МЕЖРЕГИОНАЛЬНЫЙ ОБЩЕСТВЕННЫЙ ФОНД
СОДЕЙСТВИЯ СТРАТЕГИЧЕСКОЙ
БЕЗОПАСНОСТИ

Исламский терроризм

«ИГИЛ — американский проект!»
14.07.2015 · Исламский терроризм

Вячеслав Матузов: «ИГИЛ — американский проект!»

Известный эксперт по Ближнему Востоку, убедительно доказывает, что Исламское государство на самом деле является очередным американским геополитическим проектом и называется «безбожным государством»

Константин Сивков: — Здравствуйте, дорогие телезрители. Сегодня у нас очередная передача в цикле «Круглый стол с Константином Сивковым». Эта передача будет посвящена Ближнему Востоку. Сегодня у нас в гостях известный арабист, человек с уникальной жизненной историей, который 45 лет занимался проблемой Ближнего Востока — Матузов Вячеслав Николаевич. Здравствуйте, Вячеслав Николаевич.

Вячеслав Матузов: — Добрый день, здравствуйте.

К.С.: — Сегодня мы пригласили его в студию для того, чтобы обсудить проблему, сложившуюся сейчас на Ближнем Востоке, и, в частности, проблему ИГИЛ.

Я хочу напомнить нашим зрителям, что «Джебха?т ан-Ну?сра» (деятельность организации запрещена в России по решению Верховного суда РФ. — прим.ред.) «Исламское государство»(деятельность организации запрещена в России по решению Верховного суда РФ. — прим.ред.), «Братья мусульмане» (деятельность организации запрещена в России по решению Верховного суда РФ. — прим.ред.) на территории России Верховным судом признаны террористическими организациями и деятельность которых на территории России запрещена.

Начиная нашу передачу, я, собственно, хочу задать вам такой вопрос, откуда, собственно пошел вот этот самый ИГИЛ, откуда он взялся? Ведь еще буквально 2−3 года назад не существовало такой организации. Потом о нем поговорили немножко, как об одном из каких-то подразделений «Аль-Каиды» (деятельность организации запрещена в России по решению Верховного суда РФ. — прим.ред.). Воевала она в Сирии, помогали им США. И вдруг, в течение года, полутора, они превратились в мощнейший конгломерат, по сути дела организацию единую, компиляционного типа, террористической направленности, которая уже, можно сказать, диктует свою волю на Ближнем Востоке очень решительно и твердо.

В.М.: — И не только на Ближнем Востоке. Она уже пытается расширить свое поле деятельности и на Европу, и на Америку частично, и на Российскую Федерацию, и, главное, на Среднюю Азию. Цели и задачи этой структуры, которая была, я без всякого преувеличения, без всяких ссылок на конспирологию, она была создана Соединенными Штатами Америки. Это очевидный политический инструмент США в проведении и решении их геополитических задач. Ведь мы хорошо помним, что такой была «Аль-Каида», как она создавалась. Мы помним хорошо как Ирак и Иран начинали военные действия (Ирано-Иракская война 1980−1888 — прим.ред.), и кто стоял за спиной и поощрял войну Ирака с Ираном, например. Не так давно я нашел в интернете очень интересное высказывание, Джорджа Фридмана (основатель и директор частной разведывательно-аналитической организации «Стретфор» («Stratfor») — прим.ред.).

Некоторые считают, что это рядовой аналитик американский. Нет, это по существу руководитель «теневого» ЦРУ. И он выступал в Чикаго.

К.С.: — Он является руководителем частной разведовательно-аналитической службы, структуры.

В.М.: — Совершенно верно. И это главный орган, советами которого и с которым консультируются «Белый Дом» Соединенных Штатов, Пентагон, ЦРУ и Госдеп США. Человек известный, его принимают у нас на уровне руководителя Министерства Иностранных Дел, он выступает у нас с лекциями иногда в МГИМО, принадлежащем МИД-у Российской Федерации. Так человек, который не требует особой характеристики для тех, кто занимается серьезно ближним Востоком и вообще мировой политикой.

Так вот он, когда встречался в Чикаго с аудиторией, профессионалов-аналитиков американских, ему был задан именно этот вопрос — «Каково отношение Америки к Исламскому государству?».

