МЕЖРЕГИОНАЛЬНЫЙ ОБЩЕСТВЕННЫЙ ФОНД
СОДЕЙСТВИЯ СТРАТЕГИЧЕСКОЙ
БЕЗОПАСНОСТИ

Мониторинг СМИ

«ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ, СТРАТЕГИЧЕСКАЯ И ОПЕРАТИВНАЯ ОБСТАНОВКА РОССИИ
21.12.2019 · Стратегическая безопасность

«ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ, СТРАТЕГИЧЕСКАЯ И ОПЕРАТИВНАЯ ОБСТАНОВКЕ РОССИИ

   Основными признаками, сегодня и определяющими Театрами военный действий (ТВД), стали:

- наличие на его территории объектов стратегического значения,

- необходимость решения стратегических задач в его границах,

- относительная целостность в политико-экономическом и географическом отношениях,

- возможность развёртывания и применения крупных стратегических группировок ВС и определенная самостоятельность их действий.

По своему географическому положению ТВД могут быть континентальными, океанскими и морскими (в перспективе возможно выделение космических ТВД). Каждый ТВД имеет определённые военно-политические, военно-экономические, собственно военные, физико-географические и др. условия, а также оперативное оборудование территории, влияющие на подготовку и ведение операций стратегического масштаба и войны в целом. Границы ТВД определяются военно-политическим руководством государств (коалиций государств). Так, военно-политическое руководство США и НАТО, исходя из географических особенностей территории и задач, стоящих перед объединёнными ВС, к началу XXI в. территорию Западной Европы разделило на 3 ТВД: Северо-Западный Европейский ТВД, Центрально-Европейский ТВД и Южно-Европейский ТВД. На каждом из театров в мирное время созданы группировки Объединённых вооружённых сил НАТО с единым командованием, спланировано их возможное применение, созданы системы управления, базирования и снабжения. В пределах театров проводятся учения и манёвры Объединённых ВС НАТО, на которых проверяются разрабатываемые планы операций. Кроме того, здесь проводится интенсивная работа по оперативному оборудованию территории (акватории).

   Всестороннее изучение ТВД и их оценка являются одной из важнейших задач подготовки ВС и территории страны к отражению агрессии, а в случае агрессии позволяют вести военные действия в любых регионах с учётом специфических особенностей конкретного ТВД. Изучение и оценка ТВД в интересах РВСН осуществляется с целью выбора участков местности, наиболее отвечающим требованиям оборудования позиционных районов ракетных дивизий и полков, а также выявления стратегически важных объектов противника для планирования ракетно-ядерных ударов.

   Рассмотрим театры военных действий (ТВД) у границ РФ, - противостояние и эскалация вооруженных сил НАТО у наших границ.

 

Балтийский ТВД и Западный ТВД:

   Изначально, мы хотели разделить Балтийский ТВД и Западный ТВД. Но проведя аналитический анализ пришли к выводу, что на сегодняшний день вырисовывается один ТВД «Балтийско-Восточно-Западный»

    ТВД сформировался в Карелии, в Псковской, Ленинградской, Новгородской, Калининградской  областях; против сосредотачивается военная инфраструктура блока НАТО в Эстонии, Латвии, Литве, Польше, Финляндии, Швеции, Дании, ФРГ, Норвегии и в акватории Балтийского моря. Блок НАТО осуществил вывод военной инфраструктуры и организовал базы первого удара  в Эстонии, Литве, Латвии, Польше, ФРГ, Дании, усилены боевые подразделения члена блока - Норвегии. Рассматривается вопрос втягивания Финляндии в НАТО.

  Сегодняшняя гибридная информационная война в восточной Балтике - пока возможная замена классического конфликта. Сегодняшнюю ситуацию в сфере информации и пропаганды нельзя назвать уникальной. Семьдесят лет назад было написано: «форма пропаганды и ее возросшая эффективность были обусловлены совпадением технического прогресса с изменением политической структуры Европы».  

  Именно такая ситуация повторилась в настоящее время. Роль информации наиболее существенна в тех конфликтах, где немедленный переход к боевым действиям не устраивает обе стороны.

  Невоенные факторы безопасности в восточной части Балтики:

  Наступательные действия почти не ведутся, противостояние в значительной степени носит символический характер, а расчет строится на вразумлении соперника или на подрыве его внутренних сил. Это предполагает развитие опережающими темпами военной и наступательной, но при этом информационной и коммуникационной инфраструктуры. Именно так и развивается инфраструктура НАТО в Прибалтике. Польша - пример несколько иного рода. В этой стране существенно влиятельнее негосударственные структуры, выполняющие те же функции в сфере пропаганды, но не имеющие логотип НАТО на главной странице сайта. Существует множество определений понятия «информационное превосходство». Информационное превосходство — результат достижения одной из сторон относительных или абсолютных преимуществ в распространении информации. Структурами Североатлантического альянса рассматривается превосходство в информационной сфере как важнейший фактор победы над потенциальными противниками. В Литве (с 2012 г.) действует Центр НАТО по энергетической безопасности, в Латвии (с 2012 г.) - Центр коммуникаций НАТО, а в Эстонии (с 2008 г.) - Центр кибернетической безопасности НАТО. Созданные структуры формально нацелены на «коммуникацию». При этом коммуникация - не передача/распространение информации, но одна из форм ведения масштабной информационной войны. Киберструктуры в странах Прибалтики предназначены для атак на критически важные объекты в России с целью вывести их из строя, напомнив, что «глобальное информационное пространство уже признано многими специалистами новым театром военных действий».

   Открытие в Эстонии Объединенного центра передового опыта в области киберзащиты предполагало развертывание соответствующих информационных операций. В 2013 г. Центр издал сборник экспертных мнений и правил действий в киберпространстве - «Таллинское руководство по кибервойне». В 2017-м при участии профессора Военно-морского колледжа США Майкла Шмитта вышла его обновленная версия - «Таллинское руководство 2.0».

  Близкие программные установки получили отражение в докладе «RAND Corporation» «Сдерживание российской агрессии в странах Балтии через устойчивость и сопротивление». Доклад рядовой и типовой. Типичность в том, что авторы не доказывают «агрессивность» России, а рассматривают это как аксиому. Это традиционный подход. Документируются исследования и анализ, проведенный в рамках проекта под названием «Оценка эффективности нетрадиционных вариантов защиты стран Балтии». В исследовании изучалось, как планы и возможности применения нетрадиционных форм защиты, устойчивости и сопротивления реализуются правительства Эстонии, Латвии и Литвы - стран Балтии - могут усилить сдерживание и противостоять российской гибридной агрессии и прямым военным нападениям в Балтийском регионе». В марте 2017 г. генеральный секретарь Североатлантического альянса Йенс Столтенберг вынужден был заявить следующее: «НАТО видит обеспокоенность в связи с терроризмом и кибератаками, но ничто не указывает на возможность конвенционального нападения на какую-либо из стран НАТО, в том числе на страны Балтии». Эксперты «RAND» с оговорками заявляют, что Россия не представляет реальной угрозы для стран Прибалтики, при этом уровень сдерживания в Балтийском регионе признается достаточным. В этом контексте возникает вопрос, если Россия не представляет угрозы для стран Прибалтики, то зачем осуществляется милитаризация Прибалтики и Польши?

   Рассматривая сам факт существования России и Беларуси как угрозу, правоконсервативные правительства Польши, Литвы, Латвии, Эстонии предпочитают информационную войну. Конфликт такого типа, с их точки зрения, они могут контролировать и использовать как «Эмсскую депешу». Разница, однако, в том, что Бисмарк планировал войну для своей страны, а политики Польши и стран Прибалтики для других. Кроме того, Бисмарк не нуждался в победе на выборах, его власть была проекцией власти короля Пруссии и не зависела от голосований.

  Желание Европы сыграть во Вторую мировую войну еще раз очевидно. Однако для этого психологических предпосылок мало. В Варшаве и государствах Прибалтики понимание этого обстоятельства ведет к милитаризации экономики и общества, привлечению иностранных воинских контингентов.

 

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ НАТО И НАЦИОНАЛЬНЫХ ПРАВИТЕЛЬСТВ ПО МИЛИТАРИЗАЦИИ РЕГИОНА

 «Американская инициатива сдерживания» (EDI).

 Операция «Атлантическая решимость».

 В феврале 2014 г. на Украине произошел государственный переворот, за которым последовали возвращение в Россию Крыма и вооруженный конфликт на Донбассе. США и страны НАТО не признали вхождение Крыма в состав Российской Федерации и обвинили Россию в «агрессии» против Украины. С апреля 2014 г. США начали реализовывать в Европе операцию «Атлантическая решимость» (Operation Atlantic Resolve (OAR) - серию непрерывных военных и военно-политических мероприятий, призванных продемонстрировать приверженность Соединенных Штатов коллективной безопасности союзников по НАТО и поддержку партнеров в Европе в свете «продолжающейся российской интервенции в Украину». При этом указывалось, что операция «Атлантическая решимость» будет продолжаться до тех пор, пока существует необходимость поддержки и ободрения союзников США и сдерживания через устрашение России от «региональной гегемонии».

  3 июня 2014 г. Президент США Барак Обама запросил у Конгресса средства на «Инициативу по обеспечению европейской безопасности» (European Reassurance Initiative (ERI), нацеленную на заверение союзников в приверженности США их безопасности и территориальной целостности в качестве членов НАТО. Средства запрашивались на увеличение американского ротационного военного присутствия в Европе (особенно в странах - новых членах НАТО в Восточной Европе), двусторонние и многонациональные учения и тренировки, улучшение военной инфраструктуры, увеличение запасов военной техники и вооружения, предварительно размещенных в Европе, и строительство партнерских отношений с новыми членами НАТО и «близкими друзьями», прежде всего Грузией, Молдовой и Украиной.

  Именно через ERI финансируется операция «Атлантическая решимость».

  По нашим данным, больше всего средств в 2019 году было потрачено на расширение американского военного присутствия в Европе (прежде всего на обеспечение ротаций сухопутных и авиационных компонентов), увеличение заблаговременно складируемых в Европе запасов вооружений и техники сухопутных войск (армии) США и на совершенствование инфраструктуры (прежде всего модернизацию авиационных баз). Планируемое сокращение ассигнований на 2020 финансовый год связано, в первую очередь, с тем, что в предыдущие годы уже была введена в строй основная часть мест заблаговременного складирования вооружений и техники сухопутных войск США, а также выполнены работы по модернизации многих объектов военной инфраструктуры. Согласно запросу на 2020 финансовый год, финансированием из EDI будет поддерживаться в Европейском командовании вооруженных сил США (EUCOM) контингент в 9535 чел. из состава регулярных вооруженных сил, резерва и Национальной гвардии (8587 чел. - в сухопутных войсках, 350 - в ВМС и 458 - в ВВС). Эти военнослужащие будут принимать участие в ротациях войск, усилении потенциала союзников во время учений НАТО, в поддержке Объединенной программы учений (Joint Exercise Program (JEP) Европейского командования вооруженных сил США (EUCOM) и тренировок в Объединенном многонациональном центре готовности (Joint Multi-National Readiness Center (JMRC).

  В 2014-2016 гг., первыми американскими военнослужащими, прибывшими в Польшу и Прибалтику после начала развертывания операции «Атлантическая решимость», стали десантники 173-й воздушно-десантной бригады Командования сухопутных войск (армии) США в Европе (USAREUR), базирующейся в Виченце  (Северная Италия). 23 апреля 2014 г. в польский город Свидвин (Западно-Поморское воеводство) прибыла  рота «С» 1-го батальона 503-го пехотного полка этой бригады (около 150 военнослужащих) - официально для совместных тренировок с размещенной там 6-й польской воздушно-десантной бригадой.

  Затем, также по воздуху, было переброшено по одной роте десантников (примерно по 150 военнослужащих в каждой) в каждую из трех стран Прибалтики - Латвию (24 апреля), Эстонию (26 апреля) и Литву (28 апреля). Американские десантники в Прибалтике разместились на военных базах Адажи, Палдиски и Рукла соответственно (официально - для незапланированных совместных военных учений с вооруженными силами стран Прибалтики). Таким образом, всего в Польше и Прибалтике было размещено около 600 американских военнослужащих без тяжелого вооружения. Затем десантников в Польше и Прибалтике сменили военнослужащие 1-й бригадной боевой группы (Brigade Combat Team, BCT) 1-й бронетанковой дивизии из Форт-Худа (штат Техас) (около 800 военнослужащих, главным образом из 2-го батальона 8-го полка). Тяжелая техника подразделений бригады была выгружена в немецком порту Бремерхафен с судна «Courage» (специально оборудованный ролкер, имеющий не только кормовую аппарель, но и носовую, такую как у БДК) компании «American Roll-on Roll-off Carrier» (ARC) 24 сентября 2014 г. Официальные церемонии передачи полномочий от десантников к танкистам прошли 8 октября (на военных базах Тапа, Эстония и Рукла, Литва), 13 октября (на полигоне Дравско-Поморске, Польша) и 14 октября (на военной базе Адажи, Латвия).

 В каждой из указанных стран были размещены подразделения (рота), в составе которых в Польшу и Прибалтику впервые прибыли основные боевые танки M1A2 «Abrams» и боевые машины пехоты (БМП) M2A3 «Bradley». 4 ноября 2014 г. американцы впервые провели стрельбы из танковых орудий в Польше, 6 ноября - впервые в Прибалтике (в Латвии). Кроме того, в Литве и Эстонии в октябре 2014 г. - январе 2015 г. находился также 1-й дивизион 2-го бронетанкового полка из Фильзека (Германия) на колесных боевых бронированных машинах «Stryker». В дальнейшем, после убытия из Европы подразделений 1-й бригадной боевой группы 1-й  дивизии, завершивших свою миссию в декабре 2014 г., в Европе в 2015–2016 гг. три раза прибывала по ротации (два раза на три месяца и один раз на полгода) с континентальной части США (CONUS) 1-я бронетанковая бригадная боевая группа (1/3 ABCT) 3-й пехотной дивизии из Форт-Стюарта (штат Джорджия). В первую ротацию 3-я пехотная дивизия направила в Европу около 3000 военнослужащих не только из состава 1-й ABCT, но и из 3-й боевой авиационной (вертолетной) бригады, дивизионной артиллерии и ряда других подразделений. Во вторую ротацию и третью ротации в Европу каждый раз перебрасывалось примерно по 3500 военнослужащих той же 1-й ABCT64.

  Не следует забывать, что часть военнослужащих и техники бригады во время ротаций направлялась в южную зону «Operation Atlantic Resolve» (OAR-South) (Венгрию, Румынию и Болгарию), а также дислоцировалась в Германии. Так что резкого наращивания американских сухопутных войск в Польше и Прибалтике в этот период не произошло. В ходе этих ротаций американские танкисты выполнили первые боевые стрельбы в Литве (9 апреля 2015 г.) и Эстонии (30 апреля 2015 г.), а артиллеристы - первые стрельбы в Эстонии (27 ноября 2015 г.). Чтобы избежать необходимости переброски вместе с войсками тяжелой военной техники, было решено использовать запасы вооружений и техники так называемого «Комплекта для действий в Европе» (European Activity Set (EAS), создание которого было завершено еще в январе-феврале 2014 г., т. е. до начала «Operation Atlantic Resolve».

   Первоначально, на полигоне Графенвер (земля Бавария, Германия) были складированы вооружение и техника одного смешанного батальона. Из Болгарии (Варна) в мае 2016 г., военнослужащие и техника 1-й бригадной группы (включая танки «Abrams») отправлялись на паромах в Батуми (Грузия) для последующего участия в учениях НАТО «Noble Partner 16».

  Смешанный батальон (Combined Arms Battalion) - тактическое подразделение, состоящее из штаба, штабной роты, двух танковых рот и двух рот механизированной пехоты.

