МЕЖРЕГИОНАЛЬНЫЙ ОБЩЕСТВЕННЫЙ ФОНД
СОДЕЙСТВИЯ СТРАТЕГИЧЕСКОЙ
БЕЗОПАСНОСТИ

История органов госбезопасности

1942. ВЛАСОВ Андрей Андреевич
09.01.2013 · Изменники и предатели
ВЛАСОВ Андрей Андреевич, 1901 г. рождения, бывший генерал-лейтенант Красной армии, бывший заместитель командующего Волховским фронтом.
Родился тринадцатым ребенком в селе Ломакино Гагинского уезда Нижегородской губернии в семье бедного крестьянина. Учился в Нижегородском духовном училище, затем – в семинарии. В 1919 г. поступил на агрономический факультет Нижегородского государственного университета. В 1920 г. был мобилизован в Красную армию, служил рядовым в 27-м Приволжском стрелковом полку. Вскоре был направлен на краткосрочные курсы командного состава, после окончания которых назначен командиром стрелкового взвода во 2-й Донской дивизии, действовавшей на Южном фронте против Деникина и Врангеля.
После Гражданской войны командовал ротой, полковой учебной частью. В 1928 г. направлен на учебу в Москву на стрелково-тактические курсы усовершенствования комсостава. Через два года становится преподавателем тактики в Ленинградской объединенной военной школе им. В.И. Ленина, вступает в партию. Положительно зарекомендовал себя как преподаватель. В 1935 г. окончил курс Ленинградского отделения Военной академии РККА, был переведен в мобилизационный отдел Ленинградского военного округа.
В этом же году был назначен командиром 11-го стрелкового полка 4-й Туркестанской дивизии. За короткий срок превратил часть из отстающей в образцовую. В 1938 г. назначен помощником командира 72-й дивизии, вскоре переведен в штаб Киевского военного округа.
Осенью 1938 г. был командирован в Китай. Под псевдонимом Волков занимал пост начальника штаба советского военного советника, а с мая 1939 г. – советника при губернаторе Шанси генерале Чинь-Си-Шане. Некоторое время исполнял обязанности руководителя аппарата военных советников, был награжден Чан Кайши орденом Дракона.
В 1939 г. возвращается в СССР и вновь направляется в Киевский военный округ, но уже в качестве командира дивизии. В 1940 г. за образцовое выполнение служебных обязанностей награжден орденом Ленина. К тому времени в советской печати появляются публикации, восхваляющие Власова, его военные способности, внимание к подчиненным.
Начало войны застало Власова в должности командира 4-го моторизованного корпуса на Украинском фронте. Часть защищала Львов, несколько раз попадала в окружение. В августе и сентябре 1941 г. командовал 37-й армией, которая упорно защищала г. Киев и вырвалась из котла.
В ноябре 1941 г. был отозван в Москву, где встречался с И.В. Сталиным, после чего возглавил 20-ю армию, участвовавшую в обороне столицы. Части армии совместно с 16-й армией К.К. Рокоссовского освободили Истру, Солнечногорск и Волоколамск.
В декабре 1941 г. Совинформбюро сообщило о провале немецкого наступления на Москву. Среди командиров, оборонявших город, был назван и Власов. В январе 1942 г. он был награжден орденом Красного Знамени и произведен в генерал-лейтенанты.