Я выписал его слова, я могу зачитать прямо дословно. «Исламское государство является проблемой для США, но она не является жизненно важной проблемой. Нужно заниматься этой проблемой, но не прилагать при этом никаких усилий, а нужно предлагать пропорциональные усилия. Не более».

Вот вам ответ на вопрос. Какой спектакль разыгрывается сегодня перед глазами мирового сообщества, когда американцы сколотили какую-то якобы коалицию, а на самом деле там не коалиция, там американские войска работают в Ираке и в Сирии против ИГИЛ, и начали бомбардировки позиций Ирака и Сирии.

К.С.: — Они начали бомбардировки войск Ирака?

В.М.: — Они начали бомбардировки, бросать помощь якобы курдским повстанцам, а на самом деле потом все эти парашютированные боеприпасы и продовольствие попадали в руки ИГИЛ.

К.С.: — Наверное, не всё, а частично?

В.М.: — Я думаю, что никто там не отслеживает эти вещи…

К.С.: — Но ведь нам регулярно сообщают о том, что авиация войск коалиции, которую возглавляют Соединенный Штаты Америки, наносит по 30, по 40, по 50 авиаударов по объектам.

В.М.: — Но никто не сообщает, сколько гражданских лиц при этом они погубили.

К.С.: — Да, об этом не говорится.

В.М.: — И второй вопрос есть в связи с «американской» коалицией против ИГИЛ. Вопрос — имеют ли они юридические права, одобренные резолюцией Совета безопасности (ООН -прим. ред.) для проведения военных операция в этом регионе.

К.С.: — Соединенные Штаты Америки?

В.М.: — Соединенные Штаты Америки. Или даже коалиция.

К.С.: — Есть ли такие права? По-моему, ничего подобного не было?

В.М.: — Есть эффект двусторонних отношений. Там существует позиция законных Иракских властей, которые как бы дали разрешения на удары воздушные, хотя и ограниченные. Но запрещают наземные операции у себя. А Сирия — независимое государство, член Организации Объединенных Наций. Кто давал право вторгаться в воздушное пространство Сирии и наносить удары? Всё это вписывается в утверждение Джорджа Фридмана о том, что воевать надо, но так, чтобы результатов реальных на земле не было. Это не борьба с ИГИЛ, это отработка на реакцию общественного мнения в мире, не больше.

К.С.: — С военно-стратегической, с военно-тактической точки зрения известно, что с партизанами бомбежками никто не борется.

В.М.: — Конечно.

К.С.: — Для этого нужны сухопутные наземные карательные части или, в крайнем случае, общевойсковые соединения достаточно масштабные для проведения наземных операций с целью окружения и уничтожения.

В.М.: — Американцам необходимо 130 тысяч человек контингента там.

К.С.: — Для того, чтобы там решить задачу.

В.М.: — Да, чтобы там начать наземную операцию.

К.С.: — Вячеслав Николаевич, вы сказали интересную вещь, что это всё американцы создали. В принципе, об этом и говорили, в том числе и с вами неоднократно говорили на других выступлениях, передачах, на других программах.

В.М.: — Да.

К.С.: — О том, что за этими боевиками в Сирии, стоят США. Они их финансировали. Известно вместе с тем, что ИГИЛ отпочковался от «Аль-Каиды». Так ли это?

В.М.: — Вы знаете, я бы так тесно их не стал связывать близко, потому что, как только возник ИГИЛ, начались трения с «Аль-Каидой», потому что борьба за власть. Аз-Завахири (лидер «Аль-Каиды» — прим.ред.), аль-Багдади («халиф» т.н. ИГ- прим. ред) были антагонистами, и у них были там проблемы, возникли с самого начала. Почему, на мой взгляд, ИГИЛ создавали американцы? А американцы уже давно воевали с «Аль-Каидой», поэтому тут было внутреннее противоречие у них.

К.С.: — Но ведь «Аль-Каиду» тоже создавали Соединенные Штаты.

В.М.: — Это на первом этапе. Бен Ладен — это агент ЦРУ 100%-й. Я вспоминаю такую информацию из Испании, как ни парадоксально! Приехала в Испанию, где-то в 2002—2003 году, делегация саудовской Шуры, это тип парламента в монархии.