 Увеличение численности ротационных войск, участвующих в учениях в Европе, потребовало нарастить запасы вооружения и техники в EAS, которых стало достаточно уже для оснащения одной бронетанковой бригадной боевой группы (Armored Brigade Combat Team — около 12000 единиц военного снаряжения, включая 250 единиц боевых систем (90 основных боевых танков M1A2 SEP v2 «Abrams», 140 БМП M2A3 «Bradley», 20 155-мм самоходных гаубиц M109А6 «Paladin») и 1750 гусеничных и колесных вспомогательных транспортных средств). Эта техника была размещена на двух базах в Германии (в Графенвере и около Мангейма (Coleman Barracks), а также на трех созданных в конце 2015 г. передовых базах в Восточной Европе (Мумайчяй в Литве, «Михаил Когэлничану» в Румынии и Ново-Село в Болгарии). Для расширения EAS были использованы вооружение и техника 1-й бронетанковой бригадной боевой группы 3-й пехотной дивизии, с которыми она прибывала в Европу по ротации. Кроме того, в Восточную Европу (включая Польшу и Прибалтику) в 2014–2016 гг. перебрасывались на ротационной основе и подразделения подчиненных Командованию сухопутных войск (армии) США в Европе легких бригад (2-го  из Германии и уже упомянутой 173-й воздушно-десантной бригады из Италии)  численностью порядка 550–600 чел. При этом они не использовали вооружение и технику из EAS, а обходились своей штатной.

 

 Ротации американских войск в Европе (с 2017 г.)

30 марта 2016 г. Командование вооруженных сил США в Европе объявило о смене концепции размещения ротационных войск. Было заявлено, что в феврале 2017 г. в Европе будет дополнительно размещена на ротационной основе (на девять месяцев) бронетанковая бригадная боевая группа (Armored Brigade Combat Team, ABCT), которая прибудет с континентальной части США с полным штатным комплектом вооружения и военной техники, а не будет брать их из EAS. Затем эту бригаду без какого-либо временного зазора сменит следующая и т. д. Эта концепция получила название «heel-to-toe» (дословно «с пятки на носок» (от стиля ходьбы). Тем самым американское сухопутное военное присутствие в Европе должно было увеличиться до трех полностью укомплектованных бригад (бронетанковой, на боевых бронированных машинах «Stryker» и воздушно-десантной). Вооружение и технику «Комплекта для действий в Европе» (EAS) было решено отремонтировать, модернизировать и превратить в ядро «Заблаговременно складированных запасов армии США» (Army Prepositioned Stocks или APS) в Европе. В 2016 г. инициативу США по размещению боевой группы бронетанковой бригады приветствовал Саммит НАТО в Варшаве. Тогда же было объявлено, что штаб-квартира бригады будет размещаться в Польше. 3-4 ноября 2016 г. было объявлено, что в дополнение к бронетанковой бригадной боевой группе США перебросят в Европу зимой 2017 г. также боевую авиационную (вертолетную) бригаду (Combat Aviation Brigade,CAB) (также на ротационной основе на девять месяцев). 6 января 2017 г. в немецкий порт Бремерхафен на трех морских судах прибыли вооружение и техника 3-й бронетанковой бригадной боевой группы (3/4 ABCT) 4-й пехотной дивизии (Форт-Карсоне (штат Колорадо). Оттуда она была отправлена в Польшу по автомобильным и железным дорогам. Основная часть личного состава бригадной группы переброшена в Польшу по воздуху через аэропорты Познань и Вроцлав. К началу февраля 2017 г. подразделения бригады собрались, как было запланировано, в западной Польше, разместившись в Жагани (лагерь Camp Karliki), Свентошуве, Сквежине и Болеславеце).

   По нашим данным, размещение бригадной группы в западной части Польши определялось несколькими обстоятельствами:

-Во-первых, она могла использовать имеющуюся инфраструктуру польских вооруженных сил, включая полигоны. Польша, даже вступив в 2004 г. в НАТО, как и во времена Варшавского договора, продолжала держать значительную часть своих войск у немецкой границы, не имея средств на их масштабную передислокацию на восток, где соответствующая военная и инфраструктура была развита слабее, а то и вовсе отсутствовала.

-Во-вторых, размещение американской бригады поближе к Германии облегчало ее материально-техническое обеспечение, давало возможность использовать для учений американские полигоны в Западной Германии и, что немаловажно, отдаляло ее от возможных зон поражения огневыми силами и средствами потенциальных противников (России и Беларуси).

-В-третьих, так американцам будет удобнее безопасно отойти в Германию в случае появления реальной российской угрозы.

  В конце января – феврале 2017 г. значительная часть 3-й бригады была переброшена, как это и предполагалось ранее, еще в семь европейских стран (Германию, Литву, Латвию, Эстонию, Венгрию, Румынию и Болгарию). В Польше остался штаб бригады, 3-й дивизион 29-го полка полевой артиллерии (Жагань), 4-й дивизион 10-го бронетанкового полка (Свентошув), 588-й инженерный батальон (Болеславец) и 64-й батальон тылового обеспечения (Сквежина). Все смешанные батальоны бригады, вооруженные танками  (Abrams), были передислоцированы из Польши в другие страны: 1-й батальон 66-го бронетанкового полка - в Германию, на полигон Графенвер, 1-й батальон 68-го бронетанкового полка - в Прибалтику, набазы Тапа (Эстония), Адажи (Латвия) и Рукла (Литва), 1-й батальон 8-го пехотного полка - в Румынию (на базу ВВС «Михаил Когэлничану» около Констанцы) и Болгарию (военный полигон Ново-Село). В Варпалоту (Венгрия) был направлен воинский контингент численностью примерно в роту из состава 4-го дивизиона 10-го бронетанкового полка. По штату, каждый смешанный батальон насчитывает 628 солдат и офицеров, 29 основных боевых танков M1A2 «Abrams» и 32 боевые машины пехоты (БМП) и боевые разведывательные машины (БРМ) «Bradley».

   В Прибалтике американские танки находились недолго. После завершения ввода туда трех многонациональных боевых групп усиленного передового присутствия НАТО в начале июня 2017 г. 1-й батальон 68-го бронетанкового полка бригады был передислоцирован в Германию (на полигон Графенвер в земле Бавария). С тех пор по ротации в Европе побывали еще три американских бронетанковых боевых бригадных группы. С 12 февраля 2019 г. ответственность передана 1-й ABCT («Devil Brigade») 1-й пехотной дивизии из Форт-Райли, штат Канзас. К местам размещения американских войск в Польше начиная со второй ротации в 2019 году добавились Торунь и Тшебин. Смешанные батальоны с танками во вторую и третью ротации дислоцировались вне Польши (два - в Германии и один в Румынии с размещением двух его рот в Болгарии). В четвертую ротацию американцы впервые разместили на западе Польши два смешанных батальона с 58 танками «Abrams» (по штату) - 2-й батальон 34-го бронетанкового полка и 3-й батальон 66-го бронетанкового полка из состава 1-й бронетанковой бригадной боевой группы 1-й пехотной дивизии.

   В Прибалтику, после первой ротации, подразделения ротационной американской ABCT сейчас приезжают только на учения и американских танков там нет даже на ротационной основе. В феврале 2017 г. в Европу морем и по воздуху была переброшена часть 10-й боевой авиационной бригады 10-й горной дивизии (Форт-Драм «Iron Brigade»), усиленная 1-м батальоном 501-го авиационного полка 1-й боевой авиационной бригады 1-й бронетанковой дивизии (Форт-Блисс, Техас). В дальнейшем боевые авиационные бригады, как и бронетанковые, ротировались, меняя одна другую, каждую девять месяцев. С 22 февраля 2017 года, ответственность приняла на себя 1-я боевая авиационная бригада («Demon Brigade») той же самой 1-й пехотной дивизии (Форт-Райли, штат Канзас), откуда прибыли и находящиеся сейчас в Европе танкисты.

 При третьей ротации 4-я боевая авиационная бригада первоначально прибыла 20 июня 2018 г. в порт Роттердам без ударных вертолетов AH-64D «Apache». Они были доставлены более чем на месяц позже (29 июля), и через другой порт - немецкий Бремерхафен. Дело в том, что первоначально предназначенную для отправки в Европу 4-ю ударно-разведывательную эскадрилью в середине апреля 2018 г. было решено отправить в Ирак, а в Европу вместо нее отправили 6-ю эскадрилью 17-го полка. Это и вызвало сбой графика.

   На четвертой ротации в Европе находится сводная оперативная группа поддержки (Sustainment Task Force) общей численностью более 900 чел., включающая сводный 191-й батальон боевого обеспечения и сводный 49-й батальон управления движением (Movement Control Battalion). Оперативная группа базируется в Польше (Повидз), а также имеет логистический хаб в Румынии и команду поддержки (support team) в Литве. 28 февраля 2018 г. функции передового командного элемента армии США в Европе перешли от 4-й пехотной дивизии, выполнявшей их с февраля 2015 г., к 1-й пехотной дивизии (Форт-Райли, штат Канзас).

 

Секретное, долгосрочное заблаговременное складирование американских вооружений и техники в Европе:

 

  К моменту окончания холодной войны США хранили на складах в Нидерландах, Бельгии, Люксембурге и ФРГ вооружение и технику двух бронетанковых, трех механизированных, одной легкой пехотной дивизий и одного бронетанкового полка. Эти запасы именовались POMCUS (Prepositioned Overseas Materiel Configured to Unit Sets) и предназначались для оснащения американских войск, которые предполагалось в случае кризиса быстро перебросить по воздуху в Европу. Такие переброски в 1969–1993 гг. отрабатывались на ученияхREFORGER (Return of Forces to Germany - Возвращение войск в Германию).

  После окончания холодной войны запасы POMCUS переименовали в «Заблаговременно складированные запасы армии США 2» (APS-2 - Army Prepositioned Stocks-2) и существенно сократили.

  С сентября 2016 г. США начали собирать на складах APS-2 в Европе вооружение и технику одной бронетанковой дивизии (штаб-квартира дивизии, две бронетанковые бригадные боевые группы (одна из которых модернизированная), две огневые бригады, части ПВО, снабжения и управления перевозками, а также инженерные и медицинские части). Было объявлено, что уже к концу 2017 г., в Европе будет складировано вооружение и техника первой из двух бронетанковых бригадных боевых групп, штаб-квартиры дивизии, артиллерии дивизии и огневой бригады. Остальное вооружение и техника должны прибыть в 2018-2021 гг. При этом большая часть вооружения и техники будет получена из наличия Армии США, часть ее поступит из EAS. Выбранные места складирования:

- в Эйгельсхофене было открыто в декабре 2016 г. На складе в Эйгельсхофене размещен комплект вооружения и техники бронетанковой бригады, включающий танки M1 «Abrams», БМП «Bradley», самоходные гаубицы M109 «Paladin» и другие бронированные и вспомогательные машины (всего около 1600 ед.). Всего же для двух бронетанковых бригадных боевых группах в APS-2 заскладировано более 170 основных боевых танков M1A2 «Abrams». C открытием складов в Дюльмене США возвращают в Европу реактивные системы залпового огня (РСЗО). Всего США собираются разместить на складах APS-2 в Европе два дивизиона РСЗО M270 MLRS на гусеничном шасси (27 пусковых установок в каждом).

- в Дюльмене - в мае 2017 г. C открытием складов в Дюльмене США возвращают в Европу реактивные системы залпового огня (РСЗО). Всего США собираются разместить на складах APS-2 в Европе два дивизиона РСЗО M270MLRS на гусеничном шасси (27 пусковых установок в каждом) и дивизион РСЗО M142 на колесном шасси HIMARS (18 пусковых установок в каждом). Кроме того, в APS-2 будет и ствольная артиллерия - четыре дивизиона 155-мм самоходных гаубиц M109A6 «Paladin» (по 18 гаубиц в каждом). В апреле 2018 г. США завершили размещение на складе в Дюльмене 36 зенитных ракетных комплексов (ЗРК) ближнего действия «Avenger» ЗРК120.

-Еще одно место заблаговременного складирования APS-2 площадью около 55,7 тыс. кв. м стоимостью 260 млн. долл. с лета 2019 г.  строится на 33-й базе ВВС Польши в Повидзе (в 68 км к востоку от Познани). Его строительство должно быть завершено ориентировочно в 2021 г., и там разместится вооружение и техника американской бригады. В настоящее время это военное снаряжение хранится в Германии, в Мангейме (Coleman Worksite). Причем финансирование строительства склада ведет Североатлантический альянс из «Программы НАТО по инвестициям в безопасность» (NATOs Security Investment Program (NSIP).

-в Зьотендале - с ноября 2017 г.

 

Места заблаговременного складирования военной техники и вооружения бронетанковой дивизии США в Европе:

-Эйгельсхофен (Eygelshoven) Нидерланды.

-Зьотендаль (Zutendaal) Бельгия.

-Мизау (Miesau) Германия.

-Дюльмен (Duelmen) Германия.

 

    В 2019 г. США провели учение по использованию запасов вооружения и техники APS-2. В его ходе которого 19 марта в Берлин было переброшено по воздуху около 1500 военнослужащих 2-й бронетанковой бригадной боевой группы 1-й бронетанковой дивизии (Форт-Блисс, штат Техас). Оттуда они передислоцировались в Польшу на полигон Дравско-Поморске, где получили более 700 ед. вооружения и техники, предварительно доставленного туда по автомобильным и железным дорогам из Эйгельсхофена 405-й бригадой полевого обеспечения 21-го командования снабжения. После этого американцы в течение нескольких недель принимали участие в совместных учениях с поляками, кульминацией которых стали учения с боевой стрельбой. По их завершении американские военнослужащие возвратились в США, а техника и вооружение — обратно в Эйгельсхофен. На 2020 г. запланировано проведение в Европе учения американских сухопутных войск «Defender 2020», в ходе которого США продемонстрируют способность быстро развернуть в Европе целую дивизию.

 

 ВВС США в Польше и Прибалтике:

 13 июня 2011 г. США и Польша подписали меморандум о взаимопонимании, согласно которому с 9 ноября 2012 г. на польской 32-й авиабазе тактической авиации Ласк (юго-западнее Лодзи) был развернут американский передовой отряд (aviation detachment, AVDET) 52-й оперативной группы, входящей в состав 52-го истребительного крыла ВВС США в Европе (авиабаза Шпангдалем, Германия). 10 военнослужащих отряда координируют с польской стороной проведение совместных мероприятий по боевой подготовке, техническому обслуживанию самолетов, организации связи, тыловому обеспечению и размещению на ротационной основе эскадрильи истребителей F-16, а также звена транспортных самолетов С-130 «Геркулес» ВВС США. 22 февраля 2013 г. на авиабазу Повидз (восточнее Познани) прибыла первая ротация летных средств и персонала ВВС США - три военно-транспортных самолета C-130J Super Hercules из состава 37-й транспортной эскадрильи (Рамштайн, Германия). Пребывание американских самолетов в Повидзе завершилось 9 марта. 11 мая 2013 г. на авиабазу Ласк прилетели на две недели из США (с авиабазы Труакс (Truax) около Мэдисона) шесть истребителей F-16 ВВС 176-й истребительной эскадрильи 115-го истребительного крыла ВВС Национальной гвардии штата Висконсин. С тех пор ротации самолетов ВВС США в Польше осуществляются на ежеквартальной основе. На польских аэродромах в Ласке (в 2017–2018 гг. в связи с ремонтом и модернизацией этой авиабазы американцы использовали базу Кшесины около Познани) и Повидзе побывали американские самолетыF-16, F-22, A-10 и С-130, принимавшие участие в совместных учениях с польскими пилотами. В частности, американские летчики получили возможность потренироваться в ведении воздушного боя с польскими истребителями МиГ-29.

