МЕЖРЕГИОНАЛЬНЫЙ ОБЩЕСТВЕННЫЙ ФОНД
СОДЕЙСТВИЯ СТРАТЕГИЧЕСКОЙ
БЕЗОПАСНОСТИ

Мониторинг СМИ

После коронавируса терроризм не будет прежним
21.11.2020 · Терроризм и экстремизм

Аналитика

                                     После коронавируса терроризм не будет прежним

 Терроризм часто возникает в тех местах, где правительство считается провалившимся или где люди чувствуют себя исключенными из системы. Пандемия, вероятно, еще больше снизит доверие людей к власти. В результате будут увеличиваться проблемы со стороны тех, кто достаточно разгневан, чтобы захотеть применить насилие, чтобы выразить свое недовольство.
  Когда дело доходит до реагирования на коронавирус, мир уже столкнулся с провалом международного сотрудничества, и, хотя между гражданами было совершено бесчисленное множество проявлений доброты, более широкое чувство гнева и бесправия, которое последует за этим, создаст новые формы политического насилия. Некоторые из них будут опираться на давние идеологии и группы, в то время как другие появятся неожиданным образом. Терроризм не закончится на волне коронавируса; вместо этого она, вероятно, будет развиваться еще более радикальными способами.
  Буквально на этой неделе в ООН заявили, что «террористические группы используют пандемию COVID-19 с помощью вымогательства и биологической войны». В докладе говорится, что преступники и воинствующие экстремисты «воспользовались» пандемией COVID-19 для создания собственных сетей поддержки, подрывая доверие к правительствам и даже превращая новый коронавирус в оружие. В отчете, опубликованном 18 ноября 2020 года, «Межрегиональный научно-исследовательский институт Организации Объединенных Наций по вопросам преступности и правосудия» (ЮНИКРИ) отметил, что несколько слоев общества используют глобальный кризис в области здравоохранения, чтобы «расширить свою деятельность» и подорвать эффективность властей в борьбе с пандемией и внедрение биологической войны. В нем также говорилось, что некоторые экстремистские группы злоупотребляли платформами социальных сетей для применения биологического оружия. Террористические, воинствующие экстремистские и организованные преступные группы пытаются воспользоваться пандемией коронавирусной болезни (COVID-19), чтобы расширить свою деятельность и поставить под угрозу эффективность и надежность ответных мер со стороны правительств.
  Также вызывает тревогу то, что некоторые террористические и воинствующие экстремистские группы пытались злоупотребить социальными сетями, чтобы подстрекать потенциальных террористов к преднамеренному распространению COVID-19 и использованию его в качестве импровизированной формы биологического оружия.
  Изучая отчет ЮНИКРИ, приходим к неутешительному выводу, что социальные сети могут (или уже используются!), как средство «вдохновления терроризма», побуждая «саморадикальных» экстремистов совершать нападения и вызывать волнения в обществе. Есть несколько подтвержденных случаев в исламистских экстремистских группах, которые просили своих последователей распространять SARS-CoV-2 (вирус, вызывающий COVID-19), кашляя среди местных групп меньшинств. Между тем, другие группы были заинтересованы в распространении нового коронавируса среди стран с высокой численностью населения. Другие группировки (пока в соцсетях) выступают за распространение коронавирусной болезни в странах с большим населением или высоким уровнем загрязнения.
  Традиционные террористические группы, такие как «Исламское государство» и «Аль-Каида» (см. Справочник «Исламские неправительственные, религиозно-политические и террористические организации», ЦСБ 2019 год)  и многие его дочерние организации, по большей части запутываются в своих ответах на COVID-19. Некоторые видят хаос, которым они могут воспользоваться (в таких местах, как Западная Африка), другие - божественное возмездие неверующим (как предлагали «Исламское государство» и «Исламская партия Туркестана», группа уйгуров - см. Справочник «Исламские неправительственные, религиозно-политические и террористические организации», ЦСБ 2019 год), а третьи - возможность продемонстрировать свои возможности (такие как «Талибан» и «Хезболла» - см. Справочник «Исламские неправительственные, религиозно-политические и террористические организации», ЦСБ 2019 год). Правительства перераспределили некоторые контртеррористические возможности для поддержки реакции на коронавирус, искажая юридические определения терроризма, чтобы преследовать людей, совершающих антиобщественные действия, такие как кашель, на других.
  На снимке, сделанном во время экскурсии, организованной ливанским шиитским движением «Хезболла» (см. Справочник «Исламские неправительственные, религиозно-политические и террористические организации», ЦСБ 2019 год), показаны волонтеры, сортирующие продовольственную помощь, которая  распределяется во время пандемии коронавируса в южных пригородах Бейрута.

На плакате на стене изображен нынешний лидер движения Хасан Насралла.

<!-- [if gte vml 1]> <!-- [if !vml] --> <!-- [endif] -->

  Пока количество актов, которые можно было бы с полным основанием назвать терроризмом, было весьма ограниченным. По большей части это общий антиистеблишментарный подход, подпитываемый теориями заговора. Страх того, что технология сетей «5G» может быть связана с распространением болезни, привел к поджогам вышек сотовой связи по всей Европе. В США страх перед большим правительством привел к плану взрыва бомбы в Канзас-Сити, штат Канзас, - в больнице, готовящейся к реагированию на вирус, и попытке сорвать поезд в порту Лос-Анджелеса. Некоторые, более предприимчивые джихадисты, стремились превратить коронавирус в оружие, в то время как крайне правое крыло в основном только говорило об этом.

  Эти действия имеют объединяющую тему. Как и большинство терроризма, - они по сути своей являются актами восстания против установленного порядка.

