Совета, как правило, сами в так называемом «джихаде» на территории Афганистана непосредственного участия не принимают. История не помнит, чтобы хоть кто-то из членов Шуры пострадал в каких-либо боевых действиях (за исключением разве что муллы Мансура, который при возвращении из Ирана был ликвидирован управляемой американской ракетой в пустыне Белуджистана на территории Пакистана).

Если не брать во внимание простых, по большей части, неграмотных или полуграмотных талибов, которые в силу своего невежества и беспомощности являются, по сути, пушечным мясом в чужой «большой игре», обращает на себя внимание также среднее звено лидеров «Талибана». Это так называемые полевые командиры, стоящие во главе вооруженных групп, численностью от 6 до 100 боевиков. За последние 16-17 лет они, по меньшей мере, шесть раз пережили эпизоды массовой ликвидации. Члены семей практически всех полевых командиров «Талибана» среднего звена также находятся на территории Пакистана.

Очевидно, что талибы и их лидеры не имеют шансов вернуться к власти в Афганистане мирным путем и без иностранной поддержки. До сих пор боевикам помогали, в первую очередь, пакистанские власти и спецслужбы. В ходе переговоров в Дохе представители «Талибана» явно рассчитывали получить еще и поддержку Вашингтона. Решение Дональда Трампа прекратить катарский переговорный процесс ставит крест на этих планах талибов. Хочется надеяться, что навсегда dle
Комментарии 0