И в кортесах испанских (Кортес — представительный орган и носитель законодательной власти Испании- прим.ред.) на главу саудовской делегации набросились с вопросами, после 11 сентября: «Вы спонсируете терроризм, вы стоите за „Аль-Каидой" и за Бен Ладеном. Зачем вы это делаете?». Это задавали испанцы саудовцам на встрече.

К.С.: — Так.

В.М.: — Корреспондент ИТАР-ТАСС тогда эту информацию передал из Мадрида, и я всё это узнал именно из этой информации.

К.С.: — Что ответили представители Шуры?

В.М.: — Представители Шуры: «Клянемся Аллахом, мы всё, что делали в направлении „Аль-Каиды", моджахедов в Афганистане, мы делали только по указанию Соединенных Штатов Америки. А сейчас всю ответственность те же американцы пытаются возложить на нас! Мы исполнители, мы финансировали этот проект, но мы не инициировали его!».

К.С.: — Итак, ИГИЛ. Теперь совершенно очевидно, что это реальная сила. Вы заявили о том, что за спиной ИГИЛ стоят Соединенные Штаты Америки. Однако, в СМИ, и, судя по динамике движения руководства государства Катар, эмира Катара, его принцев, которые там занимают высшие государственные посты, и по целому комплексу других признаков, что все-таки за ИГИЛ стоит не столько США, сколько Катар?

В.М.: — Знаете, я категорически возражаю против этого утверждения. Я знаю, что в наших аналитических кругах есть такая точка зрения — «спасти лицо» американцев на Ближнем Востоке. И всю ответственность, вот так, как я рассказывал по «Аль-Каиде», Бен Ладену в кортесах Испании, точно такие же сейчас обвинения, пытаются «стрелки перевести» на арабов. Более того, я слышал о том, что Катар «держит в руках» Америку, военно-промышленный комплекс США, и Америкой руководят из зоны Персидского залива арабы. На эту глупость, я скажу, я реагирую однозначно!!! Что такое Катар? 350 тысяч коренного населения! В Катаре находится военно-воздушная база, на аэродроме в Дохе, военно-воздушная база США, на которой расположено руководство «Центркома», центральное командование для зоны Персидского залива. В Катаре дислоцировано 35 тысяч американских военнослужащих. О какой самостоятельной роли Катара вообще может идти речь?

К.С.: — Ну да, 35 тысяч.

В.М.: — На 350 тысяч.

К.С.: — На 350 тысяч. Значит, это оккупированная страна.

В.М.: — Это более, чем оккупированная. Поэтому они дают возможности добывать и продавать газ. Катар — богатейшее газовое месторождение, оно имеет большие противоречия с Саудовской Аравией, с Бахрейном. Именно при дележе этого участка «газовой линзы», из которой черпает с одной стороны Бахрейн, с другой стороны Катар. И это было предметом разбирательства даже в международном суде в Гааге, занимался разборками.

К.С.: — Между саудами и катарцами?

В.М.: — Между саудами и катарцами. Я скажу так, что это очень удобная позиция, и я знаю о том, что многие у нас пропагандируют ее. Пропагандируют с одной целью — увести от ответственности американцев за весь «бардак» который происходит на Ближнем Востоке.

К.С.: — Исламское государство отличается нечеловеческой жестокостью, превосходящей жестокость «Аль-Каиды» и даже, я бы сказал, превосходящую жестокость гитлеровских фашистов. ИГИЛ отличается уникальным варварством, я по-другому сформулировать не могу! Они целенаправленно стирают историю человечества, уничтожая уникальные памятники истории, которые уже не восстановить!

В.М.: — Вы понимаете, у меня такое впечатление, что перед Америкой сейчас стоит глобальная задача — стереть историю человечества до основания. И завтра, я не удивлюсь, если мы будем видеть историю развития человечества без Европы, без Ближнего Востока и без всех этих древних византийский и римских развалин.

К.С.: — Чем тогда можно объяснить эту нечеловеческую жестокость ИГИЛ?

