МЕЖРЕГИОНАЛЬНЫЙ ОБЩЕСТВЕННЫЙ ФОНД
СОДЕЙСТВИЯ СТРАТЕГИЧЕСКОЙ
БЕЗОПАСНОСТИ

Иностранные спецслужбы

Слободан Милошевич. Последнее обращение к русским
07.05.2014 · Факты и события
Слободан Милошевич. Последнее обращение к русским
Последнее обращение Слободана Милошевича к русским, украинцам и белорусам:

«Русские! Я сейчас обращаюсь ко всем русским, жителей Украины и Беларуси на Балканах тоже считают русскими. Посмотрите на нас и запомните – с вами сделают тоже самое, когда вы разобщитесь и дадите слабину. Запад – цепная бешеная собака вцепится вам в горло. Братья, помните о судьбе Югославии! Не дайте поступить с вами так же!»

11 марта исполнилось восемь лет со дня гибели Президента Югославии Слободана Милошевича. Он погиб в Гаагской тюрьме. Позднее в Гаагу были выданы и другие сербские патриоты: Р.Караджич, Р.Младич. Профессор В.Шешель перенес тяжелейший сердечный приступ и только чудом выжил. Прокуратура предложила назначить Шешелю наказание – 24 года тюремного заключения. Хотя ничего, кроме выступлений и призывов защищать Сербию, ему инкриминировать так и не смогли.
В 2014 году Слабодану Милошевичу исполнилось бы 73 года, но он не прожил и шестидесяти пяти. Его убили в тюрьме, где содержатся узники Гаагского трибунала – инструмента расправы над непокорными. Формально считается, будто бы он «скончался от сердечного приступа»… Кому была на руку его смерть? Ведь Милошевич фактически выиграл свой процесс. Дальше обвинителям оставалось только признать свое поражение.
Если узник умер, то можно его не оправдывать. А уничтожив строптивую страну, можно не оплачивать восстановление после бомбардировок.
Кому была нужна такая «гуманитарная» защита?
Смерть президента Югославии Слободана Милошевича, его трагическая судьба — наглядный урок всем нам.
Это событие ознаменовало полную победу над некогда одной из самых могущественных стран Европы. Югославия – объединяла все балканские народы, обладала самой большой армией в Европе, а сейчас от нее остались лишь жалкие осколки. Милошевич стал первой жертвой "оранжевых" технологий, и его анализ механизма "отъема власти" не утратил актуальности. Предвидения Милошевича оплачены самой высокой ценой.
Послушайте слова Слободана Милошевича:

"События, которые развернулись вокруг наших выборов, также являются частью организованной кампании по очернению нашего государства и народа, поскольку наша страна и наш народ суть барьер для установления абсолютного доминирования Запада на Балканском полуострове.
В нашем обществе уже давно существует группировка, которая под именем оппозиционной политической партии демократической ориентации представляет интересы правительств, осуществляющих давление на Югославию, и особенно на Сербию. Эта группировка на нынешних выборах явилась в качестве демократической оппозиции Сербии. Настоящий хозяин ее – вовсе не их кандидат на пост президента Сербии. Ее многолетний хозяин – председатель Демократической партии и коллаборационист из военного альянса, который воевал против нашей страны. Он не мог даже скрыть этого своего сотрудничества. Впрочем, всей нашей общественности известен его призыв к НАТО – бомбить Сербию столько недель, сколько потребуется, пока ее сопротивление не будет сломлено.
Итак, во главе этой организованной группировки на нынешних выборах стоит представитель армии и правительств, которые совсем недавно воевали против Югославии".
"Они не хотят мира и благосостояния для Балкан, они хотят, чтобы это была зона постоянных конфликтов и войн, которые обеспечивали бы им алиби постоянного присутствия. Марионеточная власть, таким образом, гарантирует насилие, обеспечивает долгосрочную войну – всё, что угодно, только не мир. И лишь наша собственная власть гарантирует мир.
Все страны, которые оказались в положении ограниченного суверенитета, с правительствами, находящимися под влиянием иностранных сил, со стремительной быстротой становились нищими. До такой степени, которая исключает надежду на более праведные и гуманные социальные отношения. Великий раскол на большинство нищих и меньшинство богатых – это картина Восточной Европы последних лет, и все мы ее можем видеть. Эта судьба не обошла бы и нас. И мы бы под контролем и командованием собственников нашей страны быстро приобрели бы огромное количество очень бедных, чья перспектива выбраться из нищеты была бы очень и очень далекой и неопределенной. Меньшинство богатых состояло бы из элиты контрабандистов, которой было бы разрешено быть богатой при условии, что она будет в любом смысле лояльна по отношению к команде, которая решает судьбу их страны.
Общественная и государственная собственность быстро трансформировалась бы в частную, но владельцами этой собственности, учитывая опыт наших соседей, становились бы, как правило, иностранцы. Небольшое исключение составили бы те, кто купил право собственности путем лояльности и соглашательства, что вывело бы их за пределы элементарного представления о национальном и человеческом достоинстве.
Самые ценные национальные богатства при таких условиях станут иностранной собственностью, а те, кто до сей поры ими владел, в новой ситуации будут служащими иностранных фирм у себя на родине.
Вместе с национальным унижением, расчленением государства и социальным крахом будут наблюдаться различные формы социальной патологии, среди которых первой станет преступность. И это ни в коем случае не предположение, но живой опыт тех стран, которые прошли этот путь и от которого мы пытаемся уклониться любой ценой. Столицы криминала находятся отнюдь не на западе, как то было прежде, а на востоке Европы.
Одна из главных задач марионеточного правительства – если таковое придет к власти, – заключается в разрушении национального самосознания. Государства, которыми управляют извне, относительно быстро расстаются со своей историей, со своим прошлым, со своими традициями, со своими национальными символами, со своими обычаями, часто и с собственным литературным языком.
Незаметная на первый взгляд, но очень эффективная и жесткая селекция национального самосознания свела бы его к нескольким блюдам народной кухни, каким-нибудь песням-танцам, да к именам национальных героев, присвоенным продуктам питания и косметическим средствам.
Одним из несомненных последствий захвата территории какого-либо государства со стороны сверхдержав в XX веке является разрушение национального самосознания народа, живущего в этом государстве. Из опыта таких государств видно, что народ едва в состоянии уследить за скоростью, с которой он начинает употреблять чужой язык, как свой, отождествлять себя с чужими историческими деятелями, забывая своих, лучше разбираться в литературе оккупантов, чем в родной литературе, восторгаться чужой историей, понося при этом свою, походить на чужаков, но не на самого себя…"
"Я посчитал своей обязанностью предупредить о последствиях деятельности, которая финансируется и поддерживается правительствами стран НАТО. Граждане могут, но не обязаны, мне верить. Мне только хочется, чтобы они не слишком поздно уверились в моих предостережениях, то есть тогда, когда будет трудно исправить те ошибки, которые граждане совершат по своей наивности, заблуждениям или верхоглядству. Но эти ошибки трудно будет исправлять, а некоторые из них, возможно, так никогда и не удастся исправить".
"Такое заблуждение, – когда люди выбирают то, что для них выбрал кто-то другой, – есть самое опасное заблуждение; и оно является главной причиной моего официального обращения к гражданам Югославии".
Сегодня Югославии не существует, она развалилась на несколько частей, Сербы утратили свое национальное самосознание.
Вот слова одного серба, очень поучительные и в то же время наполненные огромной горечью:
«Зачем вам Европа, русские? Трудно найти более самодостаточный народ, чем вы. Это Европа нуждается в вас, но не вы в ней. Вас так много – целых три страны, а единства нет! У вас есть все свое: много земли, энергия, топливо, вода, наука, промышленность, культура. Когда у нас была Югославия и мы были едины, мы ощущали себя великой силой, способной свернуть горы. Теперь, из-за нашей же глупости, национализма, нежелании слышать друг друга Югославии больше нет и мы – прыщи на политической карте Европы, новые рынки для их дорогого барахла и американской демократии».


***

Европейская Болгария

"Да, мы вошли в Евросоюз, только Евросоюз не вошёл в нас. У нас осталось то же самое коррумпированное правительство, те же самые продажные чиновники, помноженные на жёсткие нормативы, правила, методики Евросоюза. Мы оказались уничтожены, раздавлены Евросоюзом. Да, они выдают нам какие-то транши на развитие, но куда деваются эти деньги – никто не знает. Всё оседает по карманам чиновников, и даже если куда-то доходит, то только под «своих» и на «свои» проекты.
Бездарное правительство набрало кредитов у МВФ, который начал диктовать свою новую экономическую политику. Были навязаны жёсткие условия, которые в конечном счёте, разрушили экономику страны.
Методично была уничтожена вся индустрия, за бесценок приватизировано всё, что только можно, и порезано на металлолом. Полностью уничтожено сельское хозяйство. Разрушена система высшего образования. Наплодилась масса ВУЗов, которые за мзду выдают дипломы о высшем образовании. Всё, что мы можем предложить на экспорт, – это дешёвая, неквалифицированная рабочая сила.
В Болгарии население с 9 млн. уменьшилось до 7. Молодые пары перестали заводить детей. Кто может – уезжает. Идёт разрыв поколений. Огромное количество людей работает на Западе. Детей растят дедушки и бабушки. Дети не видят родителей. Это цена, которую Болгария заплатила за ЕС.
Мы хотели другой жизни, но не такой. Нас жестоко обманули. Нас втянули в этот ЕС, не спрашивая людей. Нас поливают западной пропагандой. Мы надеялись, что, вступив в ЕС, станем жить лучше. Нет! Жить стало невыносимо!"

