МЕЖРЕГИОНАЛЬНЫЙ ОБЩЕСТВЕННЫЙ ФОНД
СОДЕЙСТВИЯ СТРАТЕГИЧЕСКОЙ
БЕЗОПАСНОСТИ

Мониторинг СМИ

Терроризм – от прошлого к будущему
21.11.2020 · Терроризм и экстремизм

Аналитика

                                       Терроризм – от прошлого к будущему

 Как и в предыдущие годы, небольшая горстка группировок была ответственна за большинство убийств в 2020 году. Вместе с ними, четыре самые смертоносные группы были ответственны за 7323 смертельных случая в 2019 году, что составляет 57,8% всех смертей, связанных с терроризмом. Однако, некоторые из них, сейчас, по крайней мере менее смертоносны, чем в недавнем прошлом. Например, количество смертей, приписываемых «Исламскому государству», снизилось на 69% в 2019 году до 1118, а количество нападений со стороны группы фундаменталистов снизилось на 59%. Двумя годами ранее, в 2018 году, «Исламское государство» унесло жизни более 9000 человек.

 Другие группы насилия также были менее активны в прошлом году, чем они были ранее. «Возмущения» со стороны базирующейся в Сомали «Аш-Шабааб» снизились на 27%, например, после увеличения количества авиаударов по этой группировке.

 Однако другие группы становятся более опасными. В 2019 году афганские талибы убили на 74% больше людей, погибли 7013 человек. И хотя «Исламское государство» могло быть в значительной степени побеждено, по крайней мере, в территориальном плане, - его влияние далеко не закончилось. Некоторые группы, связанные с «Исламским государством», становятся все более активными, - например, «Хорасанское отделение Исламского государства» (Хоросанский орден), которое в прошлом году привело к гибели более 1000 человек, в основном в Афганистане.

 В результате этих жертв, «Хорасанский орден» вошел в число четырех самых смертоносных террористических группировок в мире в прошлом году, впервые попав в эту печально известную когорту.

 Наиболее опасными группами обычно являются довольно молодые организации:

«Союзные демократические силы» (Демократическая Республика Конго),

«Новая народная армия» (Филиппины),

маоистские группы в Индии,

«Группы Фулани» (сегодня проявляет все большую активность в Нигерии).

Из «старых» нужно отметить:

«Боко Харам» - исламистская экстремистская группировка (см. Справочник «Исламские неправительственные, религиозно-политические и террористические организации», ЦСБ 2019 год). За последние пять лет привела к гибели более 15 000 человек. Группировка наиболее активен в северо-восточном нигерийском штате Борно, но также совершала нападения в Буркина-Фасо и Камеруне. В 2019 году от этой группы погибло 702 человека. Это число было на 39% меньше, чем годом ранее, и на 89% меньше, чем пиковое значение в 2014 году, когда на ее счету более 6600 убийств. Подавляющее большинство атак (85%) в прошлом году произошло в Нигерии. Его нападения в последние годы стали менее смертоносными. Четыре года назад группировка убивала в среднем 15 человек за одно нападение, но в прошлом году этот показатель составлял четыре за одно нападение. «Боко Харам» необычен тем, что полагается на женщин и детей для проведения своих атак. Две трети террористов-смертников группы составляют женщины, из них треть - дети. Однако его обычные бомбардировки, как правило, более смертоносны. Группировка подверглась давлению со стороны «Многонациональных совместных оперативных групп», которые вернули себе территории, контролируемые группировкой. Это привело к распаду «Боко Харам» на более мелкие фракции. Самой крупной возникшей отколовшейся группой стала «Западноафриканская провинция Исламского государства» (ISWAP), возглавляемая Мусабом аль-Барнави, которая контролирует территорию вокруг озера Чад. Другая подгруппа - фракция Шекау, возглавляемая Абубакаром Шекау.

«Хорасанское отделение Исламского государства». Группа в основном активна в Афганистане и Пакистане, но она также совершала нападения в Индии и пыталась сделать то же самое в Европе. Прошлый год был для нее самым смертоносным на сегодняшний день: группа убила  1060 человек по сравнению с 891 годом ранее, - этого достаточно, чтобы впервые поставить ее в число четырех самых смертоносных террористических организаций в мире. Группа имеет свой оплот на севере и востоке Афганистана, но, как сообщается, также имеются законспирированные ячейки в столице - Кабуле и других крупных городах, таких как Герат и Джелалабад. Группа получила свое название от региона Хорасан, который охватывает северо-восток современного Ирана, а также участки Афганистана и части нескольких центрально-азиатских республик, включая Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан. Количество атак, совершенных группировкой, в 2020 году снизилось по сравнению с 2019 годом.

