МЕЖРЕГИОНАЛЬНЫЙ ОБЩЕСТВЕННЫЙ ФОНД
СОДЕЙСТВИЯ СТРАТЕГИЧЕСКОЙ
БЕЗОПАСНОСТИ

История органов госбезопасности

СПЕЦКУРС КГБ
04.11.2019 · История органов госбезопасности
тория

Автор: АНАТОЛИЙ ЦВЕТКОВ
СПЕЦКУРС КГБ

22 Октября 2019
СПЕЦКУРС КГБ
Фото: Курсы предназначались для решения задач, которые в документах того времени проходили под грифом «Совершенно секретно»

ДЕТИЩЕ ПОЛКОВНИКА БОЛОТОВА

На середину 1960-х годов приходится период восстановления системы, имевшей целью кадровую подготовку резерва командного состава партизан и разведчиков-диверсантов. К сожалению, к этому времени учебная, материальная и иная базы практически отсутствовали.

Начало было положено созданием в 1966 году внештатного специального курса при 1-м факультете Высшей Краснознаменной школы КГБ СССР в форме пятимесячных сборов.

Первым и единственным начальником Спецкурса, расположившегося под Москвой в поселке Голицыно (ныне город), являлся полковник Харитон Игнатьевич Болотов: на его счету четыре выпуска слушателей Спецкурса.

Старший лейтенант Харитон Болотов со своей семьей
Старший лейтенант Харитон Болотов со своей семьей

Учебно-воспитательную функцию на Спецкурсе выполняла кафедра оперативно-тактической подготовки. Подавляющее число профессорско-преподавательского состава прошли Великую Отечественную войну и отлично знали, что такое диверсионная деятельность в тылу врага. Кому-то из них довелось действовать за линией фронта в составе оперативных чекистских групп, кто-то в послевоенное время сражался с подпольем на территории Прибалтики и Западной Украины.

По первым итогам работы Спецкурса в программу подготовки был включен ряд новых дисциплин. Уже в дальнейшем, когда был создан КУОС, срок обучения увеличился до семи месяцев. Были определены новые организационные основы, и разработана соответствующая структура.

Так что хотя официальным днем рождения КУОС считается 19 марта 1969 года, его история все же началась гораздо раньше — со Спецкурса в Голицыне.

Мирное время. Сибиряк Харитон Болотов
Мирное время. Сибиряк Харитон Болотов

Осенью 2019 года Харитону Игнатьевичу Болотову исполнилось бы сто лет…

Сегодня о нем рассказывает полковник Анатолий Исаакович Цветков — фронтовик, ветеран госбезопасности, профессор Академии ФСБ России.

Свое боевое крещение А. И. Цветков получил в первый день войны у села Микуличи западнее Луцка (Украина) при ликвидации немецкого десанта, переодетого в советскую военную форму.

Профессор, доктор военных наук А. И. Цветков внес весомый вклад в развитие теории национальной безопасности страны, в подготовку и переподготовку кадров для правоохранительных органов, пограничных и внутренних войск. Он — почетный член Ассоциации ветеранов и сотрудников Группы «Вымпел».

Длительное время А. И. Цветков преподавал на Курсах усовершенствования офицерского состава (КУОС) в городе Балашихе. Читал лекции и разрабатывал учебные материалы, проводил групповые занятия, учения. Был начальником факультета и специальной кафедры.

С ЧИСТОГО ЛИСТА

Идея создания специального учебного подразделения в составе КГБ СССР зрела давно. Были реализованы уроки, сделанные в ходе Карибского кризиса 1961 года, и продолжено совершенствование структур для действий в тылу противника во время вой­ны.

Война. Сержант Харитон Болотов
Война. Сержант Харитон Болотов

Руководство страны и Комитета госбезопасности пришло к выводу, что слабым местом в этом деле, несмотря на наличие кадрированной Отдельной бригады особого назначения (ОБОН) в составе КГБ СССР, является подготовка руководителей и заместителей руководителей групп специального назначения, предназначенных для действий в глубоком тылу противника (НАТО).

Прорабатывалось несколько вариантов: организовать специальные курсы на базе одного из полков ОБОН (например, Ленинградского или Алма-Атинского); создать их при одном из учебных заведений КГБ СССР; сделать их автономными, с подчинением органам внешней разведки.