  С февраля 2015 г. США начали периодически разворачивать в Европе в поддержку операции «Atlantic Resolve» в рамках так называемого «Пакета мер по обеспечению безопасности на ТВД» (Theater Security Package (TSP) штурмовики A-10 Thunderbolt II. В конце марта того же года в Европе также начал дислоцироваться TSP из истребителей F-15 Eagle.

  В составе TSP в Европу перебрасывают (как правило, на шесть месяцев) cамолеты как из состава регулярных ВВС США, так и ВВС Национальной гвардии штатов. Обычно речь идет о 12 самолетах каждого из типов. В Европе они перемещаются с одной авиабазы на другую. В Восточной Европе используются авиабазы Польши, Латвии, Эстонии, Словакии, Венгрии, Румынии и Болгарии. Кроме того, для TSP также задействованы возможности в Исландии, Великобритании, Германии и Нидерландах. В Польше и Прибалтике для дислокации штурмовиков A-10 из состава TSP периодически использовались авиабазы Эмари в Эстонии (наиболее интенсивно - до 12 самолетов одновременно), Лиелварде в Латвии, Ласк и Повидз в Польше. В Эстонии A-10 отрабатывали взлеты и посадки на участке шоссе Ягала (Jägala) - Кяравете (июнь 2016, август 2017 и июнь 2018 гг.). При этом в 2017 г. один из самолетов получил незначительные повреждения, задев при посадке дорожный знак. Истребители F-15 периодически размещались на авиабазе Эмари (Эстония) (до 16 самолетов одновременно). Кроме того, в Эмари перебрасывались для учений и в составе TSP и истребители F-16 США из Италии и с континентальной части США (до 12–14 машин одновременно).

  Эта авиабаза вообще является наиболее интенсивно используемым ВВС США аэродромом во всей Прибалтике). Расстояние от этой авиабазы до Санкт-Петербурга самолеты НАТО могут преодолеть всего за несколько минут.

   На авиабазах в Польше и Прибалтике на учениях и с «краткосрочными визитами» находятся истребители ВВС США

F-22Raptor (пятое поколение):

- два самолета в Ласке (Польша) в августе 2015 г.;

- два самолета в Эмари (Эстония) в сентябре 2015 г.;

- два самолета в Шяуляе (Литва) в апреле 2016 г.;

- два самолета в Повидзе (Польша) в октябре 2017 г.;

-пять самолетов в Повидзе (Польша) в августе 2018 г.

 

F-35A Lightning II:

- два самолета в Эмари (Эстония) в апреле 2017 г.;

- четыре самолета в Повидзе (Польша) в июле 2019 г.;

- два самолета в Шяуляе (Литва) в июле 2019 г.;

- два самолета в Лиелварде (Латвия) в июле 2019 г.;

- сначала один, а затем два самолета в Эмари (Эстония) в июле 2019 г.

  В мае 2018 г. ВВС США впервые разместили на 12-й базе беспилотных летательных аппаратов (БПЛА) ВВС Польши Мирославец (Западно-Поморское воеводство) неуказанное количество разведывательно-ударных БПЛА MQ-9 Reaper («Жнец»). Для нанесения высокоточных ударов по наземным целям MQ-9 несет до четырех управляемых ракет AGM-114 «Hellfire» с лазерным полуактивным наведением и две авиабомбы GBU-12 Paveway IIс лазерным полуактивным наведением или GBU-38 JDAM со спутниковым наведением). БПЛА может использоваться также в качестве разведчика. Дальность полета MQ-9 - 1850 км, продолжительность полета - более 24 ч, практический потолок - 15000 м.

   С июня 2014 г. США периодически, один-два раза в год на несколько недель, перебрасывают на авиабазу Королевских ВВС Фэрфорд в Великобритании стратегические бомбардировщики B-52H «Stratofortress», B-2A «Spirit» и B-1B «Lancer». Максимально на базе с этого времени находилось одновременно до девяти стратегических бомбардировщиков разных типов (три B-52H, два B-2Aи четыре B-1B с 12 по 14 июня 2017 г.) и до шести одного типа (B-52H с 16 марта по 5 апреля 2019 г.). В последнем случае речь идет и о самом крупном размещении американских стратегических бомбардировщиков одного типа в Фэрфорде после 2003 г., когда во время войны против Ирака на этой базе находилось 17 B-52. Из Фэрфорда американские стратегические бомбардировщики B-52H и B-1B неоднократно летали, среди прочего, и в регион Балтийского моря, приближаясь к российским границам в Калининградской области, а также к Санкт-Петербургу. Над Латвией B-52 впервые пролетел 9 июня 2014 г. во время открытия международного учения «Saber Strike 2014». В июне 2015 г., B-52 впервые был замечен в небе над Эстонией во время учения «Saber

Strike 2015». В июне 2016 г., два B-52H в ходе учений «BALTOPS 2016» тренировались в постановке авиационных донных неконтактных морских мин Mk-62 «Quickstrike» всего в 40 милях от Балтийска - главной базы Балтийского флота ВМФ России. А в ходе учений «BALTOPS 2018» в июне 2018 г. постановка таких мин отрабатывалась уже с двух стратегических бомбардировщиков B-1B «Lancer».

  Во время последнего к настоящему времени полета в Европу (14-15 марта – 5-6 апреля 2019 г.), B-52H многократно летали над Балтийским морем, Польшей и всеми тремя государствами Прибалтики. К Калининградской области они при этом приближались со стороны моря на расстояние до 120 км, со стороны Литвы на - на 11-18 км, к морской границе России в Финском заливе - на 35 км, к сухопутной границе России в Ленинградской области - на 95 км, к городской черте Санкт-Петербурга - на 191 км. В ходе этих полетов отрабатывались ядерные атаки на Россию (по меньшей мере два из шести прибывших самолетов принадлежали к числу носителей ядерного оружия, которых можно опознать по специальному стабилизатору, установленному в рамках договора СНВ-III).

   22 марта 2019 г. четыре B-52 находились в воздушном пространстве над Балтийским морем на протяжении 24 часов, демонстрируя, как было заявлено Командованием ВВС США в Европе и Африке, «возможность США поддерживать устойчивую боеспособность в течение длительного времени».

   28 марта 2019 г. пять B-52H в сопровождении двух истребителей F-16AM и одного F-16BM ВВС Норвегии вышли на рубеж условного применения ракетного оружия севернее Лофотенских островов в Норвежском море.

  В ходе своего визита в Европу, B-52H в рамках совместных тренировок с передовыми авианаводчиками (Joint Terminal Attack Controllers (JTAC), выполняли или имитировали учебные бомбометания на полигонах в Литве (Казлу-Руда в 60 км от российской границы), Латвии (полигон Адажи), Эстонии (Центральный полигон сил обороны Эстонии Тапа) и Польше (Центральный авиационный полигон «Надажице»).

  Одновременно с американскими бомбардировщиками у границ России летали американские разведывательные самолеты RС-135V «Rivet Joint» и (иногда) патрульные противолодочные самолеты P-8A «Poseidon» с авиабаз Милденхолл и Лоссимут в Великобритании соответственно, а также шведские разведывательные самолеты «Gulfstream 4». Тем самым в ходе полетов американских стратегических бомбардировщиков над Балтикой выполнялись три основные задачи:

1) устрашение России;

2) отработка сценариев боевого применения (нанесение ударов ядерными крылатыми ракетами AGM-86B, неядерными крылатыми ракетами AGM-86C/D, AGM-158A JASSM и AGM-158B JASSM-ER, возможно, постановка донных мин донных мин «Quickstrike»-ER166, непосредственная авиационная поддержка боевых групп усиленного передового присутствия НАТО с использованием высокоточного поисково-прицельного комплекса «Lockheed Martin AN/AAQ-33 Sniper Advanced Targeting Pod» (ATP) и управляемых авиабомб (УАБ) и др.);

3) сбор информации с разведывательных самолетов и спутников о российской системе ПВО в регионе, которая активизировалась в период пролетов B-52.

  17 июня 2019 г. стратегический бомбардировщик B-52H 5-го бомбардировочной эскадрильи с авиабазы Майнот (штат Северная Дакота) вылетал в регион Балтийского моря для участия в учении НАТО «Baltic Operations 2019» (BALTOPS 2019). Во время пролета у государственных границ России, недалеко от Калининградской области, он сопровождался российскими истребителями Су-27 из состава базирующихся там дежурных сил. Затем бомбардировщик вернулся на свою базу в континентальной части США.

 

ПРО (системы противоракетной обороны) США в Польше:

  Польша играет важную роль в американских планах по созданию системы противоракетной обороны (ПРО). Еще в 2002 г. администрация Президента США Джорджа Буша-младшего начала консультации о возможности размещения элементов ПРО в Польше и Чехии, которые в 2007 г. переросли в официальные переговоры. В качестве предлога была названа необходимость защиты от иранских баллистических ракет. При этом внятных объяснений, для чего Ирану, даже если ему удастся создать такие ракеты, вдруг начинать стрелять ими по Европе или по США через Европу, дано не было. Среди возможных угроз упоминалась также и Северная Корея. Озабоченности России о том, что ЕвроПРО на самом деле создается с целью противодействия российским наземным стратегическим ракетам, базирующимся на европейской части территории страны, игнорировались или отвергались. 20 августа 2008 г. в Варшаве было подписано «Соглашение между правительством Соединенных Штатов Америки и правительством Республики Польша о развертывании наземных перехватчиков противоракетной обороны на территории Республики Польша». На основе этого соглашения США намеревались разместить в 2011–2013 гг. в Польше в районе поселка Редзиково (Поморское воеводство, рядом с г. Слупск) 10 ракет-перехватчиков дальнего действия GBI шахтного базирования. Многофункциональная радиолокационная станция (РЛС) X-диапазона для обнаружения и сопровождения целей, отслеживания пусков ракет и оценки результатов стрельбы должна была находиться на полигоне Брды в 150 км юго-западнее Праги (Чехия). Однако затем администрация нового Президента США Барака Обамы, выигравшего выборы 8 ноября 2008 г., провела комплексный анализ национальной программы ПРО. По его итогам Соглашение с Польшей не было представлено правительством США на ратификацию. 17 сентября 2009 г. Президент США Барак Обама выступил со специальным заявлением, в котором он объявил о коренном пересмотре предыдущих планов и провозгласил так называемый «Европейский поэтапный адаптивный подход» (European Phased Adaptive Approach (EPAA) к созданию ПРО в Европе. Согласно ему, ПРО в Европе должно было строиться в три основных этапа с 2011 г. по, возможно, 2020 г. Четвертый этап, который предполагалось запустить после 2022 г., в марте 2013 г. был отменен. В основу ПРО в Европе были положены морские и наземные варианты системы ПРО Aegis с ракетами-перехватчиками Standard Missile-3 (SM-3). Эти ракеты предполагалось разместить на эсминцах

УРО типа Arleigh-Burke и на наземных базах ПРО в Польше (Редзиково) и Румынии (Девеселу). 3 июля 2010 г. США и Польша подписали в Кракове дополнение к соглашению о ПРО, согласно которому вместо противоракет GBI в Польше должны были быть размещены противоракеты SM-3. Соглашение и протокол к нему вступили в силу 15 сентября 2011 г. 13 мая 2016 г. в Редзиково прошла церемония запуска строительства базы ПРО США. Строительство завершилось в конце 2018 г. На базе будет размещен комплекс ПРО «Иджис Ашор» (Aegis Ashore). Это наземный вариант корабельного комплекса ПРО Aegis, включающий в себя РЛС с фазированной антенной решеткой (ФАР) AN/SPY-1 и 24 установки вертикального пуска (УВП) Mk 41 для противоракет SM-3 Block II. 30 ноября 2016 г. был официально основан Вспомогательный объект ВМС США Редзиково (Naval Support Facility (NSF)Redzikowo), который стал первой постоянной американской военной базой в Польше. Когда база ПРО достигнет полной боевой готовности, здесь планируется разместить около 300 военнослужащих, гражданских специалистов Пентагона и представителей подрядчиков.

   По нашим сведениям, из-за технических проблем база ПРО в Редзиково будет введена в строй только в 2020 г.

   Хотя в США и Польше уверяли и уверяют, что система ПРО не направлена против кого-либо конкретно и что она не угрожает безопасности России, Российская Федерация с самого начала предупредила о том, что будет вынуждена принять ответные меры для минимизации угрозы.

   Обеспокоенность России также вызывает то обстоятельство, что установки вертикального пуска на этой базе, а также на уже действующей базе ПРО Девеселу в Румынии похожи на те, что используются на американских военных кораблях. А в них могут размещаться не только противоракеты, но и крылатые ракеты (КР) Tomahawk (в т. ч. и с ядерным снаряжением). По мнению России, это идет вразрез с Договором о ликвидации ракет средней и меньшей дальности.

   США, в свою очередь, утверждают, что комплексы ПРО США в Румынии и Польше не способны запускать крылатые ракеты. Указывается что, в частности, у системы «Aegis Ashore» нет (ПОКА!) программного обеспечения, средств управления огнем, вспомогательного оборудования и другой инфраструктуры, необходимой для запуска таких ракет.

 

   Размещение в Польше и Прибалтике многонациональных боевых групп усиленного передового присутствия НАТО и штабов многонациональных дивизий НАТО:

В рамках стратегии сдерживания любой потенциальной российской угрозы для региона на саммите НАТО в Варшаве 8–9 июля 2016 г. было решено развернуть, начиная с 2017 г. в Польше и в странах Прибалтики на ротационной основе четыре многонациональные боевые группы усиленного передового присутствия батальонного размера. Саммит приветствовал предложения Канады, Германии, Великобритании и США выступить в качестве «базовых стран» (framework nations) при формировании батальонов в Латвии, Литве, Эстонии и Польше соответственно. Было также принято предложение Польши об использовании штаба существующей дивизии для создания штаба многонациональной дивизии. 26 октября 2016 г. Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг объявил, что в боевую группу в Латвии, возглавляемую Канадой, войдут также военнослужащие Албании, Италии, Польши и Словении, в группу в Литве, возглавляемую Германией - военнослужащие Бельгии, Хорватии (в 2018 г.), Франции (в 2018 г.), Люксембурга, Нидерландов и Норвегии. Каждая боевая группа должна была насчитывать около 1000 военнослужащих из разных стран Североатлантического альянса.

    Размещение в Польше и Прибалтике боевых групп НАТО началось 24 января 2017 г. и завершилось 19 июня того же года. 28 августа 2017 г. НАТО объявила о достижении полной боевой готовности всех четырех многонациональных боевых групп усиленного передового присутствия. Ротация военных контингентов разных стран в составе боевых групп усиленного передового осуществляется каждые шесть месяцев. Меняется и состав стран, из которых они привлекаются.

    По состоянию на июль 2019 г. общая численность четырех боевых групп усиленного передового присутствия НАТО в Польше и Прибалтике составляет примерно 4795 военнослужащих.

-Тапа (Эстония). Боевая группа, возглавляемая Великобританией: включает бронепехотный батальон с БМП, дополненный основными боевыми танками и самоходной артиллерией, подразделения огневой и противотанковой поддержки, инженерных войск, разведки, наблюдения и рекогносцировки, материально-технического обеспечения. Боевая группа из Франции; механизированная пехотная рота с БМП, национальные вспомогательные подразделения, логистические подразделения (управление движением, ремонт, медицина), подразделение связи, штабные офицеры в боевой группе в Тапа и в штаб-квартире боевой группы в Таллине. Боевая группа из Дании; поддержка штаб-квартиры бригады. Группа из Исландии; гражданский специалист по стратегическим коммуникациям. Примерная общая численность войск: 1141 чел.