  Для тех, чье мировоззрение сформировано историей антиправительственной деятельности, массовое расширение государства, которое следует за национальным кризисом, таким как вспышка пандемии, - будет проблемой. Для таких людей опасения связаны не столько с расширением государства, сколько с недоверием к деятельности правительства в целом. Некоторые проявления этого гнева уже видны по всему миру…  Это чувство обездоленности еще больше усугубляется растущим недоверием к правительству во всем мире. Учитывая склонность лидеров публично высказывать неправду или полуправду, коллективная вера граждан в правительство подрывается. Сегодня, различные преступные организации заметили это и попытались предложить себя в качестве альтернативы.  Террористические группировки, такие как «Хезболла», «Талибан» и «Хайят Тахрир аш-Шам» (см. Справочник «Исламские неправительственные, религиозно-политические и террористические организации», ЦСБ 2019 год), контролирующие части территории, использовали хаос, чтобы продемонстрировать свои собственные возможности общественного здравоохранения, какими бы слабыми они ни были. Преступные группировки в Бразилии, Сальвадоре и Мексике стремятся продемонстрировать свою власть и ресурсы. Однако эти шаги не являются особенно альтруистическими, поскольку большинство групп предпринимает их из-за признания битвы за сердца и умы, которую они могли бы выиграть с помощью этих действий.

  Текущие меры реагирования на COVID-19 призваны расширить присутствие государства, привлечь внимание к неравенству, которое будет усугубляться в посткоронавирусной экономике, и, в конечном итоге, выявить необходимость ужесточения бюджета, которая должна будет последовать. Некоторые могут опасаться большого правительства, но другие вместо этого разозлятся, если не увидят, что оно решает их проблемы и заботы. Все эти трещины открывают повествования, созревшие для использования антиправительственными фракциями, расистскими группами, политическими экстремистами любого типа, экстремистскими исламистами или другими маргинальными группами.

Антикитайские настроения

  Растущая армия бесправных создаст сообщество тех, кто готов возложить вину на кого-то другого. На Западе усиливается стремление обвинять Китай, и это происходит среди высокопоставленных чиновников (таких как заместитель советника по национальной безопасности Мэтью Поттинджер и сенатор Тед Круз в США или главы парламентских комитетов по защите и иностранных избранных комитетов в США)  и все больше и больше, - среди населения в странах, где растет антикитайский тон. Этот гнев также обостряет существующую социальную напряженность вокруг мигрантов, что проявляется в отвратительном расистском оттенке, который окрашивает многие дискуссии о COVID-19.

  Повстанцы (террористы) во всем мире используют пандемию, чтобы привлечь новых новообращенных и ослабить своих врагов.

  К сожалению, когда антикитайские настроения захватывают широкую публику, они становятся менее разборчивыми, что приводит к жестокому обращению и насилию по отношению ко всем тем, кто, по всей видимости, принадлежит к восточноазиатской национальности. И хотя преступления на почве ненависти не всегда приравниваются к терроризму, они часто являются его предшественниками. Межобщинная напряженность, порождаемая преступлениями на почве ненависти, дает пищу тем, кто склонен к насилию, чтобы действовать в соответствии со своими неприятными побуждениями, а также создает богатую среду для групп, стремящихся продвигать разделяющие идеологии.

  Как только антикитайские настроения завоевывают популярность среди широкой публики, это приводит к злоупотреблениям и насилию по отношению ко всем, кто, по всей видимости, принадлежит к восточноазиатской национальности.

  Эта проблема не только для Запада. В Индонезии мы видим растущую напряженность в отношении граждан Китая внутри страны. Это связано с богатым слоем гнева по отношению к Китаю в целом в стране, - отчасти из-за исторической этнической напряженности, но в последнее время усугубляемой обращением Пекина с мусульманским уйгурским меньшинством. Были даже предупреждения об этих настроениях, приведших к исламистскому терроризму против китайских жителей Индонезии; при этом сообщалось, что ячейка обсуждала нападения на китайских рабочих. Это могло бы заложить основы для более жестокого выражения антикитайского терроризма в Юго-Восточной Азии.

  Отношения Китая с Юго-Восточной Азией часто бывают натянутыми, и в настоящее время есть и другие проявления гнева против Китая в целом. Исламский Таиланд оказался втянутым в сетевую ссору с Китаем, когда молодые тайцы обиделись на китайских онлайн-воинов, нападающих на известных тайских актеров за выражение взглядов в знак солидарности с Тайванем и Гонконгом. Возникший в результате «альянс чая с молоком», названный так потому, что люди в этих странах, как правило, поклонники сладкого чая с молоком, разозлил Пекин и затащил местное посольство, чтобы выразить обычный китайский гнев по поводу признания независимости мест, которые Пекин считает частью своей страны.

  В Казахстане (сообщение в китайском Интернете, которое, казалось, предполагало, что Казахстан хочет стать частью Китая), вызвало достаточно гнева, чтобы заставить министерство иностранных дел Казахстана притащить китайского посла и потребовать извинений. В соседнем Кыргызстане антикитайские настроения сплотились вокруг идеи о том, что китайские граждане являются распространителями болезни, и стали свидетелями того, как член парламента сделал заявления о том, как следует избегать китайских граждан. Такую информацию распространяет группировка «Катибат аль-имам Бухари» (см. Справочник «Исламские неправительственные, религиозно-политические и террористические организации», ЦСБ 2019 год)

  Конечно, ПОКА, - все это не является терроризмом, но есть более четкий очаг общественного гнева по отношению к Китаю. По мере того, как Китай становится все более доминирующим игроком в мировых делах, он все чаще становится мишенью, что отчасти обусловлено отношением Пекина к меньшинствам внутри страны. Это может вылиться в нападения на граждан или компании Китая.

dle
Комментарии 0