Приняли вариант, предложенный первым заместителем Председателя КГБ СССР, куратором внешней разведки генералом армии Цвигуном Семёном Кузьмичём, — создать спецкурсы при Высшей школе, головном учебном заведении Комитета госбезопасности, имеющем исходную учебную базу, преподавательский состав и условия для размещения.

Так было положено начало созданию будущих легендарных Курсов усовершенствования офицерского состава (КУОС) КГБ СССР, уничтоженных в 1993 году. Местом их дислокации была утверждена лагерная база Высшей школы в ближнем Подмосковье.

Первым руководителем Спецкурса после необходимых согласований был назначен полковник Харитон Игнатьевич Болотов — участник Великой Оте­чественной войны, ветеран разведывательных органов пограничных ­войск.

Уже ветеран войны, хотя и молодой по возрасту офицер
Уже ветеран войны, хотя и молодой по возрасту офицер

…Родился Х. И. Болотов 10 октября 1919 года в деревне Ново-Ильинка Ачинского района Красноярского края. Отец — Игнатий Яковлевич, мать — Евгения Васильевна.

Харитон Болотов окончил десять классов средней школы № 37 города Красноярска. В 1939 году был призван на военную службу в РККА из Томского индустриального института. Служил в Забайкалье, в батальоне связи.

18 июня 1941 года дивизия была передислоцирована на западную границу СССР. На Юго-Западном фронте Х. И. Болотов сражался до января 1942-го.

Был ранен осколком. А с января по июнь 1942 года находился на излечении в госпитале в Кисловодске. После был направлен в город Грозный в состав 30-й дивизии НКВД, воевавшей на Северо-Кавказском фронте.

В марте 1944 года Харитон Игнатьевич был направлен на обучение в Москву. Победу праздновал на Красной площади. После окончания войны продолжил службу в рядах Советской армии, в Погранвойсках.

На оперативной работе Х. И. Болотов прошел все ступени — до начальника разведотдела пограничного отряда. Служил в Молдавии и Закавказье.

Как ас пограничной разведки Харитон Игнатьевич окончательно сформировался на преподавательской работе в Московском высшем пограничном командном училище. Его всегда отличали высокий профессионализм, дисциплинированность, выдержка, хладнокровие, исполнительность, умение работать с людьми.

Видимо, эти и другие положительные качества Харитона Игнатьевича убедили руководство КГБ СССР назначить его на должность начальника Спецкурса.

ОТ ДЕНИСА ДАВЫДОВА ДО ОБОН

Чтобы рассказать о миссии и роли Х. И. Болотова и его коллег по Спецкурсу и КУОСу, нужно вкратце раскрыть историю самого этого вопроса.

Еще действия партизан легендарного Дениса Васильевича Давыдова в 1812 году доказали не только возможность, но и необходимость применения небольших, мобильных отрядов в тылу противника. Эту же мысль подтвердили оперативные группы органов военной контрразведки Русской армии во время Первой мировой войны. Они глубоко проникали в тыл немецких войск, добывали ценные разведывательные данные и успешно совершали многочисленные диверсии.

Гражданская война 1918-1922 годов, с ее совершенно иным содержанием противоборства и маневренным характером боевых действий, придала новый облик действиям подразделений органов безопасности на территории, контролируемой противником. Во-первых, они стали более массовыми, во-вторых, отличались разнообразием форм и способов выполнения поставленных задач.

 

К моменту создания в 1966 году Спецкурса разведки КГБ наследие спецназа НКВД времён Великой Отечественной войны было во многом утрачено. Его сохраняли только участники событий — фронтовики, ветераны госбезопасности, служившие в КГБ СССР
К моменту создания в 1966 году Спецкурса разведки КГБ наследие спецназа НКВД времён Великой Отечественной войны было во многом утрачено. Его сохраняли только участники событий — фронтовики, ветераны госбезопасности, служившие в КГБ СССР

В последующем эти изменения, рожденные на полях Гражданской вой­ны, были блестяще подтверждены во время Великой Отечественной. В тылу немецко-фашистских войск под руководством 4-го управления НКВД и четырех подразделений на местах действовали 2222 оперативные группы органов безопасности. В их составе было несколько тысяч одиночных разведчиков и диверсантов.

Послевоенный период ознаменовался поиском новых форм руководства и действий оперативных групп органов безопасности в тылу противника. Они постоянно изменялись и совершенствовались.

С окончанием войны, исчерпав свои основные функции, были расформированы вначале ОМСБОН, а затем и 4-е управление НКВД (1946 год), которое возглавлял генерал-лейтенант Павел Анатольевич Судоплатов.