 -Адажи (Латвия). Боевая группа, возглавляемая Канадой: механизированный пехотный батальон с БМП, вспомогательные подразделения. Группа из Албании: инженерные войска (обезвреживание боеприпасов). Группа из Чешской Республики: минометный взвод и вспомогательные подразделения. Группы из Италии: механизированная пехотная рота/горная рота с БМП, группы передовых авианаводчиков и снайперов, минометные и противотанковые части. Из Черногории: боевой инженерный дивизион, поддержка штаб-квартиры боевой группы. Из Польши: танковая рота, национальный вклад в штаб-квартиру боевой группы, вспомогательные подразделения. Из Словакии: механизированная пехотная рота, вклад в штаб-квартиру боевой группы, вспомогательные подразделения. Из Словении: инженерный взвод, группа тактического управления воздушным движением, вклад в штаб-квартиру боевой группы. Из Испании: механизированная пехотная рота с танками и БМП, подразделения инженерных войск и вспомогательные подразделения. Примерная общая численность: 1392 чел.

   По нашим данным, боевая группа НАТО в Латвии дислоцируется в поселке Кадага северо-восточнее Адажи.

-Рукла (Литва). Боевая группа, возглавляемая Германией: механизированная пехотная рота, боевая поддержка, поддержка несения боевой службы. Из Бельгии:  офицер в штаб-квартире боевой группы. Из Чешской Республики: механизированная пехотная рота, вспомогательные подразделения. Из Исландии: гражданский служащий по связям с общественностью. Из Нидерландов: бронепехотная рота с БМП. Из Норвегии: объединенная огневая секция (Joint Fire Section). Примерная общая численность: 1065 чел.

- Ожише (Бемово-Писке) (Польша). Боевая группа, возглавляемая США: бронетанковый дивизион и подразделения боевой поддержки и поддержки несения боевой службы. Из Хорватии: батарея реактивных систем залпового огня (РСЗО) (четыре 122-мм РСЗО «VULKAN»). Из Румынии: батарея ПВО и вспомогательные подразделения. Из Великобритании: разведывательный батальон с бронированными разведывательно-дозорными машинами «Jackal». Примерная общая численность: 1197 чел.

 

     Каждая боевая группа НАТО полностью интегрирована с соединением сухопутных войск страны-хозяйки: 1-й пехотной бригадой Сил обороны Эстонии (военная база Тапа), механизированной бригадой Национальных вооруженных сил Латвии (военная база Адажи), механизированной пехотной бригадой «Железный волк» Вооруженных сил Литвы (военная база Рукла) и 15-й механизированной бригадой 16-й механизированной дивизии Вооруженных сил Польши (Гижицко) соответственно.

   Общая численность боевых групп усиленного передового присутствия НАТО в Польше и Прибалтике по численности примерно равна одной бригаде. В последнее время идет увеличение численности в них тяжелой техники. Так, США обычно держали в составе боевой группы в Польше по ротации один из батальонов 2-го полка, вооруженных колесными боевыми машинами «Stryker» и 155-мм буксируемыми гаубица ми M777. Но в конце августа 2018 г. отправили морем через порт Гданьска на судне «Liberty Pride» в состав этой группы 2-й батальон 278-го бронетанкового полка Сухопутных войск Национальной гвардии штата Теннесси (постоянно базируется в г. Ноксвилл). По штату, батальон насчитывает 28 танков M1A1SA «Abrams» и 28 гусеничных БМП M3A2 «Bradley». Помимо этого в Польшу прибыли и 155-мм самоходные гаубицы M109A6 (вероятно, одна батарея из шести орудий). Великобритания увеличила численность своих танков «Challenger 2» в боевой группе в Эстонии до 20. К ним в конце апреля 2019 г. присоединились четыре французских танка «Leclerc».

   В Латвии находится польская танковая рота с 14 танками PT-91 «Twardy» (модернизированный вариант советского танка Т-72М1) и 6 танков «Leopard 2E» в испанском военном контингенте. В боевой группе в Литве находятся 16 немецких танков «Leopard 2». Таким образом, по численности основных боевых танков (88) четыре многонациональные боевые группы усиленного передового присутствия НАТО в Польше и Прибалтике эквивалентны американской бронетанковой бригадной боевой группе (87 танков). А общая численность основных боевых танков других стран НАТО (без учета польских танков в Польше) в Польше и Прибалтике достигло 146. Британия на период учений, проводимых в Эстонии, перебрасывает в состав боевой группы вертолеты. В апреле 2018 г. для участия в учении «Siil 2018» («Ёж 2018») прибыли четыре многоцелевых вертолета «AgustaWestland Lynx AW-159 Wildcat AH1», которые находились в Эстонии до конца июля 2018 г.. В апреле 2019 г. на базу в Эмари прибыли для участия в учении «Kevadtorm 2019» («Весенний шторм 2019») до конца мая 2019 г., четыре таких же вертолета из состава той же самой 661-й эскадрильи авиакорпуса сухопутных войск Великобритании. На этот раз их усилили пятью ударными вертолетами «Apache» 663-й эскадрильи (авиабаза Уотишем (Суффолк), которые будут находиться в Эстонии до марта 2020 года. За это время они примут участие в нескольких учениях в Прибалтике, включая учение «Iron Wolf» («Железный волк») в Литве. Для координации деятельности боевых групп НАТО в Польше и Прибалтике в Эльблонге (Польша) был создан открыт штаб многонациональной дивизии НАТО «Северо-Восток» (Multinational Division North East (MND-NE). В состав дивизионного штаба, возглавляемого польским бригадным генералом, вошло около 300 военнослужащих из 14 стран (Канады, Чехии, Эстонии, Германии, Венгрии, Латвии, Литвы, Польши, Румынии, Словакии, Испании, Турции, США и Великобритании). 6 декабря 2018 г. штаб многонациональной дивизии НАТО «Северо-Восток» достиг полной боевой готовности. Он подчиняется штабу многонационального корпуса НАТО «Северо-Восток» (Multinational Corps Northeast (MNC-NE) в городе Щецин (Польша), который, в свою очередь, находится в подчинении Командования объединенными силами.

  Во время 47-й ротации с мая по август 2018 г. миссия включала 14 истребителей  (четыре португальских F-16AM и шесть испанских «Eurofighter Typhoon» в Литве, а также четыре французских «Mirage» 2000-5 в Эстонии). Страна, чьи самолеты размещаются в Зокняе, считается лидирующей в данной миссии, а страна, чьи самолеты находятся в Эмари - усиливающей. Кроме того, если в Зокняе размещаются самолеты второй страны, кроме лидирующей, то она тоже считается усиливающей. С января 2019 г. в Зокняе размещались четыре истребителя F-16C/D ВВС Польши, а в Эмари - пять истребителей «Eurofighter Typhoon» ВВС

Германии. Со 2 мая 2019 г. в Зокняе их сменили четыре истребителя JAS39 ВВС Венгрии (лидирующее государство) и пять F-18 ВВС Испании, а в Эмари - четыре истребителя «Eurofighter Typhoon» ВВС Великобритании. Эта ротация является юбилейной - 50-й (если считать по числу ротаций лидирующей в миссии страны с 2004 г., а в НАТО именно так и делают).

 

  Авиабазы, используемые в рамках миссии Baltic Air Policing (BAP):

-Зокняй (Шяуляй) Литва. С 27 марта 2004 г.

-Эмари (Эстония). С 30 апреля 2014 г.

-Мальборк (Польша).  30 апреля 2014 г. - 31 августа 2015 г.,  с 1 марта 2019 г. по настоящее время.

 

   С 1 марта 2019 г. истребители НАТО (четыре F-16AMВВС Португалии) были перебазированы на польскую авиабазу Мальборк. Формально этот отряд не является частью «Baltic Air Policing». Португальские самолеты развернуты примерно на два месяца в рамках «Мер обеспечения безопасности НАТО на 2019 г.» (NATOs Assurance Measures for 2019) для многоцелевых миссий (как «воздух-воздух», так и «воздух-земля»). Они обеспечивают учебную поддержку усиленных боевых групп передового присутствия НАТО, развернутых в регионе, и проводят мероприятия с использованием самолетов системы воздушного оповещения и контроля (AWACS) НАТО. Тактический контроль над этим отрядом обеспечивает Комбинированный центр воздушных операций в Удеме (Германия). Помимо истребителей ВВС Португалии также перебросили в Мальборк противолодочный самолет P-3Orion. В ходе одного из полетов он «случайно» нарушил финское воздушное пространство. Всего на начало апреля 2019 г. в ротациях самолетов-истребителей в рамках миссии «Baltic Air Policing» приняли участие самолеты-истребители ВВС 17 стран НАТО. Больше всего ротаций провели ВВС Германии (11), Бельгии и Польши (по 8) и Франции (7).

  Чаще всего, бывали по ротации в рамках миссии «Baltic Air Policing» (BAP) в Зокняе истребители ВВС  Польши (8 ротаций), Дании, США, Германии и Франции (по 5 ротаций), в Эмари - истребители ВВС Германии (6), в Мальборке - истребители ВВС Бельгии (2).

   Миссия BAP не обошлась без инцидентов. 7 августа 2018 г. испанский пилот, выполнявший тренировочный полет из Зокняя на истребителе «Eurofighter Typhoon», по ошибке запустил в зоне учебных полетов над населенным пунктом Пангоди (Эстония) боевую ракету средней дальности класса «воздух-воздух» AMRAAM». Причем, по некоторой информации, он держал при этом в прицеле французский истребитель «Mirage 2000-5F. Остается только гадать, к чему бы при нынешних отношениях России и НАТО привело бы внезапное падение натовского истребителя от запущенной в него ракеты. Да и возможного попадания ракеты в гражданский или российский военный самолет исключить тоже было нельзя. К счастью, ракета во французский самолет не попала и бесследно исчезла в болотах эстонского заповедника Эндла.

 

 Создание условий для быстрой переброски сил и средств США и НАТО в Польшу и страны Прибалтики:

 

   Тяжелая техника (за исключением хранящейся на складах APS-2) перебрасывается морем, США и НАТО крайне озабочены проблемой защиты своих морских коммуникаций через Атлантику от российского ВМФ

(прежде всего, от атомных подводных лодок) в военный период. В самой же Европе НАТО столкнулось как с инфраструктурными, так и с институциональными ограничениями.

   В ходе проводившихся маневров выяснилось, что у альянса отсутствуют адекватные реальной ситуации карты дорожной инфраструктуры в Восточной Европе и что НАТО не располагает полными данными о транспортных путях, по которым можно передислоцировать тяжелую военную технику. Гражданская инфраструктура Европы оказалась неприспособленной для переброски такой техники. Из-за строгих ограничений по весу нельзя использовать многие дороги и мосты, проезды под мостами, туннели и навесы над перронами недостаточно высоки. Из-за этого в начале 2017 г. при перевозке из порта Бремерхафен в Польшу были повреждено несколько танков «Abrams» - они врезались в мосты над дорогами, которые оказались ниже, чем предполагали американцы. А в сентябре того же года при въезде поезда из Гданьска на перрон в городе Ковалево-Поморске (Куявско-Поморское воеводство) вблизи Торуни не прошли по высоте и зацепили потолок станции американские танки и БМП, стоявшие на железнодорожных платформах. В результате получили повреждения 10 из 37 машин и конструкция станции.

  Обнаружилась нехватка в Европе железнодорожных платформ, а некоторые типы военной техники выходят за их габариты. В некоторых местах при военных перевозках по автодорогам приходится учитывать правила передвижения в летнее время и допустимый уровень шума. К тому же скорость перемещения войск и техники через границы между странами НАТО ограничивают бюрократические процедуры (чтобы осуществить переброску американских военных из Польши в Германию в начале 2018 г., требовался пятидневный срок уведомления). Но и предварительные уведомления не обеспечивают свободного и быстрого пересечения границ. Так, в июле 2017 г., 2-й  полк США, оперативно выдвигавшийся из Германии в Болгарию (чтобы затем попасть оттуда на учения в Грузию), терял до полутора часов на пересечение каждой из границ стран - членов НАТО, несмотря на предварительные договоренности на уровне министерств обороны. Для решения проблем военной мобильности на саммите НАТО в Брюсселе 11-12 июля 2018 г. было решено создать в альянсе два новых командования.

    Для обеспечения переброски американских войск с континентальной части США в Европу предназначено Объединенное командование сил для Атлантики (Joint Force Command for the Atlantic) со штабом в американском городе Норфолк (штат Виргиния). А Объединенное командование по обеспечению и логистике (Joint Support and Enabling Command, JSEC) в немецком городе Ульм (земля Баден-Вюртемберг) отвечает за перемещение войск и техники по Европе.

    На этом же саммите была одобрена инициатива повышения готовности сил НАТО (NATO Readiness Initiative), или так называемые «4 по 30». Союзники обязались иметь к 2020 г. 30 средних и тяжелых маневренных батальонов (10 бригад), 30 истребительных эскадрилий (около 400 самолетов) и 30 боевых кораблей, готовых развернуться за 30 или менее дней.

    При этом, речь идет не о формировании новых сил, а о повышении уровня готовности уже имеющихся.

   Для защиты трансатлантических коммуникаций от России (что и не скрывается) с 24 августа 2018 г. возрожден 2-й оперативный флот ВМС США со штабом в Норфолке (штат Виргиния), ранее существовавший с февраля 1950 г. по 30 сентября 2011 г. В его зону ответственности вошли восточное побережье США, а также северная часть Атлантического океана.

    28 марта 2018 г. Европейская комиссия на заседании в Брюсселе в рамках программы Постоянного структурированного оборонного сотрудничества ЕС (PESCO) утвердила план адаптации к военным требованиям и повышения пропускной способности транспортной инфраструктуры Европы для расширения возможностей переброски военных сил и техники (The Action Plan on Military Mobility).

    Требования к гражданской инфраструктуре стран - членов НАТО будут пересмотрены в 2020 году для того, чтобы дороги и мосты могли выдержать тяжелую технику и чтобы железнодорожные сети были оснащены всем необходимым для быстрого развертывания танков и тяжелого оборудования. Планируется проведение соответствующих работ по модернизации транспортной инфраструктуры. Создание военно-транспортных коридоров по территории ЕС должно быть завершено к 2030 г., при этом главное внимание уделяется Североморско-Балтийскому транспортному коридору (Нидерланды, Бельгия, Германия, Польша, Литва, Латвия, Эстония и Финляндия).

    Для снятия бюрократических процедур планируется создать в Европе зону, по территории которой войска и военная техника будут передвигаться без каких-либо дополнительных согласований (ее иногда называют «военным Шенгеном»).

 

Учения НАТО и стран НАТО в Польше и Прибалтике:

  С 2014 г. существенно увеличилось число и масштабы военных учений, проводимых НАТО и отдельными государствами НАТО в Польше и Прибалтике. Официально учения носят оборонительный характер и не направлены против какого-либо государства, их антироссийский вектор очевиден и постоянно подчеркивается в западных СМИ в целом и отдельными экспертами. И хотя по сценарию всех учений «красные» (так в НАТО обозначают противника) начинали войну, а «синие» (силы НАТО) их сдерживали и переходили в контрнаступление, на самом деле это ни о чем не говорит, так, в ходе учений обе стороны последовательно отрабатывали как оборонительные, так и наступательные действия.

   Следует иметь в виду, что в СМИ все учения, проводимые в странах Североатлантического альянса, обычно называют учениями НАТО. Но сам блок НАТО делит их на учения НАТО (организуются самим альянсом) и национальные учения, организуемые страной - членом НАТО. Последние чаще всего проводятся с международным участием, т. е. с привлечением воинских формирований из других стран -членов НАТО, а также иногда и из стран - партнеров НАТО.

