МЕЖРЕГИОНАЛЬНЫЙ ОБЩЕСТВЕННЫЙ ФОНД
СОДЕЙСТВИЯ СТРАТЕГИЧЕСКОЙ
БЕЗОПАСНОСТИ

История органов госбезопасности

СМЕРШ против бандеровцев. Война после войны
08.03.2015 · Документы и материалы
 

Анатолий Терещенко

ВЫДЕРЖКИ ИЗ КНИГИ:

СМЕРШ против бандеровцев. Война после войны

 

И только недалекость и предательство вождей последнего десятилетия ХХ века в совокупности с массированным использованием Западом идеологического напалма «холодной войны» раскромсало сверхдержаву на кровоточащие куски.

В Беловежской пуще трое амбициозных деятелей – Ельцин, Кравчук и Шушкевич – в борьбе против неудачника в политике Горбачева решили совершить особо опасное государственное преступление – нарушить существующую Конституцию СССР. А потом вопреки ее положениям и мартовскому референдуму 1991 года о сохранении страны выйти из Союза и создать самостоятельные независимые государства, объединенные в неблагозвучную аббревиатуру – СНГ.

Политиканы нарушили международную договоренность о незыблемости послевоенных границ. Они не задумывались о тяжелейших последствиях, которые до сих пор терзают бывших граждан единой страны. Для горе-политиков нужна была власть, и только власть. Кстати, это их действо было на руку всем врагам Страны Советов, в том числе России и Украины. Веник сверхдержавы трудно, а я бы сказал, невозможно было сломать, а вот по прутику ее стали ломать свои политиканы под аплодисменты Запада. Югославия ломалась по такому же плану Запада. Цепная реакция ельцинской суверенизации чуть было не прокатилась по России – вовремя ее остановили. Надолго ли?

****

Все они осуждены прогрессивным человечеством и Международным военным трибуналом в Нюрнберге как сподвижники черных в прямом и переносном смысле слова войск СС, то есть по форме и содержанию.ОУН запятнало себя созданной 14-й гренадерской дивизией ваффен СС «Галичина», которая Международным военным трибуналом признана преступной организацией. В изданной в ФРГ (в Берлине) книге «СС в действии. Документы о преступлениях СС» по этому поводу приводится выдержка из постановления Трибунала, признавшего своим приговором следующие организации германского фашизма преступными: «…руководящий состав нацистской партии, все организации и отряды СС, СД и гестапо». А напоследок несколько слов о сегодняшнем «солнце Украины» – Степане Бандере. Свидетельствующий на Нюрнбергском процессе заместитель начальника 2-го отдела Абвера-2 полковник Эрвин Штольце показал:

«…В октябре 1939 года я с Лахузеном привлек Бандеру к непосредственной работе в Абвере. По своей характеристике Бандера был энергичным агентом и одновременно большим демагогом, карьеристом, фанатиком и бандитом, который пренебрегал всеми принципами человеческой морали для достижения своей цели, всегда готовый совершить любые преступления. Агентурные отношения с Бандерой поддерживал в то время Лахузен, я – полковник Э. Штольце, майор Дюринг, зондерфюрер Маркерт и другие…»

Так что, как видите, политиканы, пытающиеся авторитетом Степана Бандеры затмить даже гений Тараса Шевченко, должны понять цену его «таланта». А что касается галицийских эсэсовцев, обагривших себя кровью невинных жертв, то они Международным военным трибуналом тоже признаны врагами человечества, поэтому нет и не будет срока давности в их преследовании. Так должно быть!

****

Начало сотрудничеству украинских националистов с нацистскими спецслужбами было положено в начале тридцатых годов. Германский отдел Украинской военной организации (УВО) под руководством Рихарда Ярого установил контакты с главой штурмовиков Эрнстом Ремом, а затем и с самим Адольфом Гитлером.

Еще в 1933 году Ярый договорился с Ремом, чтобы молодым боевикам УВО – ОУН было разрешено обучение на базах СА. Там обучались и штурмовики.