Преемником 4-го управления НКВД стал созданный в 1954 году Спецотдел при Первом Главном управлении (разведка) КГБ СССР. Кадрированная Отдельная бригада особого назначения (ОБОН) при этом отделе продолжила традиции ОМСБОНа.

После окончания Великой Отечественной войны в мировом сообществе возникло противоборство двух политических систем, переросшее в Холодную войну. США и их союзники по НАТО, наращивая свой военно-промышленный потенциал и создавая военные блоки, втянули Советский Союз в гонку вооружений. Вокруг нашей страны была создана сеть военных баз.

Одним из инструментов достижения агрессивных планов стали силы специальных операций стран Запада. Советский Союз должен был быть готовым защитить себя. ОБОНу предстояло стать одним из средств, обеспечивающих безопасность нашей страны.

Концепция деятельности ОБОНа, как подразделения специального назначения КГБ, вытекала из оценки степени угроз и опасности для Советского Союза.

Основная задача ОБОНа определялась конкретно: подготовка и проведение в «особый период» (то есть в условиях мировой войны), а при необходимости, и в мирное время, активных разведывательных и диверсионных операций против объектов главного противника.

Цель действий ОБОН — получение важной секретной информации, дезорганизация управления и работы тыла противника и нанесение ему морально-политического и военно-экономического ущерба.

Таким образом, идея подготовки кадров для действий в тылу противника в «особый период» получила новое развитие. Для этого нужен был специальный офицерский резерв из сотрудников государственной безопасности.

ОТДЕЛ «ВОЗМЕЗДИЕ»

Также возникновение Спецкурса (1966 год) и КУОС (1969 год) связано с еще одной засекреченной структурой в недрах Комитета госбезопасности, о которой сейчас знают считанные единицы — ветераны и исследователи этой темы.

Будущий первый Герой Советского Союза Афганской войны, начальник КУОС полковник Григорий Бояринов (слева) с Борисом Васюковым
Будущий первый Герой Советского Союза Афганской войны, начальник КУОС полковник Григорий Бояринов (слева) с Борисом Васюковым

В октябре 1966 года 13-й отдел разведки госбезопасности был преобразован в отдел «В» (то есть «Возмездие») ПГУ КГБ СССР. На правах управления.

В деятельности отдела происходит ряд изменений. Принимается решение «законсервировать» ряд зарубежных резидентур диверсионной направленности, начать подготовку мест базирования оперативных групп и закладки крупномасштабных тайников за границей, а также подготовку руководителей и заместителей руководителей оперативных групп.

К этому периоду относится и создание Спецкурса при Высшей школе КГБ СССР.

В военное время на базе отдела «В» предполагалось развертывание Управления специальных операций, которое должно было руководить оперативными группами органов безопасности на важнейших стратегических направлениях.

Не надо забывать, что в то время шла Холодная война, порождавшая множество очагов политической и военной напряженности. Вокруг нашей страны были расположены в непосредственной близости сотни военных баз Североатлантического Альянса с их инфраструктурой.

Перед нами, в свою очередь, остро стояла задача — поставить под прицел стратегические объекты НАТО, чтобы в «особый период» нейтрализовать их. Кадры для оперативных групп предполагалось готовить на базе Отдельной бригады особого назначения (ОБОН) и КУОС.

Отдел «В» ПГУ возглавил кадровый разведчик, руководитель ряда резидентур за рубежом генерал-майор Виктор Михайлович Владимиров. Под его руководством были разработаны первые программы подготовки оперативных работников для Московского, Ленинградского, Киевского, Краснодарского, Алма-Атинского, Ташкентского и Хабаровского учебных центров.

Именно отдел «В» выступал куратором Спецкурса и КУОС по линии разведки.

ПРЕДТЕЧА КУОС

Итак, на 1965 год приходится восстановление системы кадровой подготовки резерва командного состава разведчиков-диверсантов. Вот только… К этому времени учебная, материальная и иная база в органах госбезопасности практически отсутствовала. Начинать приходилось с чистого листа.

Учитывая это, в 1966 году в Голицыно были организованы курсы усовершенствования офицеров КГБ. Это был внештатный специальный курс при 1-м факультете Высшей Краснознаменной школы КГБ СССР в форме пятимесячных сборов.

Таким образом, Спецкурс, который возглавил Х. И. Болотов, является предтечей КУОС. Подавляющее большинство профессорско-преподавательского состава прошло Великую Отечественную войну и знало, что такое диверсионная работа не понаслышке.