«Исламское государство» Согласованная кампания против «Исламского государства», как в Ираке, так и в Сирии, - наряду с всплеском насилия в Афганистане - означает, что группировка (также известная как ИГИЛ, ИГИЛ и Даиш - см. Справочник «Исламские неправительственные, религиозно-политические и террористические организации», ЦСБ 2019 год ), - больше не является самой смертоносной террористической организацией в мире.

 НО! Это далеко не израсходованная сила. Сотни боевиков «Исламского государства» - это  как отдельные (законспирировшиеся) террористы, так и боевики, влившиеся в террористические группы: «Талибан», «Боко Харам», «Аш-Шабааб», «Хорасанское отделение», «АДС», «Группа Фулани», «Новая народная армия», - это ТЕ, которые бежали из северной Сирии в конце 2019 года, но небыли ПОБЕЖДЕНЫ. У ИГ также, по-прежнему, есть активные филиалы, такие как «Хорасанское отделение в Афганистане» и, на севере и западе Африки, - «Исламское государство в Большой Сахаре».

«Талибан». В 2019 году «Талибан» обогнал «Исламское государство», как самую смертоносную террористическую группировку в мире, - последний раз эту позицию они занимали в 2013 году. На долю афганской группировки в прошлом году пришлось на 74% больше числа погибших, при этом погибло 6 220 человек. Возникнув в 1994 году, «Талибан» имеет свои корни в группах, которые боролись с советским вторжением в 1979 году, а также в пуштунских племенах. Иногда он обладал значительной политической властью в Афганистане, управляя страной в период с 1996 по 2001 год, после чего он был свергнут вторжением под руководством США. За последний год группировка активизировала свою кампанию насилия, особенно против военных и полицейских целей, в стремлении стать более сильной отправной точкой в ​​любых мирных переговорах. В 2019 году более 3920 военнослужащих и полицейских были убиты в результате нападений, приписываемых талибам. Общее количество террористических атак талибов увеличилось на 41% в 2018 году до 991. Атаки также стали более смертоносными: в среднем на каждую атаку приходилось 7 смертей по сравнению с 5,1 в 2017 году, согласно IEP. В целом за последние пять лет талибы унесли жизни более 21 000 человек.

Цифровое оружие террористов

 Согласно наших исследований,  Азиатско-Тихоокеанский регион, где проживает две трети населения мира, является одним из самых быстрорастущих регионов цифровых технологий, а также частой целью киберпреступности. Фактически, регион подвергается кибератакам чаще, чем остальной мир.  По мере того, как Азиатско-Тихоокеанский регион переходит на «облачные системы» и переключается на телекоммуникационные сети «5G» с широкими возможностями подключения, ожидается, что сетевой трафик будет расти, что открывает еще больше возможностей для киберпреступников. В столь разнообразном регионе взгляды и подходы к цифровой безопасности сильно различаются. Но на развивающихся рынках часто наблюдается более низкий уровень кибергигиены, использование пиратского программного обеспечения, что делает их уязвимыми. Не существует панацеи от «перехитрения» все более изощренных киберпреступников, от операторов-одиночек до организованных банд и даже государственных субъектов. Однако есть способы сделать системы надежными и минимизировать угрозу, которую представляют цифровые преступники. Хорошая цифровая гигиена - ключ к успеху. В подавляющем большинстве атак используются обычные способы взлома систем, поэтому повышение осведомленности о простых основах цифровой безопасности является обязательным. Атаки вредоносного ПО, при которых вредоносное ПО наносит ущерб системам, в Азиатско-Тихоокеанском регионе более часты, чем где-либо еще. То же самое и с атаками программ-вымогателей, когда киберпреступники захватывают компьютерную систему и требуют денег, чтобы вернуть контроль ее владельцу. Они поразили регион, достигнув более чем в 1,7 раза среднего мирового показателя в 2019 году. В последнее время атаки распределенного отказа в обслуживании (DDoS) стали предпочтительным цифровым оружием для опытных киберпреступников. Эти вторжения перегружают систему огромным трафиком, создаваемым злонамеренно контролируемыми устройствами, что фактически парализует ее работу и лишает доступа подлинных пользователей. «Центр глобальной аналитики угроз» NTT за последнее время подвергся большему количеству DDoS-атак в Азиатско-Тихоокеанском регионе, чем в любом другом регионе.