В марте 1942 г. Власова назначают заместителем командующего Волховским фронтом. Одновременно он руководил действиями 2-й ударной армии. Ставка требовала от командующего фронтом К.А. Мерецкова непрерывного давления на немцев для облегчения положения Ленинграда. В результате недостаточно подготовленного наступления войска 2-й ударной армии попали в тяжелое положение. Власов тщетно ожидал подкрепления, но вскоре его части оказались в окружении, продолжая вести упорные бои с противником. На некоторое время удалось создать коридор в районе Мясного Бора. Были вывезены все раненые, однако немцы через 2 дня ликвидировали брешь в окружении. Части армии Власова вновь пошли в атаку с целью деблокирования, но выйти из котла удалось только нескольким небольшим подразделениям. После этой неудачи Власов отдал приказ подчиненным разбиться на небольшие группы и самостоятельно пробиваться к своим. Он лично возглавил одну из таких групп, но она была обнаружена немцами и окружена. Власов отдал приказ солдатам сложить оружие и сам сдался в плен. Представился немецкому офицеру, после чего был доставлен в расположение 18-й армии вермахта, где был допрошен ее командующим генералом Линдеманом. Власова приняли весьма учтиво. Он дал Линдеману подробные пояснения о дислокации войск Волховского фронта. Спустя три дня был допрошен немецким Верховным командованием, а затем помещен в лагерь для особо важных военнопленных в Виннице. Здесь он познакомился с полковником В.И. Боярским, вместе с которым составил письмо немецким властям с предложениями использовать в борьбе с Красной армией антисталинские настроения, якобы распространенные среди офицеров, солдат и гражданского населения. Этот шаг Власова дал основание гитлеровским спецслужбам к активной обработке пленного генерала с целью склонения его к сотрудничеству. К Власову было направлено несколько офицеров разведки, среди которых особых успехов добился капитан В. Штрик-Штрикфельдт, служивший в годы Первой мировой войны в русской армии.
В сентябре 1942 г. Власов сделал решительный шаг на пути к предательству: он подписал листовку, подготовленную управлением «Вермахт-Пропаганда», содержащую призыв к солдатам и офицерам Красной армии дезертировать. После этого Власов был доставлен в Берлин, где дал окончательное согласие на сотрудничество с гитлеровцами, и, в частности, на организацию Русского освободительного движения (РОД), куда должны были войти советские военнопленные и белоэмигранты.
В Берлине Власова свели с Г.Н. Жиленковым, М.А. Зыковым, В.Ф. Малышкиным и др. активными пособниками немцев. Ими была составлена программа РОД, согласованная с фашистскими спецслужбами. Эта программа получила позднее известность как «Смоленская Декларация». Листовки с ее текстом немцы сбрасывали над советской территорией по личному указанию А. Розенберга.
В феврале 1943 г. Власов по указанию немцев прибыл на оккупированные территории в район Смоленска. Его сопровождали офицеры немецкой разведки. Здесь была организована серия выступлений Власова перед советскими военнопленными и гражданским населением. В своих речах он призывал их вступать в военные формирования для борьбы с большевизмом на стороне Германии. Вскоре состоялось второе «турне» Власова в Псков. Здесь он встретился с представителями Православной церкви, различных антикоммунистических организаций, выступал на заводе, а затем в местном театре. Он посетил Лугу, Волосово, Сиверскую, Толмачево, Красногвардейск, Петеревиц, Дедовичи. На состоявшихся в каждом из этих населенных пунктов «собраниях» призывал поддерживать «германского союзника» и объединяться в борьбе со сталинским режимом «во имя новой России».
Вскоре появилось его «открытое письмо» под названием «Почему я стал на путь борьбы с большевизмом». В этом письме Власов предлагал всем соотечественникам последовать его примеру, сражаться с Красной армией с оружием в руках.
Поездка Власова не принесла ожидаемых результатов в силу того, что политика гитлеровцев на оккупированных территориях (изъятие у населения материальных ценностей, угон рабочей силы, в основном молодых людей, в Германию, массовые жестокие репрессии в отношении гражданских жителей и т д.) явно диссонировала с заявлениями пленного генерала о необходимости поддержки немецких властей и создании блока всех антибольшевистских сил. Кроме того, руководители Третьего рейха с большой настороженностью отнеслись к высказываниям Власова о том, что он желает возрождения «новой России». Это явно не входило в их планы, по которым предусматривалась полная оккупация территории СССР, уничтожение большей части его населения, полное искоренение ее культурных традиций и т. п.
Эти замыслы красноречиво выразил шеф СС Генрих Гиммлер: «Что происходит с русскими или чехами, мне совершенно безразлично… Живут ли они в благополучии или умирают с голоду, меня интересует постольку, поскольку они нужны нам в качестве рабов нашей цивилизации. Если 10 000 русских женщин валятся мертвыми от истощения за рытьем противотанковых рвов, то это интересует меня постольку, поскольку эти окопы должны быть прорыты ради Германии».