В.М.: — Я считаю, что это запугать, с одной стороны, ту часть населения, которая сопротивляется, и привлечь экстремистскую часть населения, не только в Сирии, в Ираке. Ведь на территории, контролируемой ИГИЛ, сражаются, около 100 тысяч боевиков. Последние данные из Организации Объединенных Наций там от 50 до 70 тысяч вооруженных боевиков! В основном они пришли откуда? Афганистан, Пакистан, арабские страны, Северная Африка, и только из России официально обозначена цифра 2200 человек, Почему такая жестокость — это психологическое давление на мировое общественное мнение, раз, и на местное население-два. Чтобы сирийская армия была деморализована, чтобы иракская армия была деморализована. Американцы сегодня говорят о том, что надо создавать коалицию, и нас обвиняют, даже, допустим, Россию, в том, что мы не участвуем в этой коалиции. А как мы можем участвовать в этой коалиции? Американцы помогают отдельным этническим группам в Ираке — курдам на севере. Бросают им оружие, боеприпасы и продовольствие. Они готовы снабжать оружием и боеприпасами суннитские некоторые племена к северу от Багдада. Но, обратите внимание, что реальной поддержки иракской армии они так и не оказали. А ведь иракскую армию тренировали…

К.С.: — Американские спецалисты.

В.М.: — Американцы. Они тренировали так, что она недееспособна в отличие от сирийской.

К.С.: — Я думаю, что дело тут в другом. Я думаю, что иракская армия, учитывая тот факт, что на стороне ИГИЛ сегодня действуют в том числе и бывшие офицеры Саддама Хусейна, не очень хочет воевать. Они не являются продуктом «Садаммовской армии». Много офицеров и даже генералов «Саддамовской армии» находятся в рядах ИГИЛ.

В.М.: — Я не исключаю, что рядах ИГИЛ находятся даже некоторые московские студентки.

К.С.: — Это известно, да.

В.М.: — Всех там достаточно много, но речь идет о «генеральном тренде», о генеральной линии, генеральном стержневом руководстве этой структурой. Когда мы посмотрим биографию Абдель Кадира Багдади или Абдель Хакима Белхаджа, первый — это руководитель ИГИЛ в Багдаде и Сирии, в Ираке и Сирии.

К.С.: — Расскажите немного.

В.М.: — А второй из Триполи, из Ливии. Посмотрите их биографию! С 2005 по 2010 год оба находились в американских тюрьмах. Абдель Хаким аль-Белхаджа был где-то в таиландской тюрьме, но американской, был арестован в Таиланде за участие на стороне «Аль-Каиды», обвинение в терроризме, за принадлежность, за участие в 11 сентября на него ответственность частично возложили. Абдель Кадир Багдади сидел в одной из страшнейших американских тюрем — Абу-Грейб. После 5 лет пребывания в этих жесточайших условиях отпускают на свободу и одного, и другого. Один возглавлять тут же начинает сначала филиал «Аль-Каиды», и потом тут же переходит, организует ИГИЛ, а второй в Триполи организует так же исламистскую группировку, которая перебазируется через Турцию, НАТО-вскую страну, на территорию Сирии и присоединяется к ИГИЛ-овским войскам. Вот как создавался этот ИГИЛ.

К.С.: — А как относятся к ИГИЛ в странах арабского мира? Складывается впечатление, что страны арабского мира не очень-то активно борются против ИГИЛ. И мы с вами говорили, что и Катар, и Саудовскую Аравию обвиняют в том, что они поддерживают эти террористические организации.

В.М.: — Это ложная позиция. Это абсолютно большая ложь, которая активно распространяется, чтобы снять ответственность с Израиля, с Америки во всех этих ближневосточных катастрофах. Сейчас мы видим, что над Саудовской Аравией возникла угроза ИГИЛ. Взрыв мечети в Кувейте (июнь 2015) — погибло около 30-ти человек. Взрыв в Тунисе, но там иностранные туристы. А в Кувейте-то — это уже борьба против государств Персидского залива. Саудовская Аравия понимает механизм, как работают американцы. Она сама была участником американской политики против исламистов в Афганистане — Бен Ладен, «Аль-Каида». И они видят, что американцы по той же схеме создают ИГИЛ, который ставит задачу уничтожения Саудовского королевства, создания на его основе некого независимого «исламского Ватикана» — Мекка и Медина, суннитского образования в центре пустыни Руб-эль-Хали вместе с верблюдами. А всю прибрежную часть, населенную шиитами (это по карте Петерса известно) объединяют с Басрой на юге Ирака и прихватывают всю южную оконечность Ирана. Это Хузестан — это арабо-говорящая часть Ирана, где основные месторождения нефти и газа.

К.С.: — Ну, и что же делают страны арабского мира, чтобы противостоять этому?