В составе нацистского полка особого назначения «Бранденбург» к 1940 году находилась украинская рота, которая впоследствии вошла в карательный батальон «Роланд».

В 1938 году абвером были созданы тренировочные центры для украинских политэмигрантов на озере Химзее под Берлин-Тегелем и в Квенцгуте под Бранденбургом. Основной целью этих центров было как можно скорее подготовить «пятую колонну» для действий в Польше и СССР.

В составе Галицкой Краевой экзекутивы (КЭ) ОУН создается референтура разведки. Кроме того, при боевой организации во Львове организовывается женское разведывательное подразделение Екатерины Зарицкой – «Монеты», будущей возлюбленной командующего УПА Р. Шухевича. Она возглавляла группу связных УПА…

Судьба этой девушки была трагична. При задержании она застрелила офицера МГБ, пытавшегося с ней заигрывать и одновременно арестовать.

Годы с 1948 по 1969 она провела в лагерях – во Владимирской тюрьме, где сидели многие знаменитости, от гитлеровского фельдмаршала Паулюса до сталинского сына генерала Василия Сталина. Вышла на свободу лишь в сентябре 1972 года из мордовского Дубровлага.

Первым крупным военным формированием был так называемый «Легион полковника Романа Сушко», или «Вийсковый виддил националистив» (ВВН). В декабре 1938 года в Фельдафинге (Австрия) создается «Офицерская школа ОУН» под руководством того же полковника Сушко.

В декабре 1939 года по приказу Р. Сушко от ОУН (М) и Н. Лебедя от ОУН (Б) было отобрано 115 националистов для обучения в специальной школе в Закопане, расположенной на вилле «Тамара» под видом спортивных курсов. Учебным заведением руководил офицер гестапо Кригер, преподавали немецкие офицеры и инструкторы-оуновцы. Со временем на четырех отделениях школы занималось более 300 человек. Наиболее успешно обучающихся оуновцев ждало поощрение. Их направляли на подготовку в полк «Бранденбург-800», к которому были приписаны разведывательно-диверсионные батальоны «Роланд» и «Нахтигаль». В этом заведении преподавал такие дисциплины, как шифры, коды и средства тайнописи, Н. Лебедь. Курсанты натаскивались на разработке польского подполья.

В 1940 году немецкий полковник Визер создает «украинские учебные лагеря», куда к маю 1941 года прибыло более 800 бандеровцев и 150 мельниковцев. С началом войны часть выпускников поступила в распоряжение преставителей абвер-2 – майора Вайнца (Галиция) и капитана Вербейка (Волынь).

В 1941 году в фашистской Германии началось создание особых украинских подразделений – дружин украинских националистов (ДУН) – «Роланд» и «Нахтигаль».

ДУН «Роланд» была организована в марте 1941 года по инициативе Венского бюро ОУН под контролем полковника Р. Ярого. Украинским командиром батальона назначается бывший офицер Польской армии Евген Побигущий. Немецким командиром – гауптман Новак. Все 350 «вояк» получили чешскую военную униформу.

В то же время гитлеровцами создается ДУН «Нахтигаль» (Соловей), а вот набор в батальон проводился краковским бюро ОУН. Номинально командовал частью Роман Шухевич – правая рука Степана Бандеры. Подготовка 350 «вояк-соловьев» проходила на полигоне спецсоединения «Бранденбург» в Нойхаммере – район Силезии. Это подразделение было разделено на 4 сотни (роты), которыми командовали офицеры абвера. Личный состав «Нахтигаля» носил стандартную армейскую униформу вермахта.

****

И все же возникли шероховатости в деле использования украинских националистов. Как писал шеф политической разведки гитлеровской Германии Вальтер Шелленберг в книге воспоминаний «Лабиринт»:

«Трудности усугублялись постоянными разногласиями между Мюллером и Канарисом по вопросу использования украинских националистических лидеров Мельника и Бандеры на польско-русских рубежах. Военная секретная служба хотела использовать эти украинские группы, Мюллер возражал. Он считал, что националистические лидеры преследовали свои собственные политические цели и, как правило, использовали совершенно недопустимые методы работы. Их действия вызывали постоянное беспокойство среди основной массы польского населения».