 Вступая в новый 2021 год, какие тенденции терроризма, вероятно, будут доминировать в глобальной сфере безопасности в новом году? Геополитическая перестройка, новые технологии и демографические сдвиги будут способствовать различным проявлениям идеологически и политически мотивированного насилия. Многое из этого будет по-прежнему иметь транснациональное измерение, а проблемы, которые когда-то казались узкими, станут еще более сложными в результате глобализации насилия. Таким образом, угроза, которую представляет транснациональный терроризм в 2020 году, представляет собой сложную мозаику.

 «Исламское государство» входит в 2021 год в качестве другой группы, чем было с момента прихода к власти семь лет назад. Физический халифат был разрушен, и организация, похоже, находится в надире, особенно по сравнению с ее пиком, когда она контролировала огромные участки территории и поддерживала протогосударство в самом сердце Леванта. «Исламское государство» продолжит атомизацию, что сделает группу слабее в некоторых отношениях, но также затруднит нацеливание на ее сеть, поскольку она будет более децентрализованной. В Ираке и Сирии уже есть сообщения о том, что группировка пытается восстановить себя, полагаясь на партизанскую тактику и нападения на иракские силы безопасности и режим Асада в Сирии. Спящие ячейки стали «пробуждаться», - начались небольшие нападения, включая взрывы и убийства.

 Угроза, которую представляет возвращение иностранных боевиков в страны их происхождения, была ниже, чем предполагалось, но по-прежнему числятся пропавшими без вести значительная часть боевиков, некоторые из которых могут отправиться в другие зоны конфликта и служить умножителями силы для групп джихадистов, ведущих гражданские войны. или восстания в слабых и несостоятельных государствах. Возникает также вопрос о том, что будет с членами «Исламского государства», содержащимися в лагерях для задержанных на северо-востоке Сирии и в других местах. Многие члены семей «Исламского государства» содержатся в ужасных условиях в лагерях, подобных печально известному лагерю «Аль-Хол», которые превращаются в инкубаторы радикализации и экстремизма, поскольку женщины и дети остаются в стороне, а национальные государства откладывают разработку ответственной политики в отношении своих граждан. В предстоящий год также будет выпущено большое количество террористов из тюрем, и страны будут пытаться решить, как реинтегрировать этих людей обратно в общество.

 «Аль-Каида» (см. Справочник «Исламские неправительственные, религиозно-политические и террористические организации», ЦСБ 2019 год) и связанные с ней организации могут увидеть в наступающем году возможность извлечь выгоду из гибели лидера «Исламского государства» Абу Бакра аль-Багдади в октябре 2019 года. Даже потеряв своего наследника со смертью Хамзы бен Ладена, «Аль-Каида» укрепила позиции в конфликтах в Сирии и Йемене, а также во всех частях Африки, включая Сахель и Африканский Рог. Если Соединенные Штаты выведут тысячи военнослужащих из Афганистана, «Аль-Каида» получит все возможности, чтобы воспользоваться возникшим вакуумом власти и восстановить свою сеть по всей Южной Азии. «Аль-Каида» существует уже более трех десятилетий, во многом благодаря способности группы вводить новшества, постоянно совершенствуя тактику, методы и процедуры, которые демонстрируют ориентацию на организационное обучение. Филиалы «Аль-Каиды» по всему миру продолжают демонстрировать способность совершать впечатляющие атаки, о чем свидетельствует последние атаки «Аль-Шабааб» (см. Справочник «Исламские неправительственные, религиозно-политические и террористические организации», ЦСБ 2019 год) в Могадишо и других местах.

 2021 год также может сигнализировать о всплеске терроризма, совершаемого шиитскими боевиками. Сегодня Иран остается главным государством-спонсором терроризма в мире. Тегеран продолжает финансировать, обучать и оснащать множество доверенных лиц с разной степенью возможностей и целей. Ливанская «Хизбалла» (см. Справочник «Исламские неправительственные, религиозно-политические и террористические организации», ЦСБ 2019 год), как никогда могущественная сила, не только сражающаяся в сирийской гражданской войне, но также сохраняющая глобальное присутствие и оставаясь на передовой с точки зрения своей способности использовать новые технологии, такие как беспилотные воздушные системы или дроны. Иран также передал современное вооружение, в том числе баллистические ракеты малой дальности, шиитским группировкам в Ираке, в том числе «Катаиб Хезболла» (см. Справочник «Исламские неправительственные, религиозно-политические и террористические организации», ЦСБ 2019 год), - группе, ответственной за ракетный обстрел в конце декабря, в результате которого погиб американский подрядчик, несколько солдат США были ранены, а также был нанесен ответный удар. наносить удары по целям как в Ираке, так и в Сирии. На Ближнем Востоке протекает ряд потенциальных конфликтов - Иран против Соединенных Штатов; Иран против Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратов; Иран против Израиля - в этом случае Тегеран может использовать свои растущие сети прокси-боевиков для проведения изощренных атак.