    Самым крупным военным учением за 2014–2018 гг. в Польше и Прибалтике было польское учение «Anakonda 2016». Оно проходило с 7 по 17 июня 2016 г. Всего в нем приняло участие почти 31 тыс. военнослужащих из 24 стран НАТО и стран — партнеров НАТО (включая 13,9 тыс. американских и 12 тыс. польских), 3000 военных машин разных типов (включая танки, БТР и БМП), 105 самолетов и вертолетов и 12 военных кораблей. Это было самое масштабное учение в истории Польши после 1989 г.

    Последнее к настоящему времени учение из этой серии – «Anakonda2018» (7 ноября — 6 декабря 2018 г.) официально было не столь масштабным (около 17,5 тыс. военнослужащих231), но реально в нем могло принять участие, по нашим оценкам, около 40 тыс. чел. При этом, учения впервые проводились не только в Польше, но и в странах Прибалтики (Литве, Латвии и Эстонии).

    С октября 2011 г. Командование Сухопутных войск (армии) США в Европе (USAREUR) ежегодно проводит в Прибалтике учение «Saber Strike» («Удар саблей»). Причем количество военнослужащих, принимающих в нем участие, увеличилась более чем в 10 раз. Если в первом учении «Saber Strike» 11 участвовало всего 1700 военнослужащих, то в учении 2018 г. - уже около 18000 (из них 12500 американцев). Существенно возросло и число стран, чьи военнослужащие привлекаются к этому учению. В 2011 г. их было только четыре (США и три государства Прибалтики), в 2018-м - 20, причем уже не только страны НАТО, но и страны - партнеры НАТО (Израиль (впервые), Македония и Финляндия).

   В 2019 г., однако, учение «Saber Strike» по причине обострения ситуации в Ираке и Сирии не проводилось. Но в июне, - в Польше, в Прибалтике и в акватории Балтийского моря прошла целая серия учений НАТО и стран НАТО (Dragon-19, CWIX-19, Capable Logistician 2019, BALTOPS 2019, Iron Wolf 19, Ramstein Alloy и Flaming Sword 2019), в которых в общей сложности приняло участие 45 тыс. военнослужащих из стран НАТО и стран - партнеров НАТО. Крупнейшим из них стало польское учение с многонациональным участием «Dragon-19», в котором приняли участие около 18 тыс. военнослужащих из 12 стран НАТО и около 2500 единиц военной техники.

   Нельзя не упомянуть и крупнейшее после окончания холодной войны учение НАТО «Trident Juncture» («Единый трезубец»), проходившее в октябре-ноябре 2018 г. (около 50 тыс. чел. из всех 29 стран Североатлантического альянса и двух государств - партнеров НАТО (Швеции и Финляндии). Сухопутная часть учения проводилась в Норвегии, т. е. за пределами региона Балтийского моря в узком его понимании. В то же время мы считаем, что под «освобождаемой» по сценарию учений территорией на самом деле понималось одно из государств Прибалтики, а сами учения затеяли не там, а в Норвегии, более чем в 1000 км от границы с Россией, чтобы не создавать лишнего шума. А холодная, дождливая и слякотная погода в это время года, по их мнению, напоминает российскую. Самолеты  ВВС стран НАТО в ходе учения летали и над Швецией, и над Финляндией, т. е. в Балтийском регионе.

    Растут масштабы национальных учений вооруженных сил стран Прибалтики. Так, самыми большими в постсоветской истории для них стали проведенные в 2018 г. маневры с многонациональным участием вооруженных сил Эстонии «Siil 2018» («Ёж 2018») (более 15 тыс. участников из 16 стран), Литвы «Perkuno griausmas 2018» («Гром Перкунса 2018») (более 9 тыс. участников из 10 стран) и Латвии «Namejs 2018» («Намейс 2018») (более 10 тыс. участников из 12 стран).

   Учения НАТО проводятся и в акватории Балтийского моря. Так одновременно с учением «Saber Strike» организуется международное военно-морское учение BALTOPS (Baltic Operations) (проходит с 1971 г.). В последнем к настоящему времени учении «BALTOPS 19» в июне 2019 г., принимающей страной была Германия, а организатором — 2-й оперативный флот США. Всего в учении приняло участие 50 надводных военных кораблей, две подводные лодки, 36 самолетов и 8600 человек личного состава из 18 стран НАТО и стран — партнеров НАТО (Бельгии, Великобритании, Германии, Дании, Испании, Латвии, Литвы, Нидерландов, Норвегии, Польши, Португалии, Румынии, США, Турции, Финляндии, Франции, Швеции, Эстонии). В Прибалтике под руководством Объединенного командования ВВС НАТО в Рамштайне (Германия) и Комбинированного центра воздушных операций НАТО в Удеме (Uedem) (Германия) трижды в год проводится авиационное учение «Ramstein Alloy» («Рамштайнский сплав»), приуроченное к ротациям самолетов «Baltic Air Policing», проводимым каждые четыре месяца. Это учение нацелено на отработку взаимодействия самолетов НАТО и систем ПВО региона по защите воздушного пространства стран Прибалтики. В 2019 г. учения из этой серии проходят 16-17 апреля, 24-26 июня и 17-19 сентября.

    Центр киберзащиты НАТО в Таллине (Cooperative Cyber Defence Centre of Excellence (ССD COE), основанный в 2008 г., с 2010 г. ежегодно проводит крупнейшие в мире киберучения «Locked Shields» («Сомкнутые щиты»). В учениях «Locked Shields 2019» в апреле 2019 г. выиграла команда из Франции, второе и третье места достались соответственно Швеции и Чехии.

   Учения НАТО и национальные учения стран - членов НАТО часто накладываются друг на друга по времени, и одни из них являются частью других. Это позволяет замаскировать как истинное число участвующих в учении войск, так и замысел учений.

   Так, например, учение «Saber Strike 18» проходило параллельно с военно-морским учением «BALTOPS 18» и литовским национальным учением «Perkuno griausmas 2018». А воздушно-десантное учение «Swift Response 18» являлось составной частью учения «Saber Strike». Учение спецназа «Flaming Sword 18» было связано с учением Европейского командования силами специальных операций США (SOCEUR) «Trojan Footprint 18» и крупнейшим национальным учением вооруженных сил Литвы «Thunder Storm 2018».

   Аналогичная ситуация сложилась с июньскими учениями в Польше и Прибалтике в 2019 г.

 

Перспективы наращивания в Польше и странах Прибалтики вооруженных сил США и сил других стран НАТО:

 

   Ротационное присутствие американских войск не устраивает сегодняшние власти в Польше, которые стремятся к их наращиванию и размещению на постоянной основе. Так, в октябре 2017 г. тогдашний министр национальной обороны Польши Антоний Мацеревич, отвечая на вопрос Польского телевидения, сколько американских войск было бы достаточно для обороны страны, заявил: «С точки зрения успешности обороны Польши, наверное, должно быть минимум две дивизии. Без сомнения, две дивизии - это не много. Это столько, сколько нам нужно».

    27 мая 2018 г. на польском портале «ONET» была опубликована статья о том, что Польша готова потратить 1,5-2 млрд. долл. США на размещение на постоянной основе американской бронетанковой дивизии. При этом авторы ссылались на оказавшийся в их распоряжении документ, подготовленный польским министерством национальной обороны под названием «Предложение о постоянном присутствии США в Польше» (Proposal for a U.S.Permanent Presence in Poland). Подлинность документа затем была подтверждена польским военным ведомством. Документ министерства национальной обороны Польши «Предложение о постоянном присутствии США в Польше» был направлен в Конгресс США, в ряд американских правительственных структур и аналитических центров, в том числе в Атлантический совет (Atlantic Council), который обеспечивает идеологию развития НАТО. В нем содержалось предложение о размещении в Польше на постоянной основе американской бронетанковой дивизии. Самым удобным местом для ее дислокации был назван район городов Быдгощ и Торунь (от Торуни 225 км по прямой до российского Калининграда). При этом Польша выразила готовность покрыть большую часть издержек на размещение американской дивизии, вложив 1,5-2 млрд. долл. США в создание необходимых для нее военных объектов. Польша также обещала обеспечить американцам доступ к уже имеющейся инфраструктуре министерства национальной обороны, государственным и местным административным сооружениям, а также к другим объектам, принадлежащим государству или управляемым им.

    Польское предложение носит отчетливую антироссийскую направленность. Указывалось, что постоянное военное присутствие США в Польше должно стать четким посланием России, которая якобы «угрожает Европе», о том, что США поддерживают своих восточноевропейских союзников.

    При этом польское министерство обороны совсем не беспокоило то обстоятельство, что размещение в Польше на постоянной основе американской бронетанковой дивизии стало бы нарушением «Основополагающего акта о взаимных отношениях, сотрудничестве и безопасности между Российской Федерацией и Организацией Североатлантического договора» от 27 мая 1997 г. В соответствии с ним НАТО обязалось «осуществлять свою коллективную оборону и другие задачи через обеспечение необходимых совместимости, интеграции и потенциала усиления, а не путем дополнительного постоянного размещения существенных боевых сил». Министерство национальной обороны Польши утверждает, что Акт не является юридически обязывающим документом и что НАТО давало обещание не развертывать на постоянной основе дополнительные существенные боевые силы только «в нынешних и обозримых условиях безопасности». Но Россия, мол, своей «нарастающей «агрессивной враждебностью» против стран НАТО создала новый геополитический статус-кво, который такими условиями безопасности уже не является. Следовательно, и запрет на «дополнительное постоянное размещения существенных боевых сил», как полагают авторы польского документа, следует считать, по меньшей мере, спорным. По мнению поляков, учитывая все более «несправедливую враждебную позицию России по отношению к НАТО», США обязаны публично заявить о своем праве - и праве других союзников по НАТО - на создание нового постоянного военного присутствия в Центральной и Восточной Европе. Возможные возражения России во внимание не принимаются, поскольку новая реальность сигнализирует о необходимости усиления приверженности Соединенных Штатов «делу сдерживания агрессивной политики России». К тому же, как говорится в документе, постоянное базирование войск США в странах Центральной и Восточной Европы было бы приветствуемым, законным развитием событий и укрепило бы Атлантический альянс.

    Постоянное присутствие войск США, по мнению авторов документа, значительно снизило бы уязвимости в системе безопасности региона, особенно в так называемом «Сувалкском коридоре» (или «Сувалкской бреши»). При этом в «Сувалкском коридоре» американские войска должны противостоять неким российским постоянным силам в Беларуси, которые, как утверждается, могут быть размещены там во время следующих учений.

   В сентябре 2018 г. президент Польши Анджей Дуда во время своего визита в Вашингтон официально обратился к американскому президенту Дональду Трампу с предложением о создании в Польше постоянной американской военной базы. Дабы польстить собеседнику и сыграть на его широко известном эгоцентризме, польский президент предложил назвать американскую базу в Польше «Форт-Трамп». Трамп не дал прямого ответа на это предложение, заявив, что США рассматривают возможность постоянного военного присутствия в Польше и готовы говорить об этом. То, что Пентагон работает с Польшей над потенциальными вариантами, но решение не принято, подтвердил и тогдашний министр обороны США Джеймс Мэттис.

   Идея создания постоянной базы в Польше вызвала недовольство консервативных критиков Трампа, которые считают, что от этого выиграет только Польша, которая под прикрытием американских войск получит возможность сократить расходы на оборону, что внесет щедрый вклад в местную экономику. Безопасность же США это не укрепит, поскольку лагерь Трампа только безосновательно усугубит враждебность Москвы и навлечет на США новые оборонные обязанности без соразмерных ресурсов. Размещение постоянной базы США в Польше может стать фактором, который побудит европейцев не особо усердствовать в наращивании финансирования своих вооруженных сил, которое в консервативных кругах США и без того считается недостаточным.

    Американские военные, судя по имеющейся информации, не хотят подставлять свои войска под прицел российских «Искандеров». К тому же в США понимают, что создание постоянной базы дивизионного масштаба, принципиально не изменив соотношения сил на ТВД, нарушит договоренности между Россией и НАТО и спровоцирует ответные шаги со стороны Москвы (наращивание войск и вооружений на западных границах России, включая Калининградский эксклав).

   Американская база также вынудила бы к принятию мер по укреплению своей безопасности (в координации с Россией) и Республику Беларусь. И хотя сейчас белорусское руководство выступает против размещения в стране российской базы (да и сама Россия об этом не просит), с наращиванием сил США в Польше мнение по этому поводу и в Беларуси, и в России вполне могло бы и поменяться. Постоянная база к тому же потребовала бы многомилионных постоянных расходов на ее содержание и заставила бы «выдернуть» с насиженного места на континентальной части США (CONUS) бронетанковую дивизию или, как минимум, бронетанковую боевую бригадную группу.

   А это чревато уже внутриполитическими осложнениями, поскольку лишило бы штат и графство, где эта воинская часть прежде дислоцировалась, федеральных ассигнований, рабочих мест и генерируемых военными доходов (для магазинов, баров, ресторанов и т. д.). И если Вашингтон не компенсирует каким-либо образом упущенных выгод, то сенаторы и конгрессмены от потерпевшего убытки штата и округа вполне могут не поддержать президента в каком-то принципиально важном для администрации вопросе.

Не укрепила бы американская база в Польше и единство НАТО, поскольку ее планировалось создать вне рамок альянса, на основе двусторонней договоренности США и Польши. На укрепление американо-польских военно-политических связей весьма ревниво смотрит Германия, у которой довольно напряженные отношения с обоими этими государствами.

   Не вызвала идея американской базы в Польше энтузиазма и у президента Франции Эммануэля Макрона, который публично выразил неуверенность в том, что такая база действительно усилит коллективную безопасность Европы. А ведь именно вокруг оси Париж - Берлин строится Евросоюз, и США не могли не считаться с позицией двух ведущих его держав.

   Да и в самой Польше есть силы, которые, не отвергая в принципе размещение постоянной американской военной базы, полагают, что это следует делать в рамках не двусторонних отношений, а натовских процедур. В противном случае, по их мнению, это подорвет единство НАТО (а заодно и ЕС) и не укрепит безопасности Польши. Одна бронетанковая дивизия США максимум сможет задержать «движущегося с востока агрессора», а для действительной защиты Польши все равно придется перебрасывать дополнительные силы союзников из Европы через Германию.

   Военное руководство США и командование сухопутных войск выступили за продолжение ротаций американских бригад в Европе, а не за их постоянное размещение. О бронетанковой дивизии речь не шла вообще.

  В военный бюджет США на 2020 финансовый  год  включен пункт, согласно которому министр обороны совместно с госсекретарем должны представить не позднее 1 марта 2020 г. оборонным комитетам Конгресса доклад о целесообразности постоянной дислокации в Польше американской бригадной боевой группы. В открытых источниках этот доклад  не появится. На конец 2019 года известно, что руководство США за ротационное присутствие в Польше, с некоторыми исключениями для инфраструктуры, вспомогательных подразделений командования и управления и некоторых других подобных вещей. Ротационное присутствие обойдется дешевле, чем постоянное, так как не нужно будет строить школы, розничные магазины, почтовые отделения и прочую инфраструктуру для постоянного базирования. Оно даст возможность Главнокомандующему объединенными силами в Европе (SACEUR) легче и гибче перемещать силы, чем, если бы они были привязаны к постоянным базам с семьями военнослужащих. Масштабные перемещения войск из США в Европу и обратно к тому же позволяют тренировать «стратегическую мускульную память» транспортного командования вооруженных сил США (TRANSCOM).

   Согласно полученным данным, следует:

1) Преобразовать американский передовой командный элемент (Mission Command Element) в Познани в дивизионную штаб-квартиру, которая служила бы хабом для обеспечения мобильности и быстрого прибытия американских подкреплений из Европы и континентальной части США в Польшу и в страны Балтии во время кризиса. Сделать размещение штаба постоянным без подчиненных ему подразделений и частей.