За порученное дело полковник Болотов принялся с огоньком, пригласив в качестве своих ближайших помощников полковников Александра Александровича Арфанова с кафедры оперативно-тактической подготовки и Григория Ивановича Бояринова с кафедры тактики и оперативного искусства пограничных войск Высшей школы КГБ СССР.

Знания и опыт этих признанных профессионалов в области борьбы с разведывательной и иной подрывной деятельностью противника на нашей территории и действиями подразделений органов безопасности во вражеском тылу были как никогда кстати.

Основатели Спецкурсов КГБ с самого начала рассматривали их не только как учебный центр и кузницу квалифицированных командирских кадров на «особый период», но и как подразделение специальных операций. Недаром некоторые товарищи в последующем, когда в 1969 году был создан КУОС, расшифровывали эту аббревиатуру как «команда универсального офицерского спецназа».

Как сила специальных операций КУОС будет успешно использоваться в последующих кризисных ситуациях за рубежом, включая события в Афганистане (1979 год). Эти факты хорошо известны всем. Так что решение о создании Спецкурса было своевременным и дальновидным, и жизнь доказала его правильность.

С подобного рода подходом к содержанию программы Харитон Игнатьевич и руководство отдела «В» согласились. Но в то же время была высказана обеспокоенность, кто это будет осуществлять. Совет держали с руководством отдела «В» и командованием Высшей школы КГБ, при которой сначала обосновался Спецкурс — до выделения его в самостоятельную структуру.

Вывод был такой: поначалу поставленную задачу нужно осуществлять силами профессорско-преподавательского состава кафедры № 3 и других кафедр Высшей школы и постепенно подбирать кандидатов на замещение штатных должностей.

Особую сложность представлял подбор преподавателей, специалистов по агентурно-оперативной работе. Григорий Иванович Бояринов внес предложение подобрать их как из числа преподавателей Высшей школы, многих из которых он хорошо знал, так и из опытных оперативных работников практических подразделений.

Так и поступили. На Спецкурсе стали преподавать Б. Ф. Баранов, А. А. Говоров, Ф. С. Быстряков, А. А. Драга, В. В. Назаров, а позже, из числа практиков и прошедших переподготовку — П. И. Нищев, А. А. Набоков, Л. И. Корольков, Я. Ф. Семёнов, В. Н. Овсянников, В. П. Рябов и другие.

Кого-то из них Х. И. Болотов знал лично, о ком-то слышал, у кого-то учился. По крупицам, с трудом, на его глазах зарождалась «полевая академия» по подготовке руководителей оперативных групп для выполнения важных задач в тылу противника.

Много сделал Харитон Игнатьевич для становления учебно-методической работы на Спецкурсе. Именно по его инициативе на Курсах был организован учебно-методический сбор для выработки единых подходов, особенно в преподавании специальной подготовки.

Была создана неплохая материальная база. На объекте, где базировались Курсы, Харитон Игнатьевич создал хорошо оборудованные кабинеты с необходимыми техническими средствами, а также мини-полигон для практических занятий.

Полковник Болотов лично установил деловые контакты с командованием Воздушно-десантных войск, на базе которых была организована десантная подготовка слушателей.

УДАЧНЫЙ ЭКСПЕРИМЕНТ

Руководство ПГУ КГБ предупредило Х. И. Болотова, что первые наборы слушателей Спецкурса (их было сделано четыре) будут носить экспериментальный характер.

 

Харитон Болотов вместе со своими питомцами. Уже КУОС. Подмосковье. 1978 год
Харитон Болотов вместе со своими питомцами. Уже КУОС. Подмосковье. 1978 год

Поэтому Харитон Игнатьевич и его боевые помощники смело принялись за разработку учебного плана и программ обучения, удовлетворенные тем, что в эти документы в процессе обучения можно будет вносить необходимые поправки и дополнения и таким образом доводить их до кондиции.

Дело спорилось. Вскоре Александр Александрович и Григорий Иванович доложили Харитону Игнатьевичу проекты основных документов по организации учебного процесса на Спецкурсе. Он их внимательно изучил, внес некоторые поправки и после обсуждения в узком кругу специалистов доложил руководству ПГУ. Там их рассмотрели, дополнили рядом положений и утвердили.

Особенно ценные предложения внесли начальник отдела «В» генерал-майор Виктор Михайлович Владимиров и его помощник полковник Борис Иванович Пономарёв.