В.М.: — Вот это сейчас и является одной из главных целей, я считаю, российской внешней политики не только на региональном ближневосточном уровне - на глобальном уровне! Я не считаю случайным приезд в Москву наследника наследника короля Саудовской Аравии, принца Мухаммеда бен Сальмана и его теплые переговоры, разговоры с Путиным в Петербурге, обмен приглашениями.

Я ожидаю, что король Саудовской Аравии где-то в сентябре-октябре должен быть в Москве. Я не исключаю, что Путин совершит вторую в своей жизни поездку на территорию Саудовской Аравии.

Саудовцы сейчас выделяют 10 миллиардов долларов инвестиций в российскую экономику. Да, многие говорят — я слышал эти слова от наших некоторых аналитиков, о том, что «они много говорят и ничего не делают». Да, у нас мало что получилось продуктивного из позитивных итогов первого визита Путина в Саудовскую Аравию. Но я бы сказал, что здесь во многом виноваты наши экономические структуры.

К.С.: — Тогда возникает вопрос такой — скажите, пожалуйста, вот ИГИЛ. Численность боевиков ИГИЛ относительно невелика — по разным оценкам от 50-ти, другие называют предельную цифру 200 тысяч. Но я думаю, что она лежит в пределах от 50-ти до 80-ти тысяч человек. И вот при такой численности, в условиях отсутствия полноценной системы вооружения тяжелого типа — авиации, бронетанковой техники, артиллерии, в достаточном количестве (захваченные образцы есть). ИГИЛ-овцы по сути дела, ведя боевые действия полу-партизанского типа, успешно громят регулярные войска.

В.М.: — Это не совсем так.

К.С.: — За счет чего у них достигается такая боевая эффективность? Хотим мы того или нет, но они взяли, уже оттяпали почти половину Сирии.

В.М.: — Я проехал, в свое время, где самолетами, где на машинах, практически весь этот треугольник — Камышлы, Дейр-эз-Зор — весь этот треугольник между тремя государствами, Турция, Ирак и Сирия. Камышлы там, как раз, в сплетении этих границ. Вы знаете, это же пустынные районы. Там нет населенных пунктов! Там сплошная пустыня! И оборонять ее сирийской армии никакого смысла нет! Основное вторжение, которое идет и угрожает, действительно, сирийской армии, оно идет через территорию Турции в районе Идлиба, Джиср-эш-Шугур. Это перевал, который открывает дорогу на Средиземное море и на Латакию, Тартус, где сейчас, кстати, находится наша (Пункт материально-технического обеспечения ВМФ России в Сирии — прим.ред.) военно-морская база обеспечения.

К.С.: — Там тоже сейчас действует ИГИЛ.

В.М.: — Там точно действует ИГИЛ. Но эти ИГИЛ-овцы, 5 тысяч человек, которые в последнее время захватили город Идлиб на границе с Турцией Эти 5 тысяч человек пришли с территории Турции.

К.С.: — Пять тысяч человек — это бригада.

В.М.: — Да.

К.С.: — Захватить город, целый город, пусть даже небольшой — это, я замечу, очень большая боевая эффективность в боях против регулярной армии. За счет чего у них такая высокая боевая эффективность? Потом даже не только в Сирии. Возьмем противодействие иракской армии, борьбу с теми же курдскими ополченцами, у которых тоже есть хорошая поддержка по линии тех же Соединенных Штатов Америки, других стран коалиции — они имеют хорошее вооружение и военную технику. Против той же иракской армии и, наконец, против той же сирийской армии, которая продемонстрировала свою достаточно высокую боевую эффективность в боях с подобного рода повстанцами. И, тем не менее, надо заметить, что еще год назад было полное ощущение, что Башар Асад окончательно одержал военную победу.

В.М.: — Нет, у меня такого не было ощущения в окончательной победе, потому что Башар Асад ведет борьбу не с ИГИЛ. Башар Асад ведет борьбу с Америкой!

К.С.: — Я говорю о военном потенциале ИГИЛ. Откуда он у них такой? Почему у них такие успехи?