***

Европейская Венгрия

12 апреля 2003 года в Венгрии был проведен референдум. Власть заручалась поддержкой населения для вступления в ЕС. На плебисцит пришло всего 46 % избирателей. Мнение меньшинства предопределило будущий крах республики в «объятиях» Евросоюза.
Не прошло и десяти лет, как на повестку дня Венгрии различные политические силы стали выносить вопрос о новом референдуме. По выходу из ЕС. Причина – реальность оказалась фантастически далекой от иллюзий, которыми тешили политики венгров перед плебисцитом-2003.
На сегодняшний день в республике уровень безработных очень высок, причем, в восточной части страны показатели безработицы существенно выше. Без работы там каждый пятый. В возрасте до 24-х лет таковых около 40 %. В начале века, до вступления в Евросоюз уровень безработицы, в среднем, был вдвое ниже.
Трудно было бы представить в социалистической Венгрии тысячные очереди за бесплатной похлебкой. Теперь это – обыденность. Из десяти миллионов общего населения, четыре — за чертой бедности.
На момент крушения соцлагеря около двух тысяч крупных предприятий были в собственности государства. Они были фундаментом социальной стабильности страны. Теперь их менее 100. Остальные ушли с молотка. Иностранцам. Казна от приватизации получила 11 млрд. долларов, которые благополучно и быстро проела. Теперь сидит на кредитах, наращивая национальный долг. Последний сегодня достиг 80% от ВВП. В Венгрии 30 тысяч иностранных предприятий. Все они имеют десятилетний режим налоговых льгот. Ровно столько они обычно и существуют. Заработанное вывозят домой.
В 2004, в год вступления Венгрии в ЕС, была закрыта крупнейшая в автобусостроительная компания Европы Ikarusbus. В год она производила до 14 тысяч автобусов. Два года завод стоял, пока не был куплен за бесценок. Теперь количество выпускаемых автобусов в год исчисляется поштучно.
По расчетам местных аграриев, Венгрия могла бы накормить 30 млн. человек качественной продукцией. Так оно и было до конца 80-х годов прошлого столетия. Однако, с тех благословенных пор, ситуация кардинально изменилась. С момента вступления в ЕС сельхозпроизводство упало в 9,5 раза. Оказалось, что венгерские фермеры не выдерживают конкуренции на обширном и общем европейском рынке. Попутно их лишили и внутреннего. Из-за несоответствия продукции евростандартам. Безработица в некоторых сельхозрайонах республики достигает 100%.
 Венгрия могла бы «залить» Европу своим медом. Так считали местные «еврооптимисты». В Брюсселе решили иначе. Там сняли ограничения на закупку меда в Китае и других странах — не членах ЕС. Объем экспорта венгерского меда обвалился.
Венгрия в числе лидеров Евросоюза. По уровню коррупции. Она настолько стала привычной, что треть высшего руководства трехсот крупнейших компаний Венгрии, не смущаясь, признались, что готовы принять коррупционное предложение, если размер отката будет не меньше 10% от сделки.
Многолетней проблемой страны был Пенсионный фонд. Вернее – его наполнение. Проблему решили просто. Фактически национализировали все частные пенсионные фонды. Под угрозой лишения пенсий всех вкладчиков частных фондов обязали перевести свои сбережения в государственный. По ходу разобрались с частью госдолга. Дело в том, что половина активов частных фондов были государственные долговые обязательства. Их просто аннулировали.
Нынешняя жизнь венгров далека от обещанного благополучия. И вызывает возмущение рядовых граждан. Десятки тысяч протестантов на улицах Будапешта стали привычными. Вот и в конце 2010-го они вышли на улицы столицы с заклеенными ртами. Причина – фактическое упразднение свободы слова.
С 1-го января 2011. По закону от 20.12.10 г. все средства массовой информации подчинены Совету по СМИ. Правление последнего целиком состоит из представителей правящей партии ФИДЕС (Венгерский гражданский союз). Введены «убийственные» штрафы. Для телеканалов – до $950 тыс, газет – $119 тыс., а интернет-порталам – $48 тыс. за «неспособность органа СМИ предоставить сбалансированную информацию о происходящих событиях».