Как известно, холопы гитлеровских оккупантов – оуновцы и их духовные наставники из униатской иерархии – стали верными последователями фашизма еще задолго до начала Великой Отечественной войны. Так, в изданной в 1928 году во Львове книжице униатского богослова Я. Левицкого предпринималась попытка «теоретически» обосновать ориентацию униатской верхушки на фашизм. Он, в частности, писал: «…во всей послевоенной Европе ощущается направление в сторону диктатуры. Ярчайшее проявление этого направления мы видим в итальянском фашизме… Итальянские фашисты относятся к церкви благосклонно. Во время их правления привлечена в школы наука религии, развешаны снова в учебных залах всех школ кресты. Представители фашистского правительства участвуют в церковных праздничных обходах и т. п.».

С приходом к власти гитлеровцев спецслужбы Третьего рейха стали активно готовить из оуновцев в спецшколах городов Холм и Перемышль полицейские кадры для той же «работы» на Украине, что они провели в Польше. Школы возглавляли офицеры гестапо Мюллер и Ридер, сумевшие подготовить из украинцев к началу войны около 400 полицейских.

Вместе с тем на территорию Западной Украины засылались агенты, террористы, диверсанты и «спецы» по организации саботажа. Эмиссары ОУН ставили своей агентуре задачи по сбору разведывательной информации, прежде всего по частям Красной армии – дислокации ее гарнизонов, их охране, вооружении, командном составе, местах жительства офицерского корпуса. Особый интерес оуновцы проявляли к оперативному составу органов госбезопасности и внутренних дел.

Накануне войны немцами был инспирирован раскол в ОУН в борьбе за власть между А. Мельником и С. Бандерой. Это было сделано с целью рсширения возможностей по более эффективному использованию ОУН в подрывной работе против СССР. И все же пан Бандера немцам был больше по душе – в нем виделась фигура кровожадного тирана, готового более рьяно выполнять указания оккупантов. Так, начальник второго отдела абвера полковник Е. Штольце, длительное время работавший с руководителем ОУН как с агентом военной разведки нацистской Германии, выступая в качестве свидетеля перед Международным военным трибуналом в Нюрнберге, заявил, что Бандера «для достижения своей цели готов пойти на любое преступление, пренебречь любыми принципами человеческой морали».

****

Но чтобы не толочь воду в ступе, хочу обратить внимание читателя на архивные данные, в частности на показания заместителя начальника 2-го отдела абвера полковника Эрвина Штольце от 29 мая 1945 года.

«Следователь спрашивает:

– Расскажите о степени сотрудничества украинских националистов с нацистами, и были ли завербованы главари ОУН немецкой разведкой, где и когда?

Штольце ответил:

– Нами был завербован руководитель украинского националистического движения полковник петлюровской армии Евген Коновалец, через которого на территории буржуазной Польши и западных областей Украины проводились террористические акты, диверсии, а в отдельных местах небольшие восстания…

В начале 1938 года я лично получил указание от начальника военной разведки адмирала Канариса о переключении имеющейся агентуры из числа украинских националистов на непосредственную работу против Советского Союза. Через некоторое время на квартире петлюровского генерала Курмановича я осуществил встречу с Коновальцем, которому передал указание Канариса…

Коновалец охотно согласился переключить часть оуновского подполья непосредственно против Советского Союза. Вскоре полковник Коновалец был убит. ОУН возглавил Андрей Мельник, которого, как и Коновальца, мы привлекли к сотрудничеству с немецкой разведкой…

В работе полковника Коновальца как нашего агента для сохранения условий конспирации был завербован по его рекомендации украинский националист ротмистр петлюровской армии Ярый под кличкой Консул-2, который использовался как агент-связник между нами и Коновальцем, а последний как связной с националистическим подпольем.

Еще при жизни Коновальца Ярый был известен А. Мельнику и другим националистическим главарям как лицо, близкое к Коновальцу, и как активный националист. Только поэтому Канарис поручил начальнику 2-го отдела абвера полковнику Лахузену через Ярого связаться с Мельником, который к этому времени переехал из Польши в Германию.