 Одна из наиболее тревожных тенденций в глобальном терроризме - это распространение жестоких экстремистских организаций, выступающих за превосходство групп, мотивированных различными формами правого экстремизма. Украина служит растущим центром транснационального превосходства белых, и нет никаких признаков того, что угроза, исходящая от неонацистов и экстремистов по расовым и этническим мотивам, в ближайшее время исчезнет. Напротив, эти группы, похоже, становятся сильнее и популярнее, пытаясь распространить правые идеологии и используя социальные сети для распространения пропаганды, вербовки новых членов и финансирования своих организаций и операций. Сдвиг демографии на Западе, увеличение миграционных потоков и токсичное сочетание популизма и исламофобии, - могут привести к усилению терроризма со стороны правых экстремистов в 2021 году. Проблема внутреннего терроризма осталась в США (хотя они абсолютно равнодушно относятся к этому), где в последние несколько лет были совершены нападения годы в Питтсбурге, штат Пенсильвания; Эль-Пасо, Техас; и Poway, CA, среди других. Учитывая количество громких атак в 2019 году, в том числе резню в Крайстчерче в Новой Зеландии, агрессивные экстремисты, выступающие за превосходство белых, и неонацисты могут почувствовать смелость и попытаться использовать свой предполагаемый импульс для вербовки большего количества членов и замышления столь же разрушительных атак в 2021 году. Использование социальных сетей и прямых трансляций добавило тревожное измерение терроризму и повысило его полезность в качестве «пропаганды этого деяния».

 Террористы будут продолжать экспериментировать с новыми технологиями, пытаясь получить асимметричное преимущество. Мало кто удивится, увидев в 2020 году террористическую атаку с использованием беспилотника или роя беспилотников, хотя наиболее вероятным виновником может быть группа, получающая спонсорскую поддержку со стороны государства. Использование трехмерного распечатанного пистолета (технология 3D) в антисемитской атаке в Галле (Германия), также является предчувствием, сигнализируя о растущем изощренности или, по крайней мере, о продолжающемся увлечении новыми технологиями. Хотя искусственный интеллект и машинное обучение представляют собой более высокие барьеры для доступа негосударственных субъектов, - использование дезинформации и так называемых «глубинных фейков» ставит перед контртеррористическими силами, включая правоохранительные органы и разведывательные службы, новые сложные задачи. И пока компании, занимающиеся социальными сетями, изо всех сил пытаются противостоять использованию террористами социальных сетей, - самые передовые группы будут продвигаться вперед, используя новые методы производства и распространения пропаганды. Также серьезную озабоченность вызывают мотиваторы политического насилия, которые еще не проявились в полной мере. Терроризм, совершаемый лицами, находящимися под влиянием исламистской идеологии или, возможно, решившими использовать насилие, чтобы привлечь внимание к проблемам, связанным с изменением климата и окружающей средой, остается весьма вероятной.

 Наконец, геополитика повлияет на новые тенденции в терроризме. Со второй половины 2019 года и по сей день, - по всему миру прокатывается волна протестных движений, - от Латинской Америки до Ближнего Востока и Азии. И даже, несмотря на то, что эти протесты были совершенно законным выражением политического и экономического недовольства, всегда существует возможность для маргинальных элементов участвовать в политически или идеологически мотивированном насилии. В 2020 году мы наблюдаем всплеск терроризма в таких странах, как Северная Ирландия и Колумбия, - двух странах, привыкших к политическому насилию, но которые теперь кажутся, возможно, ошибочно, пережитками ушедшей эпохи терроризма, движимого сепаратизмом и этнонационализмом. Это кажется особенно острым, учитывая, что в течение двух десятилетий основное внимание уделялось Глобальной войне с терроризмом, которая ведется почти исключительно против салафитских джихадистских группировок и связанных с ними организаций. Еще одним важным фактором будут эффекты второго порядка, связанные с переходом США от борьбы с терроризмом к конкуренции великих держав. Смещение внимания и перераспределение ресурсов в сторону Китая и России, шаг, который имеет стратегический смысл, все равно будет иметь последствия.

dle
Комментарии 0