2) Разместить элементы этой дивизионной штаб-квартиры в одном из Балтийских государств для координации постоянного или непрерывного ротационного развертывания сухопутных и военно-воздушных сил США, а также сил специальных операций и обеспечения их связи с интеграционными единицами НАТО (NFIUs) и батальонами усиленного передового присутствия НАТО.

3) Обязаться поддерживать постоянное ротационное присутствие одной бронетанковой бригадной боевой группы с центром в г. Жагань, на польско-немецкой границе, с развертыванием некоторых ее элементов для учений по всей Северной и Центральной Европе и, при необходимости, в других регионах. Это можно назвать «непрерывным ротационным присутствием, основанным на постоянных объектах».

4) В рамках Европейской инициативы по сдерживанию (EDI) Соединенные Штаты увеличат взлетно-посадочную полосу в Повидзе, построят железнодорожную станцию для разгрузки оборудования, а также объект для заблаговременного складирования комплекта военной техники и вооружения бригады к 2023 г., создадут новые места для хранения топлива и построят новые склады для хранения боеприпасов. США должны ускорить реализацию этих планов насколько это возможно.

5) Развернуть некоторые из ЗРК малой дальности «Avenger» и РСЗО, которые планируется разместить в Германии (будет завершено к 2020 г.), в Польше на ротационной основе.

6) Развернуть в Польше ЗРК средней дальности для защиты американских войск, тренировок с польскими подразделениями ЗРК «Patriot» и усиления Балтийских государств в период кризиса.

7) Разместить такие вспомогательные подразделения, как разведка/ наблюдение/рекогносцировка (ISR), и инженерные войска в Польше на постоянной основе.

8) Обязаться поддерживать американское руководство боевой группой усиленного передового присутствия НАТО в Ожише около Сувалкской бреши на неопределенное будущее.

9) Развернуть новую бронетанковую бригадную боевую группу в Германии на постоянной или ротационной основе и один батальон этой бригадной группы в Польше и один в странах Балтии на регулярной основе для тренировок/учений.

10) Создать в Польше новую штаб-квартиру боевой авиационной бригады (CAB) для координации вертолетной поддержки по всему региону Северной и Центральной Европы.

11) Сделать 10-ю группу спецназа США под Краковом  постоянной платформой для региональных тренировок и операций. Она должна включать польские силы специальных операций, расширить поддержку тренировок сил специальных операций США в Прибалтике и облегчить ведение действий высокой интенсивности в тандеме с польскими силами специальных операций.

12) Увеличить и сделать постоянным американский авиационный отряд на авиабазе Ласк для облегчения ротационного развертывания американских истребителей и транспортных самолетов, а также для возможного развертывания авиации других союзников.

13) Сделать постоянным авиационный отряд США на авиабазе Мирославец в поддержку эскадрильи американских разведывательных беспилотников MQ-9.

14) Создать новый небольшой военно-морской отряд в Гдыне (Польша), чтобы способствовать более частым визитам кораблей ВМС США в Польшу и другие порты Балтийского моря, такие как Клайпеда, Гданьск, Рига и Лиепая. По нашим сведениям, сейчас там дислоцируется отряд этой группы.

15) Сделать датский порт - портом приписки эсминцев США для непрерывного патрулирования Балтийского и Норвежского морей и посещения портов стран-союзников в регионе. Миссия может включать в себя противолодочные операции, ПВО и ПРО, оповещение о морской обстановке (Maritime Domain Awareness, MDA), десантные операции и действия против ограничения и воспрещения доступа и маневра (A2/AD) как в Датских проливах, так и на Фареро-Исландском рубеже (Greenland - Iceland - United Kingdom или GIUK).

16) Продолжить и ускорить развертывание базы ПРО «Aegis Ashore» в Редзиково, которая уже считается постоянной базой.

 

   Из документа «Усиление обороны восточной границы НАТО на 2020 год» (Strengthening the Defense of NATO Eastern Frontier 2020) (аналитический Центр стратегических и бюджетных оценок (Center for Strategic and Budgetary Assessments (CSBA):

1) Разместить в Польше штаб-квартиру дивизии США, а в Германии - штаб-квартиру корпуса США.

2) Разместить в Польше на постоянной основе американские артиллерийские подразделения и подразделения ПВО (штаб-квартира дивизионной артиллерии (DIVARTY), два подчиненных дивизиона РСЗО и дивизион ЗРК малой дальности (SHORAD).

3) Разместить в Польше на постоянной основе ключевые подразделения боевой поддержки и поддержки несения боевой службы дивизии США (подразделения разведки/наблюдения/рекогносцировки (ISR), инженерные подразделения, подразделения РЭБ и подразделения материально-технического обеспечения (в последнем случае речь идет о бригаде).

4) Создать и разместить в Польше дополнительный комплект вооружения и техники бронетанковой бригадной боевой группы (ABCT) США.

5) Инвестировать в повышение устойчивости передовых сил и инфраструктуры (создать дополнительную ПВО и ПРО и средства противодействия системам боевого управления, связи, разведки, наблюдения и рекогносцировки (C3ISR).

6) Инвестировать в дополнительные усовершенствования инфраструктуры военного развертывания США (улучшение автомобильных и железнодорожных сетей, повышение устойчивости ключевых транспортных

узлов, размещение достаточного количества мостового оборудования для ремонта или замены поврежденных или разрушенных переходов через реки, укрепление инфраструктуры приема, размещения, переброски и интеграции (RSOI) и т. п.).

7) Наращивать заблаговременно складированные комплекты военного снаряжения, запасов боеприпасов и средств материально-технического обеспечения. США должны обеспечить наличие на складах «Заблаго-

временно складированных запасов армии США» (APS) достаточного количества комплектов оборудования для быстрого развертывания полностью оснащенного корпуса двухдивизионного состава (с учетом наличия сил передового присутствия). США также должны расширить «Европейский стартовый набор боеприпасов» (European Munitions Starter Set) и нарастить запасы других расходных материалов с тем, чтобы обеспечить возможность ведения боевых действий в течение по меньшей мере 30 дней.

    

    12 июня 2019 г., во время визита в Вашингтон Президента Польши Анджея Дуды, президенты двух стран - США и Польши - подписали «Совместную декларацию о сотрудничестве в области обороны». Согласно ей, США в ближайшем будущем (2020-2022 гг.) увеличат свой нынешний ротационный военный персонал в Польше, насчитывающий около 4500 чел., еще примерно на 1000 чел. (первоначально Трамп сказал о примерно 2000) в целях предоставления «дополнительных возможностей для защиты и потенциала сдерживания». При этом, как заявил президент США Дональд Трамп, дополнительные войска в Европу перебрасываться не будут и контингент в Польше увеличат за счет американских сил в Германии или в других местах в Европе. Трамп подчеркнул, что речь не идет о «наказании Германии, несмотря на то, что он упрекнул ее в покупке природного газа в России. Впрочем, на деле выглядело это именно как наказание.

    По нашему мнению, - вывод американских войск из Германии в Польшу может привести к углублению раскола внутри НАТО и будет выглядеть именно как наказание самого важного американского союзника в Европе.

   Все расходы по созданию необходимой для размещения дополнительных американских войск инфраструктуры понесет Польша и что США это не будет стоить ничего. Президент США также отметил, что он и Дуда не разговаривали о постоянстве или непостоянстве размещения в Польше американских войск и что сама Польша будет решать, называть американский военный объект «Фортом Трамп» или нет.

Анджей Дуда, в свою очередь, выразил надежду, что американское присутствие в Польше будет постепенно увеличиваться как с точки зрения количества войск, так и с точки зрения инфраструктуры. Но сколько именно американских войск будет в Польше в конечном счете, как он сказал, всегда будут решать сами США. Когда Дуду спросили на пресс-конференции, ротационным или постоянным будет американское присутствие, тот заметил, что уже сейчас американские ротационные войска находятся в Польше постоянно, и нет ни одного момента, когда бы их не было на территории Польши. Американское присутствие, по его словам, будет оставаться и ротационным, и длительным, устойчивым (было употреблено слово enduring вместо permanent).

  В Совместной декларации о сотрудничестве в области обороны обозначены следующие шаги:

1) Создание в Польше передовой штаб-квартиры американской дивизии. Речь идет о расширении передового командного элемента (MCE) в Познани.

2) Создание и совместное использование вооруженными силами США и Польши Центра боевой подготовки (ЦБП) в Дравско-Поморске, и, в конечном счете, в нескольких других местах в Польше. ЦБП позволит осуществлять полную подготовку американских бронетанковых боевых групп, включая их сертификацию. Это облегчит США «постоянное» присутствие этих соединений в Польше, а также будет способствовать укреплению кооперации вооруженных сил двух стран. США помогут в создании ЦБП своими советниками.

3) Создание в Польше эскадрильи разведки, наблюдения и рекогносцировки, оснащенной БПЛА MQ-9 «Reaper». Ожидается, что она разместится на польской 12-й базе беспилотных летательных аппаратов в Мирославце, откуда американские беспилотники летают уже с мая 2018 г. США выразили готовность по мере необходимости делиться с Польшей информацией, полученной в результате операций этой эскадрильи.

4) Создание аэропорта для обеспечения высадки американских сил, прибывающих в Польшу на учения или в случае чрезвычайных обстоятельств. Этот аэропорт будет находиться в районе Познани. Возможно, что этот пункт декларации является частью плана по созданию склада вооружений и техники в Повидзе. Доставка из США личного состава американской бригадной группы для получения вооружений и техники

на этом складе предполагается именно по воздуху.

5) Создание группы поддержки области (area support group), которая будет обеспечивать существующие и будущие силы США в Польше.

6) Создание потенциала спецназа США в Польше для поддержки воздушных, наземных и морских операций. Речь идет о перемещении в Польшу дополнительных сил американского спецназа, например, из Германии и Великобритании, вместе со снаряжением, вертолетами и конвертопланами CV-22 «Osprey».

7)  Создание инфраструктуры для поддержки присутствия бронетанковой бригадной боевой группы, боевой авиационной бригады и батальона боевого обеспечения США. Имеются в виду те ротационные силы США, которые уже находятся на территории Польши.

8) Имеется договоренность о размещении американских войск в Польше в шести пунктах, - Дравско-Поморске, Жагань, Мирославец, Познань, Повидз и Краков.

    Что касается стран Прибалтики, то ротация американских подразделений там была завершена в июне 2014 г. после размещения многонациональных боевых групп усиленного передового присутствия НАТО. С тех пор американские сухопутные войска прибывают туда только на учения. В последнее время, однако, в США и НАТО начали выступать за возвращение американских войск в Прибалтику, -  разместить в Литве, Латвии и Эстонии на постоянной основе американские подразделения логистики или ПВО с  использованием ротационных сил.

   Член палаты представителей от Республиканской партии Майкл Конэуэй из штата Техас внес в июне 2019 г. в Конгресс США законопроект о сдерживании «российской агрессии» в Балтийском регионе, предлагающий усилить военное присутствие в Прибалтике. В частности, возможно размещение в Прибалтике на постоянной или ротационной основе ЗРК «Patriot» США или других стран НАТО. В октябре

2016 г. совместное учение по подготовке к развертыванию ЗРК «Patriot» в Польше и Прибалтике провели на острове Крит Германия и Нидерланды. В июле 2017 г. на время учений «Tobruq Legacy 2017» американцы впервые разместили батарею ЗРК «Patriot» в Литве (в Шяуляйском уезде). Присутствовавшая на этих учениях президент Литвы Даля Грибаускайте заявила, что американские зенитно-ракетные комплексы «Patriot» целесообразно иметь в Балтийском регионе на постоянной основе. В начале августа 2017  года американские ЗРК покинули Литву, но в том же месяце вопрос об их размещении на постоянной основе уже в Эстонии обсуждался во время визита в Таллин вице-президента США Майкла Пенса. 4 февраля 2018 г. американский ЗРК «Patriot» был продемонстрирован всем желающим на главной площади Таллина во время парада по случаю столетия со дня провозглашения независимости Эстонии. Призыв разместить в Прибалтике подвижные ЗРК дальнего действия содержится и в упомянутом выше законопроекте Майкла Конэуэйя. Помимо ЗРК «Patriot», Литва просит американцев и о размещении ЗРК малой дальности «Avenger» (у самой Литвы есть одна батарея из восьми боевых машин этого ЗРК, использующего ракеты ПЗРК «Stinger»). Возможно размещение в Прибалтике и противокорабельных ракет (ПКР) одной из стран НАТО для блокирования российских морских коммуникаций и действий ВМФ РФ. Так, 29 апреля 2019 г. польский десантный корабль «Gniezno» принял на борт в Гдыне шесть самоходных четырех-контейнерных пусковых установок ПКР NSM норвежского производства. Они были переброшены в Таллин, откуда проследовали своим ходом 150 км в поселок Виртсу. Оттуда ПУ на гражданском пароме перевезли на остров Муху, откуда они добрались до конечной точки своего маршрута на острове Саарема, где приняли участие в международном учении «Весенний шторм 2019» (Spring Storm 2019). В радиусе поражения польских ракет оказался выход из Финского залива и корабли российских ВМС, выходящие с военно-морской базы Кронштадт. Кроме того - (о чем вслух не упоминается) - ПКР NSM с дальностью действия до 185 км (по нашим данным - до 220 км), могут применяться и по наземным целям.

   Не стоит забывать и о том, что еще в самом начале 2017 г. было официально заявлено о развертывании в странах Балтии десятков военнослужащих американского спецназа.

   В бюджете Пентагона на 2020 финансовый год выделено 16,2 млн. долл. на строительство оперативных и тренировочных сооружений (Operation Facility and Training Facility) для сил специальных операций США в Эмари (Эстония).

 

Наращивание и перевооружение вооруженных сил Польши и стран Прибалтики:

На 2020 и ближайшие годы запланировано переоснащение и перевооружение  вооруженных сил этих государств. Так, в Польше в 2016 г. сформировали войска территориальной обороны (ВТО), численность которых к январю 2019 г. составила свыше 17200 чел. (включая 2900 профессиональных военнослужащих). Согласно планам, к концу 2019 года в польских войсках территориальной обороны должно быть уже 26000 чел. Сегодня, ВТО стали вторыми по численности из пяти компонентов Вооруженных сил Республики Польша. В 2021 г., когда их формирование будет завершено, в составе территориальной обороны будет 17 бригад (по одной в каждом из воеводств) общей численностью 53000 чел.

   В сухопутных войсках Польши 17 сентября 2018 г. создана четвертая по счету дивизия - 18-я «Железная» механизированная со штабом в г. Седльце к востоку от Варшавы. В ее состав передана из 16-й Поморской механизированной дивизии имени короля Казимежа Ягеллончика (Эльблонг) 1-я Варшавская танковая бригада имени Тадеуша Костюшко (штаб в варшавском районе Весола), в 2017-2018 гг. перевооруженная на танки «Leopard 2» немецкого производства - наиболее современные в польском танковом парке. В дивизию также вошла ранее отдельная 21-я бригада подгальских стрелков имени бригадного генерала Мечислава Борута-Спиховича (штаб в г. Жешув на юго-востоке Польши). Она считается горно-пехотной. Но в реально-

сти сейчас это отнюдь не легкая пехота, а механизированная бригада. В этом составе 18-я дивизия должна достичь полной боеготовности в первой половине 2021 г. На рубеже сентября и октября 2019 г. начато формирование третьей по счету бригады 18-й дивизии - 19-й механизированной, которая будет дислоцироваться в Люблине (на военных объектах в его предместье Майданеке). Она должна достичь полной боеготовности к середине 2022 г. Подготовка дивизионных частей (включая разведывательный полк, артиллерийский полк, полк ПВО, и т. д.) будет осуществляться до 2026 г. Полностью развертывание дивизии обойдется в 27 млрд. злотых (7,1 млрд. долл. США) за десять лет. По штату в ней будет 7700 военнослужащих (750 офицеров, 2160 подофицеров и 4860 рядовых).