***

Греция

Что дало Греции членство в Евросоюзе? Сегодня на этот вопрос можно ответить однозначно. Ничего хорошего. Даже сторонники «европейского пути» признают, что страна за последние годы практически полностью утратила национальный суверенитет, отказалась от самостоятельной внешней политики и попала в финансовую кабалу.
Наиболее ёмко ситуацию в Греции охарактеризовал видный иерарх Элладской Православной Церкви митрополит Месогейский и Лавреотикийский Николай:
«У нас забрали нашу национальную идентичность, чувство собственного достоинства, а после этого ещё и уничтожили нашу экономику».
По данным авторитетной афинской газеты «То Вима», в конце первого полугодия 2013 года государственные долговые обязательства Греции достигли 321 млрд. евро. Таким образом, только за 2013 год внешний долг страны увеличился на 16 миллиардов евро. Ещё на 18 миллиардов он вырос в период с июня по декабрь 2013 года.
Даже официальная статистика свидетельствует об обнищании населения, колоссальном росте безработицы, многократном увеличении преступности. За годы участия в ЕС уничтожена греческая промышленность. Колоссальный удар нанесён и по греческому сельскому хозяйству.
До вступления в ЕС греки экспортировали сельскохозяйственные продукты, а теперь импортируют. Раньше Греция имела несколько заводов по производству сахара и несколько крупных трикотажных фабрик. Теперь не имеет ни одной. Раньше в стране были развиты судоверфи, а теперь они практически исчезли. Директивы ЕС привели к сужению рыбной ловли, хлопководства, виноградарства и многих других форм сельского хозяйства.
После вступления в Европейский союз для греков установили квоты, введённые, чтобы не было перепроизводства товаров: производить столько-то мяса (и не больше!), столько-то молока, персиков, апельсинов, оливкового масла, иначе — штраф. В итоге наиболее серьёзно пострадала винная отрасль страны. Плодовые деревья и виноградники, которые не попали в квоты, были вырублены.
Вступив в единую Европу, греки отказались от самообеспечения страны и начали вписываться в общеевропейское разделение труда. Они строили постиндустриальную экономику с доминирующей сферой услуг, за что их хвалили европейские чиновники и ставили на третье место в ЕС по темпам экономического роста после Ирландии и Люксембурга.
В результате подобной политики доля сферы услуг в ВВП страны выросла с 62 (1996 год) до 75 (2009 год) процентов, а доля промышленности значительно сократилась. Однако тогда на это внимания никто не обращал, поскольку кредиты обеспечивали достаточно высокий уровень доходов основной массы населения.
Принимая Грецию в ЕС, ей поставили условие изменить отношение к собственности и ее управлению, а также приватизировать стратегические предприятия, контролируемые греческим государством. В 1992 г. в Греции приняли закон о приватизации, которой подлежало около 700 предприятий. К 2000-му было приватизировано 27 крупных предприятий, среди них и 5 главных банков страны. Доля государства в Нацбанке снизилась тогда до 50%, а к 2010 г. — до 33%. Вслед за банками продали телекоммуникационную компанию, заводы стройматериалов и пищевую промышленность. Даже производство знаменитого коньяка Metaxa досталось британской Grand Metropolitan.
Государство ушло из прибыльных морских перевозок и начало распродавать морские порты. Сегодня кредиторы требуют от Греции не только экономических, но и политических уступок: сократить армию, отделить Церковь от государства, обеспечить права иммигрантов-иноверцев.
Согласно принятой по настоянию европейских чиновников программе приватизации, Греция должна избавиться от 80.000 объектов, которые находятся в собственности государства. В число активов, которые должны уйти с молотка или «сменить профиль деятельности», попали православные храмы, больницы, тюрьмы и сельскохозяйственные угодья.
Случаи открытого вмешательства во внутренние дела Греции со стороны кредиторов весьма многочисленны. Например, представители германских правящих кругов неоднократно рекомендовали Греции «задуматься о продаже нескольких принадлежащих ей островов».
За годы участия в ЕС принят целый ряд антихристианских законов: легализованы аборты, отменён выходной воскресный день, узаконено «свободное сожительство» и однополые браки. Экономический кризис стал суровым испытанием для Православной Церкви. Из-за нехватки священнослужителей закрываются храмы (особенно в малонаселённых районах страны).
В скором времени под давлением Брюсселя будет принят новый «антирасистский закон». Законопроект касается «защиты» чувств тех, кто может быть оскорблён проявлением «излишнего» патриотизма со стороны греков. За оскорбление иноверцев, отрицание Холокоста и другие проявления ксенофобии грозит уголовное преследование и реальные сроки заключения.
По словам митрополита Фтиотидского Николая, теперь грекам «будет страшно выразить свою любовь к Родине», нельзя будет предлагать примеры национальных героев «из-за того, что будут задеты чувства детей мусульман или албанцев». Проект нового «антирасистского закона» предусматривает также цензуру текстов богослужений Страстной Седмицы, в том числе и Евангелия.

Тасос Михаилидис, Греция 2 декабря 2013 года
Анна Арбатова
dle
Комментарии 0