По указанию из Берлина Власову были запрещены поездки на оккупированные территории и публичные выступления. Ему, однако, разрешили создание в г. Дабендорф военного тренировочного лагеря, где должны были формироваться вспомогательные подразделения из числа советских военнопленных. Вскоре лагерь превратился в центр власовского движения. Однако активная работа Власова и его окружения не находила полной поддержки немцев из-за указаний, данных лично Гитлером о необходимости крайней осторожности с власовским движением.
Период вынужденного бездействия Власов заполнял поездками в Дабендорф, Магдебург, Франкфурт, Мауну, Кёльн, встречами с гауляйтерами, членами РОВС, лидерами русской эмиграции. Тем временем участились массовые переходы солдат и офицеров власовских частей на сторону Красной армии и партизан. Гитлер был взбешен, дал указание расформировать эти части и превратить в "рабочих и шахтеров". Однако вскоре этот приказ был изменен, и власовские батальоны были сняты с Восточного фронта и переброшены на Запад (Франция, Италия).
Постепенно отношение руководства Рейха к Власову и его движению начало меняться, т. к. к началу 1944 г. после ряда жестоких поражений от Красной армии вермахт понес невосполнимые потери в живой силе. В сентябре 1944 г. Гиммлер лично принял Власова и дал указание о создании под руководством Власова. Комитета освобождения народов России (КОНР) и формировании его вооруженных сил.
Власов активно взялся за выполнение этих указаний. Был составлен манифест КОНР и назначен учредительный съезд на ноябрь 1944 г., состоявшийся в Праге. Кроме русских коллаборационистов, в нем приняли участие националистические организации украинцев, белорусов, калмыков, туркмен, республик Кавказа. Руководителем КОНР, как и ожидалось, был избран Власов, он же возглавил его вооруженные силы, основу которых составили части т. н. Русской освободительной армии (РОА), сформированные им еще до создания КОНР. В спешном порядке соединения КОНР были укомплектованы и вооружены. 1-я дивизия была направлена в Чехословакию, казачьи части – в Австрию и Италию, 1-я украинская дивизия двинулась в Саксонию навстречу Красной армии и вступила с ней в ожесточенные бои. Однако стремительное наступление советских войск и успехи ее союзников на Западном фронте привели Власова и его ближайшее окружение к выводу о неизбежности скорого краха Третьего рейха. Власов начал злоупотреблять спиртными напитками, впадать в депрессию. Чтобы поднять настроение ренегату, гитлеровские спецслужбы решили «устроить» его личную жизнь. Его отправили в санаторий, где познакомили с его заведующей Хейди Биленберг, вдовой эсэсовского офицера. Между бывшим советским генералом и немкой вскоре установились близкие отношения, которые завершились регистрацией брака. Однако этот поступок Власова как «лидера русского освободительного движения» был отрицательно воспринят в его окружении.
События на фронтах в начале 1945 г. заставили Власова выехать в расположение 1-й дивизии РОА (КОНР). Тотальное отступление немецких войск на востоке и на западе поставило Власова перед трудным выбором. Он попытался установить контакт с советским военным командованием, отправив маршалу И. Коневу телеграмму с предложением действовать против немцев совместно, и в частности, силами своей дивизии нанести им удар с тыла. Однако ответа от И. Конева он не получил. После этого Власов решил с группой офицеров РОА пробиваться к американцам.
11 мая 1945 г. он был опознан и арестован офицерами Красной армии. При задержании сопротивления не оказал и вместе с другими предателями был доставлен в Москву.
После расследования деятельности Власова и других руководители РОА–КОНР материалы были переданы в суд в августе 1946 г. Во время судебного заседания Власов заявил буквально следующее: «Я признаю себя виновным в том, что, находясь в трудных условиях, смалодушничал, сдался в плен немцам, клеветал на советское командование, подписывал документы, призывающие к свержению Советов… Я успел сформировать все охвостье, всех подонков, свел их в комитет, редактировал гнуснейший документ, формировал армию для борьбы с советским государством… Содеянные мной преступления велики и ожидаю за них суровую кару. Первое грехопадение – сдача в плен. Но я не только полностью раскаялся, правда, поздно, но на суде и следствии старался как можно яснее выяснить всю шайку. Ожидаю жесточайшую кару».
Суд приговорил Власова и всех других подсудимых к высшей мере наказания. Они были повешены в конце августа 1946 г. dle
Комментарии 0