Через некоторое время прибыл первый набор слушателей, и курсы стартовали. Но не все на первых порах ладилось. То со стрельбищем возникали накладки, то полигонные занятия срывались, то лекторы из Москвы задерживались.

Но постепенно, по мере сплачивания коллектива и утряски отдельных нестыковок, все становилось на свои места, и Спецкурс уверенно обретал характер специального учебного подразделения. Это позволило стабилизировать учебный процесс и даже наладить систему полевых занятий, завершающихся комплексным оперативным учением.

Первый выпуск не стал комом. Наоборот, он вселил в руководство курсов и преподавателей уверенность в правильности избранного направления подготовки обучаемых — агентурно-оперативная и диверсионная работа в тылу противника и полевая выучка обучаемых.

 

Удостоверение личности начальника Х. И. Болотова. 1967 год
Удостоверение личности начальника Х. И. Болотова. 1967 год

Опыт, полученный на первом наборе слушателей, позволил в последующем избежать досадных издержек. Шаг за шагом, от выпуска к выпуску, креп и развивался Спецкурс — детище Харитона Игнатьевича и его боевых коллег-фронтовиков.

Харитон Игнатьевич стал поручать Г. И. Бояринову ряд ответственных оперативных заданий. Вспоминается, например, «эпизод», когда в 1968 году Григорию Ивановичу было поручено возглавить подготовку при Спецкурсе оперативных групп органов безопасности для действий на территории Чехословакии в период ввода туда войск стран Варшавского договора.

Соратник Х. И. Болотова фактически стал заместителем руководителя этих сборов генерал-майора Шевченко. Тот, в свою очередь, высоко оценил профессиональные и организаторские качества своего старательного коллеги — Бояринова.

Харитон Игнатьевич с удовлетворением отмечал, что вокруг него постепенно формируется коллектив преподавателей-единомышленников, создаются первые учебные и методические пособия, крепнет материально-техническая база.

Боевая обкатка в кризисных ситуациях за рубежом позволила вскрыть недостатки, связанные, прежде всего, с несогласованностью различных видов подготовки, уязвимостью используемых прикрытий и легенд, недостаточной изученностью и применением средств связи, шаблонностью каналов переброски, дефицитом знаний местных языков и т. д.

Уроки Чехословакии, а также других событий ускорили разработку предложений о создании спецфакультета на базе ВКШ КГБ, возрождавшего подготовку командного состава спецназа госбезопасности. В 1968 году активизировалась подготовка к преобразованию спецкурса в автономное подразделение: факультет-кафедру специальных дисциплин.

РОЖДЕНИЕ КУОС

Наступил 1969 год. Международные позиции Советского Союза укреплялись, несмотря на то, что во Вьетнаме еще полыхала американо-вьетнамская война, а на Ближнем Востоке не утихала конфронтация Израиля с арабскими государствами. Ширилась национально-освободительная борьба в Лаосе, Камбодже, Мозамбике и Анголе.

В этой обстановке руководство страны и КГБ предпринимали ряд мер по укреплению обороноспособности нашего государства. Совершенствовались органы внешней разведки.

19 марта 1969 года было подписано Постановление Совета Министров СССР о создании Специальных курсов КГБ. Их зашифрованное наименование — КУОС, Курсы усовершенствования офицерского состава. В почтовой переписке использовался адрес: войсковая часть 93526.

День 19 марта принято считать днем рождения этого самобытного учебного подразделения. Хотя справедливости ради надо сказать, что оно ведет свою историю с осени 1966 года, от проходной Спецкурса в Голицине.

Начальником КУОС был назначен полковник Г. И. Бояринов, который под руководством Харитона Игнатьевича Болотова обрел все необходимые качества руководителя.

Курсы предназначались для решения задач, которые в документах того времени проходили под грифом «Совершенно секретно»
Курсы предназначались для решения задач, которые в документах того времени проходили под грифом «Совершенно секретно»

Полученный на КУОС опыт был впервые применен в боевых условиях в Афганистане, где, начиная с лета 1979 года (до ввода советских войск), действовали отряды «Зенит»: июнь — 20 октября 1979 года и 20 октября 1979-го — 1980 года.

Среди участников штурма Тадж-Бека (операция «Шторм-333») были ученики Х. И. Болотова, а его товарищ и коллега — Григорий Иванович Бояринов — погиб во время захвата дворца диктатора Амина на окраине Кабула вечером 27 декабря 1979 года. Он стал первым Героем Советского Союза Афганской войны, продлившейся для нашей страны десять лет.