В.М.: — Тылы ИГИЛ обеспечивает Турция. Боевик — он оттренированный, он участвовал уже в боевых действиях, имеет боевой опыт. Поэтому в условиях городских, особенно, регулярная армия может иметь какие-то преимущества, но в условиях городского боя боевики выступают на равных с армией. А задача, как я понимаю, у сирийского руководства сдержать не просто одно направление — Алеппо — Хомс — Идлиб, а у нее еще есть южный фронт. А там 5-тысячный контингент — в лагерях подготовки в Иордании готовят американские специалисты. И они готовят боевиков, которые идут от границ с Иорданией.

К.С.: — А это что за боевики идут?

В.М.: — Боевики идут, которых привлекли американцы. Они приходят как …

К.С.: — Боевики ИГИЛ-овские? Или какие-то другие?

В.М.: — Американцы выпускают их, как боевиков оппозиции. Раньше это была «Сирийская свободная армия», провалилась, ничего не получилось. А сегодня она называется «Армия ФАТИХ» — «завоевание» или «отвоевание». Американцы их готовят в таком качестве — для этой армии оппозиционных группировок в Сирии. Но, как только, эти боевики переходят границу с Сирией, они немедленно вступают в ряды ИГИЛ.

К.С.: — То есть, вы хотите сказать, что на территориях Иордании и Турции готовятся боевики для ИГИЛ?

В.М.: — Естественно. Об этом откровенно говорят американцы. Американцы говорят, что они направили 300 военных советников в Турцию для подготовки вооруженных сил оппозиции. А вы мне скажите, где вооруженная оппозиция находится на территории Сирии? Нет ее! На территории Сирии действуют только террористические группировки! И когда американцы заявляют, что они подготовили эти группировки для борьбы с ИГИЛ, якобы! В конечном итоге, мы не видим следов этой армии на поле боя. А на поле боя — все боевики под руководством ИГИЛ-овцев. Вот и весь ответ на все вопросы. Американцы напрямую связаны с этой структурой.

К.С.: — А как же тогда это стыкуется с тем, что Соединенные Штаты Америки наносят удары по лагерям подготовки боевиков ИГИЛ, по их позициям и так далее?

В.М.: — Ну, вы знаете, пока мы об этих ударах знаем только из одного источника. Это один человек — Абдеррахман, который сидит в Лондоне и занимается мониторингом прав человека. Никто точной информации, что происходит, не знает!

К.С.: — Скажите, пожалуйста, а что делает сейчас Иран? Какова позиция Ирана в борьбе с ИГИЛ? Насколько активно Иран включился в борьбу с ИГИЛ? Авиаударов Ирана мы не знаем.

В.М.: — И не надо.

К.С.: — Но может, участвуют в боевых действиях сухопутные войска? Корпус «Стражей Исламской революции»?

В.М.: — Я думаю так. Официально Иран отказывается от того, что он принимает участие напрямую в боевых действиях. Помогает военным снаряжением, помогает финансами. Сейчас речь идет об одном миллиарде долларов, которые Иран выделил (вот сегодняшняя утренняя информация), выделили Сирии.

Миллиард! Сирия — небольшая страна, потому это достаточно весомая сумма.

Но дело в том, что ситуация в Сирии и расширение влияния ИГИЛ в Сирии, оно непосредственно сталкивается в приграничной зоне с Ливаном. На севере Ливана, где-то километров 30, находится Тартус или Латакия. От Бейрута до Дамаска 60 километров. Расстояния-то, какие! И вот Ливан используется ИГИЛ-овцами как база снабжения, тем более, что в Ливане есть силы, сочувствующие! Особенно в Триполи, северном городе Ливана, где суннитское население. Там много друзов, и там постоянно шли бои между друзами и суннитами. Это всё использовалось активно. И шииты Ливана, а это половина населения, юг Ливана весь шиитский. «Хезболла» — это легальная часть политической структуры Ливана. Они являются крупнейшей фракцией в парламенте, их представители входят в правительство — министры. О каком террористическом характере этой организации, вообще, может идти речь?

К.С.: — Нет, «Хезболла» — это понятно, это легальная.

В.М.: — Но американцы до сих пор, израильтяне, особенно, считают их террористами, как и ИГИЛ. Вот, когда начинается в районе Арсала, в районе Каламуна бои, и когда боевики ИГИЛ под натиском сирийской армии переходят границу с Ливаном, вот тут начинают работать вооруженные силы «Хезболлы». У них мощные силы, тренированные в боях с Израилем в 2006-ом году. Великолепно вооруженные! Самоотверженные! Не боятся смерти! Все эти обстоятельства помогают сирийцам на западной границе.