   В феврале 2019 г. в Польше был назначен уполномоченный по созданию войск обороны киберпространства (ВОК), первое подразделение которых уже действует. Полностью их формирование будет завершено в 2020 г.

   В Литве 1 января 2016 г. была создана вторая в сухопутных войсках этой страны бригада - мотопехотная «Жемайтия» (Samogitia) (неофициально именуется «Грифон» (Griffin)) со штабом в Клайпеде. В ее состав вошли моторизованный драгунский батальон имени Великого князя Литовского Бутигяйдиса (Клайпеда) и механизированный пехотный батальон имени Великого князя Литовского Кястутиса (Таураге). В 2017 г. был создан бригадный артиллерийский дивизион имени бригадного генерала Мотеюса Печюлениса в Клайпеде. В 2018 г. в составе бригады был сформирован мотопехотный батальон имени князя Маргириса (Шяуляй). 23 марта 2017 г. была создана третья литовская бригада - легкая пехотная «Аукштайтия» (Aukštaitija) со штабом в Вильнюсе. Она является резервным соединением, в четырех батальонах которого в мирное время будут проходить военные сборы резервисты. Постоянными подразделениями бригады являются ее штаб, рота материально-технического обеспечения из профессиональных военнослужащих и разведывательная рота, комплектуемая военнослужащими по призыву. 21 октября 2018 г. было подписано соглашение, в соответствии с которым литовская механизированная пехотная бригада «Железный волк» (Iron Wolf) была присоединена (affiliated) к немецкой танковой дивизии. Бригада должна в ходе совместных тренировок и учений подготовиться к действиям в составе дивизии. В рамках соглашения для расширения сотрудничества и улучшения взаимодействия литовские офицеры будут назначены в две немецкие танковые дивизии - 1-ю и 10-ю. До этого, бригада «Железный волк» в течение более десяти лет была присоединена для целей боевой подготовки к Датской дивизии. В 2018 г. это многолетнее сотрудничество с датчанами перешло к мотопехотной бригаде «Грифон».

   В марте 2015 г. призыв в Литве возобновили на 5 лет «из-за сложившейся геополитической ситуации», а с июня 2016 г. его сделали постоянным. Срок службы по призыву - 9 мес. 1 августа 2014 г. в Эстонии было сформировано управление 2-й пехотной бригады (в селении Сиргу близ Луунья недалеко от Тарту). По штату в бригаде должны быть штабная рота, три пехотные батальона, артиллерийский дивизион, дивизион ПВО, инженерный батальон, батальон боевого обеспечения, противотанковая рота и разведывательная рота.

Однако, кроме штабной роты, на весну 2017 г. фактически развернуты только один Куперьяновский пехотный батальон и один батальон боевого обеспечения (оба дислоцированы в Выру (военный городок Таара) на самом юге Эстонии). Остальные же части в составе бригады будут развернуты только по полной мобилизации. В Латвии в январе 2017 г. в составе 3-й бригады Земессардзе (ополчения) было начато формирование подразделения профессиональной армии с функциями противовоздушной обороны (ПВО) в восточном регионе страны Латгалии, граничащем с Россией (Даугавпилсе, Резекне и Прейли). Численность подразделения составляет 150 чел. В начале 2018 г. в Латгалии началось формирование уже большого Латгальского батальона из 700 военнослужащих в составе 3-й Латгальской бригады Земессардзе.

   28 февраля 2019 г. министр национальной обороны Польши Мариуш Блащак объявил о подписании нового «Плана технической модернизации вооруженных сил на 2017–2026 гг.», согласно которому на эти цели выделяется уже 1854 млрд. злотых (48,8 млрд. долл.). В 2014–2015 гг. в сухопутные войска Польши поступило 14 танков «Leopard 2A4» и 105 танков «Leopard 2A5», ранее состоявших на вооружении сухопутных войск Германии. Они дополнили полученные в 2002–2003 гг. также из наличия сухопутных войск Германии практически на безвозмездной основе (с оплатой только транспортировки) 128 танков «Leopard 2A4». До 2020 г. все 142 танка «Leopard A4» будут модернизированы в соответствии со стандартом «Leopard 2PL». В конце декабря 2018 г. польские вооруженные силы получили первую партию польских ПЗРК нового поколения «Piorun». Контракт, заключенный в декабре 2016 г., предусматривает поставку 420 ПУ и 1300 ракет к 2022 г. Также, начались поставки в войска производимых в Польше по лицензии в сотрудничестве с израильской компанией «Rafael» ПТУР «Spike-LR» в соответствии с контрактом, подписанным в декабре 2015 г. Это соглашение предусматривает поставку 1000 модифицированных ПТУР для оснащения ими колесных боевых бронированных машин «Rosomak». В 2018 г. начались поставки в ПВО сухопутных войск самоходных ЗРК ближнего действия Poprad польского производства. Заключенный в декабре 2015 г. контракт предполагает поставки в 2018-2021 гг. 77 таких систем. Ожидается, что 36 из них будут поставлены уже к концу 2019 г. ВВС Польши в 2017 г. получили из США 40 малозаметных крылатых ракет «JASSM» базовой модификации AGM-158Aс дальностью полета более 370 км, которыми были вооружены польские многоцелевые истребители F-16 американского производства. 24 декабря 2016 г. министерство национальной обороны Польши сообщило, что на днях был подписан контракт между Польшей и США на поставку ракет AGM-158B «JASSM-ER» с увеличенной дальностью. Польша стала первой зарубежной страной, закупившей такие ракеты.

    Государственный департамент США одобрил продажу Польше 70 боевых ракет, но, по неофициальной информации, Польша получит только 40 боевых ракет «JASSM-ER» с поставкой к 2020 г.

   19 декабря 2014 г. был заключен контракт с норвежской фирмой «Kongsberg» на поставку ВМС Польши второго дивизиона береговых ракетных комплексов (БРК) с высокоточными малозаметными противокорабельными ракетами (ПКР) NSM(Naval Strike Missile). В то же время следует отметить, что значительная часть плана технической модернизации на 2013-2022 гг. не была выполнена и многие программы из него со сдвигом по срокам перешли в новый план на 2017–2026 гг.

    При представлении плана технической модернизации на 2017–2026 гг. польским министерством национальной обороны было особо выделено 16 оборонных программ. Приоритетными из них министр национальной обороны Польши Мариуш Блащак назвал шесть (Harpia, Narew, Kruk, Cyber.mil.pl, Orka и Homar).

-Программа «Harpia» («Гарпия») предполагает закупку в США 32 истребителей пятого поколения F-35A «Lightning II». Минимальная стоимость их закупки оценивается в 20 млрд. злотых (5,27 млрд. долл.).

-Программа «Narew» («Нарев») предусматривает производство в Польше по лицензии ЗРК малой дальности для замены модернизированных в Польше, но уже устаревших ЗРК 2K12 «Куб» и 9К33 «Оса» советского производства. Фаворитом считается ЗРК «Land Ceptor» с унифицированными зенитными управляемыми ракетами (ЗУР) нового поколения CAMM (Common Anti-air Modular Missile) и CAMM-ER (Extended Range) британского отделения европейского консорциума MBDA. Но фактически, сейчас выбор Польшей конкретного ЗРК зависит от США, поскольку новые зенитные ракеты предполагается интегрировать с закупленной Польшей системой боевого управления ПВО и ПРО IBCS фирмы «Northrop Grumman». Какие это будут ЗУР - в конечном счете решат «Northrop Grumman» и официальный Вашингтон. В связи с этим достаточно высоки шансы американской компании «Raytheon», которая совместно с норвежской компанией «Kongsberg» рассчитывает продать Польше ЗРК «NASAMS» с ЗУР семейства «AMRAAM». «Raytheon» заявляет, что именно «NASAMS» наилучшим образом дополнит уже купленные Польшей у нее же ЗРК «Patriot» средней дальности.

-Программа «Kruk» («Ворон») предполагает закупку как минимум 32 ударных вертолетов для замены устаревших Ми-24Д/В советского производства. Американцы предлагают на замену Ми-24 вертолеты «Boeing AH-64E Apache Guardian» и «Bell AH-1Z Viper», европейский консорциум «Airbus Helicopter» - вертолеты «Tiger». А итальянская фирма «Leonardo» заключила соглашение с «Polska Grupa Zbrojeniowa S.A.» (PGZ) о совместной разработке для программы «Kruk» боевого вертолета AW. До появления преемников, польские Ми-24 пройдут модернизацию, включающую, в частности, оснащение их современными ПТУР «Hellfire» или «Spike».

-Программа «Orka» («Косатка») - закупка польскими ВМС трех неатомных подводных лодок, вооруженных крылатыми ракетами большой дальности для нанесения ударов по наземным целям типа «Raytheon» «Tomahawk» или «MBDA NCM» (MdCN). Новые подлодки предназначены для замены двух оставшихся в ВМС Польши устаревших дизельных подводных лодок типа «Kobben» германской постройки, купленных в Норвегии, и дизельной подводной лодки «Orzeł» проекта 877Э советской постройки. Потенциальными претендентами на поставку являются три компании - французская «Naval Group» (c проектом «Scorpene»), германская «Thyssen Krupp Marine Systems» (TKMS) (с проектом 212CD) и шведская «Saab AB» (с проектом А26). Ожидается, что после выбора подрядчика поставки лодок начнутся между 2024 и 2026 гг.

-Программа «Cyber.mil.pl» нацелена на обеспечение кибербезопасности государства и граждан в киберпространстве. Именно в ее рамках в Польше создаются войска обороны киберпространства. Они получат современное криптографическое и ИТ-оборудование на сумму 3 млрд. злотых.

-Программа «Homar» («Лобстер») предполагает закупку для польских сухопутных войск ракетных систем с дальностью поражения до 300 км.

     В середине февраля 2019 г., министр национальной обороны Польши Мариуш Блащак подписал с правительством США соглашение на сумму 414 млн. долл. (около 1,5 млрд. злотых) на поставку первого дивизионного комплекта ракетной системы M142 «HIMARS» (High Mobility Artillery Rocket Systems) производства корпорации «Lockheed Martin». Согласно ему, Польша к 2023 г. должна получить 18 боевых самоходных пусковых установок (ПУ) и две учебные ПУ, а также управляемые реактивные снаряды GMLRS, баллистические оперативно-тактические ракеты (ОТР) «ATACMS», практические ракеты LCRR, а также сопутствующую технику и системы. В соглашение также вошли услуги по обучению и технической поддержке. РСЗО M142 «HIMARS» создана на базе пятитонного колесного шасси 6×6 FMTV M1140, на котором размещаются либо транспортно-пусковой контейнер с шестью неуправляемыми или управляемыми реактивными снарядами семейства MLRS/GMLRS калибра 227 мм с дальностью стрельбы 15-70 км (по нашим данным максимальная дальность 84 км), либо одна баллистическая ОТР «ATACMS» с дальностью 70–300 км.

-«Wisła» («Висла») - закупки ЗРК средней дальности. В рамках этой программы 28 марта 2018 г. было подписано соглашение на поставку Польше первых двух батарей американских ЗРК «Patriot» в конфигурации PAC 3+ с ракетами-перехватчиками «Patriot Advanced Capability-3 Missile Segment Enhancement» (PAC-3MSE) и с новой интегрированной системой боевого управления ПВО и ПРО «Integrated Air and Missile Defense Battle Command System» (IBCS). Стоимость соглашения составила 4,75 млрд. долл. (около 16,1 млрд. польских злотых). Это крупнейшая сделка по закупке вооружения в истории Польши. В Польшу будут поставлены четыре РЛС AN/MPQ-65, четыре батарейные пункта управления, 16 пусковых установок М903, 208 ракет РАС-3 MSE, 11 испытательных ракет РАС-3 MSE, шесть командных пунктов IBCS «Engagement Operations Centers» (EOC), 12 сетевых комплектов «Integrated Fire Control Network» (IFCN) ICBS, четыре полевых электростанций EPP III и пять многофункциональных информационных терминалов «Multifunctional Information Distribution Systems/Low Volume Terminals» (MIDS/LVT) аппаратуры передачи данных «Link 16». В поставку также войдет другое сопутствующее оборудование, услуги по технической поддержке и подготовке личного состава. Все оборудование по соглашению должно быть поставлено к концу 2022 г. с достижением начальной боевой готовности на рубеже 2023–2024 гг.

    После 2024 г., Польша планирует купить еще шесть батарей ЗРК «Patriot», оснащенных более дешевой ракетой «Sky Ceptor», которая сможет уничтожать как баллистические и крылатые ракеты, так и самолеты.

По американской терминологии, Польша приобретает четыре батареи, поскольку каждая закупаемая батарея ЗРК «Patriot PAC-3+» состоит из двух «огневых единиц» (Jednostki ogniowe), эквивалентных штатным американским батареям этой системы. Предназначены в первую очередь для борьбы с тактическими и оперативно-тактическими баллистическими ракетами.

 

  «Gryf» («Гриф») - закупки тактических беспилотных летательных аппаратов (БПЛА) средней дальности, способных нести управляемые боеприпасы.

  «Ważka» («Стрекоза») - закупки микробеспилотников весом не более 1600 г, предназначенных в основном для разведки в урбанизированных районах в дневное и ночное время.

  «Płomykówka» («Сипуха») - закупки разведывательных самолетов визуальной (IMINT), электронной (SIGINT) и радиолокационной (RADINT) разведки, возможно, на платформе «Airbus» С-295.

   «Miecznik» («Меч-рыба») - закупки трех многоцелевых кораблей для обороны побережья. Министр национальной обороны Польши не уточнил, будут это корветы или более крупные фрегаты.

   «Regina» («Регина») - закупки дивизионных огневых модулей 155-мм самоходных гаубиц «Krab». 31 августа 2017 г. на вооружение 11-го Мазурского артиллерийского полка (Венгожево, Варминьско-Мазурское воеводство) 16-й Поморской механизированной дивизии был принят первый дивизионный огневой модуль «Regina» с 24 самоходными 155-мм гаубицами «Krab» польского производства (максимальная дальность стрельбы 40 км). 18 марта 2019 г., первую батарею таких гаубиц (8 САУ) получил 5-й Любушский артиллерийский полк (Сулехув, Любушское воеводство) 12-й Щецинской механизированной дивизии. К концу года он получит еще две батареи.  Всего же, польская армия получит к 2024 г. пять огневых модулей со 120 самоходными гаубицами «Krab».

   «Rak» («Рак») - закупки батарейных огневых модулей 120-мм самоходных минометов «Rak». 1 июля 2017 г. 17-я Великопольская механизированная бригада (Мендзыжеч, Любушское воеводство) 11-й Любшуской бронетанковой дивизии получила первые элементы батарейного огневого модуля «Rak» с восемью самоходными 120-мм минометами «Rak» польской разработки. Затем такие огневые модули получили 12-я механизированная бригада (Щецин, Западно-Поморское воеводство) 12-й Щецинской механизированной дивизии, 15-я Гижицкая механизированная бригада (Гижицко, Варминьско-Мазурское воеводство) 16-й Поморской механизированной дивизии (по одному) и 21-я бригада подгальских стрелков (Жешув, Подкарпатское воеводство), которая сейчас входит в состав 18-й «Железной» механизированной дивизии (два огневых модуля). Всего польские сухопутные войска получат согласно имеющемуся контракту восемь огневых модулей «Rak» (64 самоходных миномета) с завершением поставок в 2019 г.

   «Pustelnik» («Отшельник») - закупки новых легких ПТУР. Среди возможных вариантов называют, в частности, ПТУР «Enforcer» европейского концерна MBDA.