…Х. И. Болотов пережил гибель Советского Союза и все трагические события, которые принято называть «лихими девяностыми». Но он дожил до того времени, когда Россия вернулась на международную арену в качестве военно-политической державы.

…Умер Харитон Игнатьевич 27 января 2014 года, оставив о себе светлую память в сердцах многих сотрудников органов государственной безопасности.

ДОСЬЕ «СПЕЦНАЗА РОССИИ»

Из интервью кавалера ордена Ленина полковника Сергея Голова:

— Вы пришли в КУОС уже после того, как он был передан в структуру Краснознаменного Институт. Многие авторитетные ветераны высказывались против этого шага. Почему?

— Такая проблема действительно существовала. Вопрос о переходе КУОС обсуждался достаточно долго. У этой идеи имелись как сторонники, так и противники — в основном ветераны спецназа, в их числе Илья Григорьевич Старинов. Он вел специализированный лекционный курс, был помощником одного из заместителей Председателя КГБ и, в силу этого, имел существенные возможности в решении как организационных, так и учебных вопросов. Уже в то время он вел тему не с голоса, а располагал учебниками и пособиями по профилю своей специализации.

Свою позицию ветераны мотивировали тем, что ВКШ и КУОС являются прежде всего воинскими формированиями. Институт же, в свою очередь, такой направленности не имел и занимался подготовкой разведчиков дипломатов. Бедным родственником КУОС на новом месте не был, — в Институте отношение к нему всегда отличалось теплотой, но не имелось условий для дальнейшего развития. Спецкурсы в известной степени оказались в тягость, что ли. Жизнь подтвердила предвидение ветеранов.

 

Полковник Х. И. Болотов (слева) многое сделал для организации учебного процесса Спецкурса, а затем и КУОС
Полковник Х. И. Болотов (слева) многое сделал для организации учебного процесса Спецкурса, а затем и КУОС

— Кем разрабатывалась программа подготовки слушателей КУОС?

— Для подготовки учебно-методических материалов начальник ВКШ выделил подполковников Г. И. Бояринова, А. А. Арфанова и Х. И. Болотова. Первые два разрабатывали тематический план по учебным дисциплинам, а Болотов — тактико-специальный. Болотов, как я уже говорил, был первым начальником КУОС в период его организационного оформления. Неоценимый вклад внес Илья Григорьевич Старинов. С 1966-го по 1973 год он преподавал в Балашихе, где подготовил сотни специалистов и командиров. Напомню, что он является создателем ПМС — «поездной мины Старинова», и АМ, что расшифровывается как «автомобильная мина». Именно Илья Григорьевич привнес в учебную программу КУОС уникальный опыт двух гражданских войн — в России и Испании, — а также зимней финской кампании и Великой Отечественной.

— Почему создание столь необходимой структуры так долго откладывалось?

— Насколько я знаю, идея давно, что называется, висела в воздухе и по этому поводу к руководству страны неоднократно обращались некоторые бывшие командиры партизанских соединений. Но только с приходом в КГБ Юрия Владимировича Андропов вопрос был решен положительно: он понимал, что неподготовленность в мирное время к партизанской и разведывательно-диверсионной войне, когда начинали «разговаривать пушки», всегда оборачивалась трагедией. 19 марта 1969 го Председатель КГБ подписал Положение о «Специальных курсах КГБ» и издал приказ об их формировании.

Газета «Спецназ России», февраль 2007 года 

Полковник Анатолий Цветков в офисе Международной Ассоциации «Альфа». Фото Анны Ширяевой
Полковник Анатолий Цветков в офисе Международной Ассоциации «Альфа». Фото Анны Ширяевой

Анатолий Исаевич Цветков воевал на Юго-Западном фронте, в Сталинграде, где получил медаль «За отвагу». Участвовал в сражении на Курской дуге, форсировал Днепр севернее Киева (за что награжден орденом Красной Звезды), прошел с боями Польшу.

Войну окончил в Берлине — начальником штаба штурмового инженерно-саперного батальона. Расписался на стене Рейхстага.

Был ранен, дважды контужен, причем однажды засыпан землей. Боевые товарищи спасли его чисто случайно: увидели после бомбежки ремешок от планшета и откопали.

С 1945 года начал службу в контр­разведке СМЕРШ в Германии

dle
Комментарии 0