МЕЖРЕГИОНАЛЬНЫЙ ОБЩЕСТВЕННЫЙ ФОНД
СОДЕЙСТВИЯ СТРАТЕГИЧЕСКОЙ
БЕЗОПАСНОСТИ

История органов госбезопасности

1976. Беленко Виктор Иванович
27.12.2012 · Изменники и предатели
БЕЛЕНКО Виктор Иванович, 1947 г. рождения, русский, бывший старший лейтенант Военно-Воздушных Сил СССР.
Родился в Нальчике, по окончании средней школы поступил в Омский медицинский институт. Одновременно обучался в клубе ДОСААФ. Через два года оставляет мединститут и поступает в Армавирское высшее летное военное училище, которое закончил в 1971 г. С 1971 по 1975 г. служит в г Сальске в должности летчика-инструктора центра подготовки пилотов МиГ-17 и СУ-15. Неоднократно ставит вопрос о переводе его в воинскую часть и требует использовать в качестве боевого летчика на ультрасовременных самолетах. Вступает в конфликт с начальством, неоднократно грозит сообщить в Министерство обороны о злоупотреблениях в части. В конце концов Беленко добивается перевода в Дальневосточный военный округ, где служит в 513-м полку ПВО, дислоцируемом в Чугуевке. Летает на МиГ-25, являвшимся в то время суперсовременным перехватчиком, который превосходил все западные аналоги и являлся одним из самых важных объектов изучения со стороны разведок США и их союзников.
Вскоре Беленко назначается и.о. замначальника эскадрильи перехватчиков. К этому времени у него созревает план бегства за рубеж на МиГ-25, который должен был стать, по его замыслу, подарком спецслужбам НАТО и обеспечить ему на Западе безбедное существование. Беленко делает подробные записи о тактико-технических данных МиГ-25, режимах работы аппарата в различных условиях, разрабатывает самый короткий маршрут от Чугуевки до ближайшего японского аэродрома. Им также была приготовлена записка на английском языке для передачи в момент приземления японским властям, в которой он требовал немедленно известить о своем прилете американскую разведку, а также исключить доступ к самолету посторонних лиц.
6 сентября 1976 г. во время учебного полета Беленко на своем МиГе, вопреки полетному заданию, взял курс на юго-восток. С высоты 8 тыс. метров он снизился до 1000 м, чтобы избежать действия японских радаров, одновременно включив аварийную сигнализацию, вследствие чего самолет подавал сигналы бедствия, отключил радарное устройство и электронные приборы, чтобы затруднить обнаружение самолета. Через 30 минут Беленко находился в районе острова Хоккайдо, где был обнаружен японскими ПВО. На его перехват были брошены американские «Фантомы», которые вскоре его потеряли. Беленко удалось приземлиться на взлетно-посадочную полосу гражданского аэродрома. Он остановился в непосредственной близости от металлической антенны, при этом «МиГ-25» едва избежал столкновения с пассажирским «Боингом-727», который взлетал с аэродрома. Горючего в баке самолета оставалось только на 30 секунд.
Беленко был доставлен в японскую полицию, которой он вручил заранее заготовленную записку. Заявил, что прилетел в Японию умышленно, намерен попросить политического убежища в США. Потребовал зачехлить самолет и поставить вокруг него охрану. Его отвезли в гостиницу, где он содержался под присмотром полиции.
К этому времени советские официальные органы уже сделали запрос японским властям о судьбе летчика и его самолета, потребовав их возвращения и обвиняя японцев в намеренном задержании летчика, сбившегося с курса во время учебного полета. Заявление МИД Японии о том, что Беленко решил попросить политического убежища в США, советским послом принято не было.
На следующий день Беленко переправили в Токио, где он был допрошен офицером ЦРУ. От него же он узнал, что президент США лично гарантирует ему предоставление политического убежища, но в интересах безопасности он пока будет содержаться в японской тюрьме. В это время японцы были вынуждены согласиться с требованием советской стороны и организовать встречу Беленко с представителем посольства СССР. В ходе этой встречи бывший советский летчик заявил, что добровольно прилетел в Японию и уже попросил политического убежища у американцев. Сразу после разговора с советским представителем Беленко был перевезен в США.