К.С.: — Но, как известно, «Хезболла» воюет не только на своей территории, но боевые отряды «Хезболлы» воюют и на территории Сирии?

В.М.: — Вы знаете, я знаю только об одной точке, на которой присутствует «Хезболла» — это, есть такое захоронение Зейнаб недалеко от Дамаска, которое святое место для шиизма. И для того, чтобы боевики ИГИЛ не разрушили их святыню они, оставили там контингент. Но официально шейх Хасан Насралла — лидер «Хезболлы», он отрицает прямое непосредственное участие.

К.С.: — Вот скажите, пожалуйста, какую угрозу может представлять Исламское государство для Российской Федерации и других постсоветских республик центральной Азии?

В.М.: — Прямую и непосредственную, но потенциальную! Почему? Я настойчиво придерживаюсь точки зрения, что ИГИЛ есть военный инструмент геополитических целей Соединенных Штатов Америки. Пока американцы будут ставить задачу изменить ситуацию в Средней Азии - они ее называют сегодня уже не Средняя, а Центральная Азия почему-то?! И наши многие политологи согласились с этой терминологией. А речь идет и об области терминологии тоже! Это угроза реальная!

Много боевиков приехало из Киргизии. Вот эти самые ребята, которые чистят у нас в Москве улицы, которые находятся в жутком состоянии, когда им предложат какие-то деньги, ехать в Сирию и получать там приличные деньги во имя Ислама, они и поедут.

Но это движение, оно никакого отношения к исламу не имеет. Сейчас я не вижу прямой угрозы. Я могу сказать одно свое личное убеждение, что американцы решают очень сложную задачу — направить ИГИЛ на Россию. Или через Среднюю Азию, или через Кавказ, или через Поволжье, опираясь на запутавшихся людей.

К.С.: — Но сначала надо заполучить плацдармы вблизи России.

В.М.: — Плацдармы. Но они уже их в Афганистане получают. Обратите внимание, напряженная обстановка сейчас возникает на афгано-таджикской границе. Уже борьба идет между ИГИЛ и Талибан на территории Афганистана в прямой близости от границ. А там, как вы знаете, стоят наши военные дивизии.

К.С.: — Одна база. 201-ая.

В.М.: — 201-ая, совершенно верно. Это всё сопряжено. Я считаю, что это инструмент американской политики, который будет использоваться в той мере, в какой будет потребность политики Соединенных Штатов.

К.С.: — Вы дали определенную картину в отношении такого образования как Исламское государство. Если подытожить, то, я думаю, что можно сказать следующее. Вы согласитесь, что Исламское государство — это американский проект? И контролируется он до сих пор Соединенными Штатами Америки. Арабский мир используется только лишь как ширма для того, чтобы «перевести стрелки» с истинных виновников на тех, кто формально является, казалось бы, якобы, координирующими центрами, а на самом деле, таковыми не являются, а являются даже жертвой этого Исламского государства. Государство Исламское называется неправильно исламским, поскольку отношения к исламу это государство не имеет.

В.М.: — Правильно! Такфирия. «Доувля Такфирия» — это безбожное, «государство неверных». Это термин, который и в Саудовской Аравии, а это — носители исламской идеи — Мекка и Медина, они не называют его Исламским государством. Этот термин прижился только на Западе и у нас.

К.С.: — То есть, «безбожное государство?»

В.М.: — «Безбожное государство».

К.С.: — Вот они, прикрываются зеленым знаменем ислама, на самом деле, творя антиисламские и разрушительные дела.

В.М.: — Разрушающие.

К.С.: — Это государство выполняет заказ Соединенных Штатов Америки, творя нечеловеческую жестокость и варварство. Мы можем говорить о том, что, Исламское государство, являясь военным инструментом США, выступает в настоящее время главным военным инструментом США в проведении гибридной войны против государств Ближнего Востока.

То есть, той самой гибридной войны, в которой Соединенные Штаты Америки обвиняют Россию. Спасибо, Вячеслав Николаевич за участие в передаче.

Автор и ведущий — Константин Сивков.

Фото, видео, монтаж -Александр Фатеев.

Редакторская правка текста — Александр Фатеев.

dle
Комментарии 0