МЕЖРЕГИОНАЛЬНЫЙ ОБЩЕСТВЕННЫЙ ФОНД
СОДЕЙСТВИЯ СТРАТЕГИЧЕСКОЙ
БЕЗОПАСНОСТИ

История органов госбезопасности

Раскопки в карельском урочище вызвали бурную реакцию Николая Сванидзе
09.09.2018 · Изменники и предатели

Сандармох и неправда

Раскопки в карельском урочище вызвали бурную реакцию Николая Сванидзе

На фото: Николай Сванидзе
На фото: Николай Сванидзе (Фото: Станислав Красильников/ТАСС)

Недавно на одном из так называемых «независимых» телеканалов известный телеведущий Николай Сванидзе прокомментировал раскопки Российского военно‑исторического общества в урочище Сандармох в Карелии. Историк однозначно заявил, что главная цель раскопок доказать, что «наших расстреливали не наши, а финны».

В этой связи вспомнилось, как мне довелось в мае этого года присутствовать на лекции господина Сванидзе о том, как он видит события Великой Отечественной войны. Название лекции выбрано максимально интригующее: «Фасад и подвалы истории», с намеком на то, что автор расскажет о скрытых от обывателя деталях, не выставляемых напоказ официальной исторической наукой.

Вероятно, чтобы настроить аудиторию в нужном ему русле, Сванидзе предложил начать лекцию обсуждения советско-германского пакта о ненападении 1939 года. В первую очередь он не преминул сослаться на решение Евросоюза 2009 года, согласно которому день подписания вышеуказанного пакта 23 августа объявлен Днём жертв сталинизма и нацизма. При этом, он и словом не обмолвился о том, что день мюнхенского сговора с Гитлером Франции и Англии в 1938 году и раздел Чехословакии никак не был отмечен в Евросоюзе. Эти двойные стандарты Сванидзе по известным только ему мотивам просто не хочет замечать.

Далее Николай Карлович иронизирует: дескать, Молотов в 12:15 22 июня сообщил о вероломном нападении Германии, хотя в 5:30 этого же дня немецкий посол Шуленбург объявил ему о начале войны. По логике Сванидзе получается, что война якобы была объявлена по правилам чести, и не было никакого коварства со стороны Гитлера. Однако он тут же сам себе противоречит, сообщая, что Германия-то напала на СССР в 3:15, то есть, по факту, до официального объявления войны.

Министерство образования «незалежной» следует оккупационной политике Третьего Рейха

На протяжении всего своего спича Сванидзе, как мантру, повторяет тезис о катастрофическом характере начала войны, с удовольствием делает упор на негативных аспектах разворачивавшихся в 1941-м трагических событиях, с увлечением рассказывает о первых военных поражениях советской армии. Такое ощущение, будто лектор пытается погрузить слушателя в состояние тотальной безысходности и панического пессимизма, якобы царивших в то время.

Но Сванидзе почему-то ни слова (хотя бы для объективности) не произносит о героизме наших пограничников, лётчиков, совершавших первые воздушные тараны, частей Красной Армии, мужественно оборонявших Перемышль, Брестскую крепость и другие советские города.

Были заметны и другие антинаучные огрехи в выступлении «историка» Сванидзе.

Он, например, убеждает слушателей, что 24 июня 1941 года мы «взяли и отбомбили» финнов, боясь, что они присоединятся к немцам. А финны, дескать, «взяли и присоединились» (назло, что ли?). «Если бы не это, не было бы блокады Ленинграда. Это была страшная стратегическая ошибка», продолжает Сванидзе.

На самом деле, Финляндия заранее планировала войну как короткую и победоносную. Ведь даже до осени 1941 года они называли её «летней войной». А еще 5 декабря 1940 года Гитлер сказал своим генералам, что они могут рассчитывать на участие Финляндии в операции «Барбаросса».

Генерал Талвела в своих мемуарах указывает, что накануне войны Маннергейм был решительно настроен наступать прямо на Ленинград. Весной 1941 года Финляндия согласовала с Германией планы совместных боевых действий против СССР. Финляндия высказала готовность присоединиться к Германии в её войне против СССР. Финские войска в течение трёх лет обеспечивали блокаду Ленинграда с севера, хотя вначале финское руководство ожидало падения города уже осенью 1941 года.

Начиная с 22 июня, бомбардировщики немецкого люфтваффе начали использовать финские аэродромы как дозаправочную базу перед возвращением в Германию.

23 июня Молотов вызвал к себе финского посла, и потребовал от Финляндии чёткого определения её позиции по отношению к СССР. Но финский посол воздержался от комментариев действий Финляндии.

24 июня главком Сухопутных войск Германии направил указание представителю немецкого командования при ставке финской армии, в котором говорилось, что Финляндия должна подготовиться к началу операции восточнее Ладожского озера.

Логично, что 25 июня советское командование приняло решение нанести массированный авиаудар по 18 аэродромам Финляндии с использованием около 460 самолётов.

В ходе своего выступления «историк» Сванидзе упомянул известный приказ № 428, который по его словам был «преступным, жестоким, античеловеческим. «Выполняя его, советские диверсанты и партизаны, в том числе Зоя Космодемьянская, фактически уничтожали жилье и хозяйство населения, и так страдавшего от немецкой оккупации», — нагнетает Сванидзе.

Что же мы видим на самом деле?

В преамбуле приказа от 17 ноября 1941 г. № 428 объясняется его мотив, дается обоснование (своего рода гипотеза в правовой норме): «Советское население этих населённых пунктов обычно выселяют и выбрасывают вон немецкие захватчики».

Нападки Сванидзе на якобы антигуманный характер приказа тоже не поддаются логическому объяснению. Ведь приказом устанавливается, что перед вынужденным отходом наших частей необходимо «уводить с собой советское население».


Таким образом, приказ № 428 имел целью не только уничтожение ресурсов в немецком тылу, как его однобоко пытаются выставить «историки» вроде Н. Сванидзе, но и спасение, эвакуацию населения с территорий, находящихся под угрозой захвата немцами, недопущение попадания его под фашистский гнёт.

Под конец лекции Сванидзе поделился с аудиторией своим наблюдением: дескать, сейчас смотреть бывшие «лагеря смерти» «ездят толпами кто угодно — немцы, поляки, евреи, даже австралийцы! Туда автобусами детей свозят. А наших — нет. Из России ездят смотреть мало. А надо бы…»

Что на это можно на это ответить Николаю Карловичу? Тут ему хочется напомнить, что мы живём в стране, которую фашистские оккупанты превратили в один больший «лагерь смерти». У нас до сих пор найдены не все котлованы и массовые захоронения замученных и убитых граждан. Трагедия прошлого века вошла в нашу генетическую память и миллионы российских граждан, вместе с народами бывших советских республик и всего мира, в День Победы, с фотографиями своих родных выходят на улицы городов, чтобы почтить Память погибших в едином строю «Бессмертного полка».

Послушав Николая Карловича Сванидзе, остаётся только удивляться его способности жонглировать историческими фактами в погоне за сенсационными заявлениями и в угоду своим политическим взглядам. Человеку, называющим себя историком, да еще и берущему деньги за вход на свои лекции, должно быть стыдно.

dle
Комментарии 0