Таким образом, в конце 1938 года Лахузену была организована встреча с Мельником, во время которой он был завербован под кличкой Консул. Поскольку работать с Мельником как агентом немецкой разведки было поручено мне, то я также присутствовал во время его вербовки. Должен сказать, что вербовка прошла очень спокойно, так как, по сути, Мельник являлся агентом Коновальца в проводимой работе против поляков по периоду его проживания в Польше, и о деятельности Мельника мы достаточно знали.

После вербовки, состоявшейся на конспиративной квартире, угол Берлинерштрассе – Фридрихштрассе, содержателем которой являлся офицер Кнюсман – доверенное лицо Канариса, Мельник изложил свой план подрывной деятельности. В основу плана Мельник поставил налаживание связей украинских националистов, проживавших на территории тогдашней Польши, с националистическими элементами на территории Советской Украины, проведение шпионажа и диверсий на территории СССР, подготовку восстания. Тогда же абвер взял на себя все расходы, необходимые для организации подрывной деятельности.

На последующих встречах Мельник просил санкционировать создание при ОУН отдела разведки. Он утверждал, что создание такого отдела активизирует подрывную деятельность против СССР, облегчит его связь с оуновским подпольем, а также со мной как сотрудником абвера. Предложение Мельника было одобрено. Такой отдел был создан в Берлине во главе с петлюровским полковником Романом Сушко.

После разгрома и захвата Польши Германия усиленно готовилась к войне против Советского Союза, поэтому абвер принимал через Мельника меры по активизации подрывной деятельности против Советского государства. Однако эти меры оказались недостаточными. В этих целях был завербован Степан Бандера. Один из главарей ОУН, освобожденный немцами из польской тюрьмы, где он содержался за участие в террористическом акте против министра Польши Перацкого. Кто вербовал Бандеру, я не помню, но я работал с ним…

В начале 1940 года нам стало известно о трениях между нашими агентами Мельником и Бандерой, которые вели к расколу в рядах ОУН».

****

Как уже отмечалось, с каждым новым днем на оккупированных территориях поднималась все выше и выше волна народного сопротивления. Жандармерия и специальные охранные части из фатерлянда не успевали отбиваться от ударов народных мстителей. Для борьбы с советскими партизанами немцы лихорадочно стали формировать батальоны украинской охранной полиции № 109, 114, 115, 116, 117, 118 и другие подобные подразделения.

Для вооруженной борьбы со «страной партизан» – Белоруссией батальоны «Нахтигаль» и «Роланд» в конце октября 1941 года были отозваны с фронта и объединены в одно формирование, так называемый «Шутцманшафт-батальон-201» во главе с оуновцем и майором абвера Евгением Побегущим и его заместителем гауптманом Романом Шухевичем. Как только эта «воинская часть ОУН» оказалась в Белоруссии, ее снова переименовали, наверное, для престижа. Теперь она стала называться 201-я полицейская дивизия, которая с другими подобными частями стала действовать под общим руководством обергруппенфюрера СС Е. Бах-Залевски.

За «героизм», проявленный в борьбе с белорусскими партизанами и местными гражданами, Побегущий и Шухевич были высоко оценены германскими властями. Оба палача получили по Железному кресту – осиновые их ждали потом.

Свой кровавый след войско Побегущего и Шухевича оставило и на украинской земле, сровняв огнем с землей волынское село Кортелисы, расстреляв при этом 2800 его ни в чем не повинных граждан – стариков, женщин и детей. Об этой трагедии писали многие честные журналисты. Не обошел эту тему молчанием в далеком теперь 1960 году молодой тогда борзописец В. Яворивский в своем патриотичном по советским понятиям произведении под названием «Вечные Кортелисы». Став ныне известным «демократом» и адвокатом украинских националистов, он, наверное, простил подвиги своих антигероев. Что ж, это один из примеров литературных перевертышей. Ими становятся тогда, когда в творчество вползает политика, от которой ты можешь что-то получить – должность, деньги, кресло или корыто.

 

dle
Комментарии 0