В течение месяца МиГ-25 оставался в Японии и подвергся тщательному изучению американских специалистов. Более 200 инженеров, доставленных из США, буквально разобрали самолет «по винтику», было сделано более тысячи снимков его фрагментов и деталей. Окончательные выводы специалистов о МиГ-25 поразили американскую разведку. «Мы, конечно, догадывались, что это чертовски хороший самолет, – заявил один из них, – к сожалению, так это и оказалось! Он может летать выше, быстрее и с большим грузом, чем любой другой самолет этого класса». Другой специалист сделал еще более неожиданное заключение: «Следовало бы пригласить русских конструкторов, чтобы они научили нас проектировать и строить». И совсем обидным для американских авиастроителей прозвучал вывод одного из руководителей ВВС США генерала Кигена: «В создании этой машины нашло отражение неподражаемое умение русских компенсировать ограниченность ресурсов неистощимой изобретательностью. Блестяще сочетая устаревшую и новую технологии, они в сравнительно короткий срок и с небольшими затратами создали самолет таких тактико-технических данных, достижение которых на Западе потребовало бы вложения колоссальных финансовых средств».
Уже будучи в США, Беленко активно консультировал американцев, участвовавших в изучении советского перехватчика. На каждодневных допросах он давал исчерпывающие ответы на поставленные специалистами вопросы. В ходе бесед американские разведчики квалифицировали его поступок как подвиг, заверяли в том, что на Западе никогда не забудут услугу, которую он оказал.
На вопрос сотрудников ЦРУ, какова причина его побега из СССР, Беленко сослался на желание обрести свободу. Разведчики поинтересовались, что же он понимает под свободой, однако вразумительного ответа не добились. Единственный конфликт между ним и американцами возник после того, как бывший советский летчик узнал, что МиГ-25 американцы возвращают в СССР, уступая настоянию его официальных представителей. По свидетельству очевидцев, его возмущению не было предела. По завершении исследований американцы действительно вернули МиГ-25 советской стороне в полностью разобранном состоянии.
Через полгода ЦРУ добилось от конгресса создания специального денежного фонда, гарантирующего Беленко материальное обеспечение «до конца жизни». Он получил новую фамилию, начал изучать английский, жил в сельской местности на ферме, занимался скотоводством, строительством и ремонтом машин. Для связи с ЦРУ имел специальный шифр. Вскоре у него появился личный самолет, на котором Беленко позволил себе даже фигуры высшего пилотажа.
Поскольку, по мнению американских спецслужб, он себя этим выдал, Беленко был переселен в «большой город», где начал учиться в университете. Вскоре денег, полученных от ЦРУ, стало не хватать, из дорогой квартиры он переселился в рабочий квартал. В университете влюбился в девушку-испанку, краткий роман с которой закончился разрывом. Начал злоупотреблять спиртным, в нетрезвом состоянии попал в аварию. Все чаще и чаще стал нарушать правила конспирации, которым так долго и терпеливо обучали его сотрудники ЦРУ. По его признанию, в США он чувствует себя настолько чужим и одиноким, что ему неоднократно приходила в голову мысль вернуться на родину. Однажды он было направился в советское посольство, но страх возмездия его остановил. В ЦРУ было принято решение распустить слух о гибели Беленко в автомобильной катастрофе, а его самого после соответствующей переподготовки устроить на работу пилотом на коммерческих линиях.
В 1998 г. российский журналист обратился в ЦРУ с просьбой взять интервью у Беленко, на что получил ответ, что это невозможно, поскольку последний требует с журналистов большие деньги. Настойчивый журналист попробовал получить от Беленко ответ хотя бы на один вопрос: что побудило изменить Родине? Однако ответа не получил, хотя разведчик обещал передать его. При расставании с журналистом американец заметил: «Нас тоже до сих пор интересует этот вопрос! Мы уже 20 лет не можем получить на него ответа». dle
Комментарии 0