   «Borsuk» («Барсук») - закупки боевых машин пехоты (БМП) для замены устаревших БМП BWP-1 (производившихся в Польше по лицензии советских БМП-1). Новая БМП разработана польской компанией «Huta Stalowa Wola SA» (HSW) на базе модульной гусеничной платформы UMPG и будет выпускаться в двух вариантах: облегченном плавающем и тяжелом неплавающем с усиленной защитой.

   «Mustang» («Мустанг») - закупки высокомобильных небронированных и бронированных легковых/большегрузных автомобилей с колесной формулой 4 × 4 для замены автомобилей «Honker» польского производства.

   Закупки вооружений странами Прибалтики, разумеется, не могут сравниться по масштабам с перевооружением Польши, прежде всего из-за ограниченности финансовых ресурсов и практическим отсутствием собственной военной промышленности. Но, тем не менее, и здесь расходы на вооружения растут, а закупаемая техника (во многих случаях бывшая в употреблении) все же повышает боевые возможности вооруженных сил этих стран. Прежде всего, следует отметить появление в вооруженных силах стран Прибалтики самоходной артиллерии.  Литва 5 сентября 2015 г. заключила межправительственное соглашение стоимостью 58,3 млн. евро на приобретение из наличия германской армии 21 самоходной 155-мм гаубицы PzH 2000321. На эти САУ перевооружается артиллерийский дивизион имени генерала Ромуальдаса Гидрайтиса 1-й механизированной бригады «Железный волк» (Рукла), ранее оснащенный 18 старыми американскими 105-мм буксируемыми гаубицами М101322. Первые две САУ были получены этим дивизионом в декабре 2018 г. Ожидается, что все PzH 2000 будут переданы до конца 2019 г.

  Латвия в апреле 2018 г. подписала соглашение на сумму порядка 6 млн.евро с Австрией о приобретении с хранения министерства обороны этой страны 35 самоходных 155-мм гаубиц М109А5Öе американского производства, 10 бронированных машин управления огнем «ReStPz» (переоборудованных из САУ семейства М109) и двух машин подготовки механиков-водителей (также переоборудованных из ММ109) и двух машин подготовки механиков-водителей (также переоборудованных из М109). В октябре 2018 г. поставки САУ Латвии были завершены. Самоходные гаубицы стали первыми такими системами на вооружении латвийской армии.

   Эстония 26 июня 2018 г. подписала контракт на сумму 46 млн. евро на приобретение из наличия армии Южной Кореи 12 самоходных 155-мм гаубиц К9 «Thunder». САУ К9 должны поступить в Эстонию двумя партиями в конце 2020 г. и в 2021 г. Они будут переданы на вооружение артиллерийского дивизиона 1-й пехотной бригады эстонской армии в 2021 г. Из них, 16 гаубиц должны быть использованы в качестве линейных, две - в качестве учебных (в том числе одна для обучения механиков-водителей) и три - в качестве источника запасных частей.

   Литва получила первые две самоходные гаубицы «PzH 2000» 26.06.19 г.

   Латвия получила все закупленные 155-мм самоходные гаубицы М109А5Öе 22.10.18 г. Сейчас этот дивизион, дислоцированный в Тапа, оснащен приобретенными у Германии 155-мм буксируемыми гаубицами FН-70 и полученными от Финляндии советскими 122-мм буксируемыми гаубицами Д-30.

   Сами по себе, закупки самоходной артиллерии странами Прибалтики выглядят на первый взгляд не очень крупными. Однако в общей сложности 63 боевых 155-мм САУ - это больше штатного артиллерийского вооружения трех американских бригадных боевых групп (каждая такая группа имеет один артиллерийский дивизион с 18 самоходными гаубицами калибра 155-мм M109A6 или A7 «Paladin»). К тому же гаубицы «PzH 2000» и «K9», купленные Литвой и Эстонией, хотя и «были в употреблении», но отличаются высокими боевыми характеристиками. «PzH 2000» считается одной из лучших и самых скорострельных САУ мира, а САУ «K9 Thunder» является самой популярной и востребованной САУ по занимаемой доле мирового рынка подобных сиcтем (на ее шасси, в частности, производятся в Польше уже упомянуты САУ «Krab»). САУ М109А5Öе, приобретенные Латвией, прошли в Австрии модернизацию. В частности, была значительно повышена скорострельность системы (три выстрела за 15 сек, или серия из 10 выстрелов за одну минуту). Эти САУ получили возможность использовать новые выстрелы и заряды, применяемые современными американскими САУ М109А6 «Paladin». Такие гаубицы остаются и на вооружении самой австрийской армии. Плю, низкая стоимость для Прибалтики: 140 тыс. евро за единицу.

     25 августа и 15 ноября 2018 г. латвийские артиллеристы успешно провели на полигоне Адажи боевые стрельбы из новых гаубиц.

    Также, продолжаются закупки бронетехники (БТР и БМП).

   Литва 22 августа 2016 г. подписала с европейским оборонным закупочным агентством «OCCAR» и германским консорциумом «ARTEC» (объединяет компании «Rheinmetall Defence» и «Krauss-Maffei Wegmann/KMW», ныне KNDS) контракт стоимостью 385,6 млн. евро на приобретение 88 колесных БТР GTK «Boxer» с колесной формулой 8 × 8. В вооруженных силах Литвы машина получила обозначение «Vilkas» («Волк»). Этот оборонный контракт стал крупнейшим в истории Литвы.  БТР «Boxer» поступят на вооружение двух батальонов 1-й механизированной пехотной бригады «Железный волк» - механизированного пехотного батальона имени Великого князя Литовского Ольгерда (Рукла) и уланского батальона имени Великой княгини Бируте (Алитус), где заменят старые гусеничные БТР М113, полученные из состава Бундесвера. 15 декабря 2017 г. Литва получила первые два БТР «Boxer» в учебном варианте. Первые два линейных БТР были получены вооруженными силами Литвы в июле 2018 г., но они остались в Германии для испытаний и обучения. Поставки линейных машин непосредственно в Литву идут с начала 2019 г. и должны завершиться в конце 2021 г. Помимо БТР «Boxer», Литва также купила 168 снятых с вооружения немецкого Бундесвера американских бронированных командно-штабных машин М577, выполненных на шасси БТР М113А1, широко использовавшегося США во время войны во Вьетнаме (контракт на сумму 1,6 млн. евро был заключен 30 ноября 2016 г. с поставками в 2017–2018 гг.). БТР предполагается в основном переоборудовать в медицинские и учебные машины и в 120-мм самоходные минометы.

   Латвия 4 сентября 2014 г. заключила с Великобританией контракт на закупку 123 подержанных гусеничных бронированных машин CVR(T), которые перед поставкой проходят капитальный ремонт и модернизацию. Приобретены пять разных моделей - боевые разведывательные машины FV107 «Scimitar», вооруженные 30-мм пушкой, БТР FV103 «Spartan», командно-штабные машины FV105 «Sultan» и бронированные ремонтно-эвакуационные машины FV106 «Samson», оснащенные 7,62-мм пулеметами, а также медицинские БТР FV104 «Samaritan». В Литве «Scimitar» получили название «Zobens» («Меч»), «Spartan» - «Pērkons» («Гром»), «Sultan» - «Virsaitis» («Вождь»), «Samson» - «Vairogs» («Щит») и «Samaritan» - «Glābējs» («Спасатель»). Литва подписала контракт на закупку 88 бронетранспортеров «Boxer». Первые бронемашины поступили в страну в начале сентября 2015 г., поставки должны быть завершены в 2020 г.

   Закупка вызвала в Латвии скандал как из-за приобретения совсем уж подержанной техники, побывавшей на службе британских вооруженных сил в Боснии и Герцеговине, Ираке и Афганистане, так и из-за ее высокой стоимости. Сами CVRT(T) с полным обновлением и капремонтом, запчастями и обучением латвийских специалистов обойдутся в общей сложности в 46,6 млн. евро. Но если к этому добавить дооснащение купленной техники современным оборудованием и вооружением (включая ПТУР), строительство инфраструктуры для хранения и обслуживания техники, содержание техники, оружия и систем управления и предусмотренной для них инфраструктуры, расходы на персонал, то в целом проект механизации пехотной бригады сухопутных сил Национальных вооруженных сил Литвы обойдется в 249,515 млн. евро за 10 лет.

   9 декабря 2014 г. Эстония подписала с Нидерландами контракт стоимостью 113 млн. евро на приобретение ей из наличия голландской армии 44 БМП CV9035NL Mk II шведского производства (фирма «BAE Systems Land Systems Hägglunds AB»), которые считаются одними из самых современных и эффективных машин этого класса на Западе. В поставку вошли также шесть бронированных машин на шасси танка «Leopard 1» (две учебные машины, два саперных танка «Pionirpanzer» и две бронированные ремонтно-эвакуационные машины «Standard») из наличия голландской армии, а также различные запасные части, имущество и пакет обучения.  Данное соглашение стало крупнейшей закупкой вооружения Эстонией с 1991 г. Первые 12 БМП, а также бронированная ремонтно-эвакуационная машина «Standard» и учебная машина прибыли в Эстонию.

   В Латвию доставлены первые бронированные машины CVR(T).

   В начале апреля 2019 г. Главный штаб Сил обороны Эстонии заявил, что армия страны получила из Нидерландов все 44 БМП CV90339. Они поступили на вооружение Скаутского батальона 1-й егерской пехотной бригады, которая, таким образом, стала первой частью бронепехоты в Силах обороны Эстонии.

  Большое внимание уделяется закупкам противотанкового вооружения.  Литва стала первым иностранным заказчиком американского противотанкового ракетного комплекса ПТРК «Javelin», о котором позднее стали так много писать в связи с их поставками Украине. По соглашению 2001 г., из США было получено 18 пусковых установок и 74 ПТУР на сумму эквивалентную 11,2 млн. евро. Затем запасы ракет были пополнены в рамках контракта на сумму 20 млн. долл., выполненного в 2015−2017 гг. В декабре 2015 г. США одобрили поставку в Литву еще 74 ПУ и 220 ПТУР на сумму 55 млн. долл. В феврале 2019 г. министерство национальной обороны Литвы объявило о получении дополнительных ракет «Javelin» на сумму 20 млн. долл. Эстония получила первые боевые машины пехоты CV9035NL Mk III из Нидерландов. Латвия 12 февраля 2018 г. подписала контракт с компанией «Euro Spike GmbH» на закупку новой значительной партии ПТРК «Spike» общей стоимостью 108 млн. евро с поставкой к 2023 г. Конкретная модификация пока не названа. «Spike» будут поставлены как в переносном варианте, так и в варианте для оснащения гусеничных бронированных машин семейства CRV(T)ой армии (ПТРК планируется вооружить около 30 этих машин). Эстония в ноябре 2014 г. заключила с США контракт на покупку 80 пусковых установок ПТРК «Javelin» (по нашим данным  на 120 единиц) и 350 ПТУР стоимостью 40 млн евро. Поставки по этому соглашению стартовали в начале 2016 г. В декабре 2017 г. была получена первая более мощных ПТУР «Javelin Block 1» для этих ракетных комплексов. В дальнейшем закупки ПТРК «Javelin» Эстонией были продолжены. Кроме того, Эстония намерена закупить у фирмы «Euro Spike GmbH» не менее 18 многоцелевых дальнобойных ПТРК «Spike-LR», «Spike-LR2» или «Spike-ER» ПТРК (переносные и автомобильные модификации) на сумму около 40 млн. евро и сроком поставки 7 лет.

   Предпринимаются меры по укреплению ПВО. Лидером здесь является Литва, которая стала единственной из трех стран Прибалтики, заключившей соглашение на покупку ЗРК малой дальности (средней дальности по классификации вооруженных сил Литвы). 26 октября 2017 г. был подписан контракт с норвежской фирмой «Kongsberg» стоимостью около 128 млн. долл. (109 млн. евро) на поставку двух батарей ЗРК «NASAMS» (Совместное предприятие израильской компании «Rafael» и германских «Diehl BGT Defence GmbH & Co. KG» и «Rheinmetall Defence Electronics». Ранее, Латвия уже получила 12 ПТРК в версии «Spike-LR». Батарея состоит из четырех огневых взводов (в сумме 12 пусковых установок с шестью ракетами в контейнерах на каждой) и шести возимых трехмерных РЛС AN/MPQ-64F1 «Sentinel». Все компоненты закупаемых ЗРК будут новыми, за исключением возимых ПУ, которые поступят из состава вооруженных сил Норвегии после ремонта и модернизации. ЗРК «NASAMS 2» способен поражать самолеты, вертолеты, крылатые ракеты и беспилотные летательные аппараты (БПЛА). Максимальная дальность стрельбы и высота поражения зависят от типа применяемых ракет и могут составлять до 40 и 14 км соответственно (в некоторых источниках указывается максимальная досягаемость по высоте 15 и даже 16 км). Поставка ЗРК «NASAMS 2» в Литву будет произведена к 2021 г.

    Кроме того, вооруженные силы государств Прибалтики продолжали закупки ПЗРК.

    Литва закупила польские ПЗРК «GROM» (поставки по контракту, заключенному в сентябре 2014 г., должны быть завершены до 2021 г.) и усовершенствованные ракеты и ночные прицелы для шведских ПЗРК RBS-70, принятых на вооружение в 2004 г. (с поставками с 2019 г.).

    Латвия в 2015-2016 гг. получила из Швеции дополнительную партию ЗУР для ПЗРК RBS-70, купленных в 2006-2007 гг. и в конце 2017 - начале 2018 гг. ПЗРК «Stinger» американского производства из наличия вооруженных сил Дании.

    Эстония в 2015 г. стала первой зарубежной страной, получившей французские ПЗРК нового поколения «Mistral 3» (ракеты более ранней модификации поступили в страну еще в 2009 г.). 12 июня 2018 г. Эстония подписала еще один контракт с европейским консорциумом MBDA на поставку с 2020 г. крупной партии «Mistral 3».

    Из значимых закупок других видов военной техники странами Прибалтики следует упомянуть одобрение правительством Латвии 11 сентября 2018 г. покупки в США четырех многоцелевых вертолетов «Sikorsky» (Lockheed Martin) UH-60M «Black Hawk» на сумму 175 млн. евро. Первый вертолет Национальные вооруженные силы должны получить в 2021 г. Вероятно, на выбор именно этой машины в значительной степени повлияло то, что, американские вертолеты «Black Hawk» с весны 2017 г. постоянно находятся по ротации на латвийской авиабазе Лиелварде.

 

  Из закрытого доклада «Вооружение для сдерживания: как Польша и НАТО должны противостоять возрождающейся России» (2019 г.):

   Польша не должна поддаваться на некий «российский ядерный шантаж», а заявить в ответ о своей готовности атаковать обычными средствами российские цели, в том числе в Калининграде. По их мнению, необходимо, чтобы Польша присоединилась к тактическим ядерным силам НАТО, а польские истребители-бомбардировщики F-16 стали носителями ядерного оружия альянса. Польша должна заявить, что в случае российского нападения она оставляет за собой право наносить контратаки вглубь территории России, в частности, крылатыми ракетами воздушного базирования AGM-158A «JASSM» (Joint Air to-Surface Stand off Missile) с дальностью действия 370 км. Это также относится к береговым противокорабельным ракетам «Naval Strike Missile» (NSM), которые, имея дальность действия 185 км, могут также уничтожать береговые цели, скажем, в Калининграде, и к управляемым реактивным снарядам «Guided Multiple Launch Rocket System» (GMLRS) с дальностью стрельбы 70 км. Польша должна опубликовать список потенциальных целей, например в Калининградской области. Калининград находится менее чем в 30 км от границы с Польшей, а стратегический радар в Пионерском — примерно в 60 км. Польша должна зарезервировать за собой право осуществить наступательные кибероперации (причем необязательно только в ответ на кибератаки). Потенциальными целями таких хакерских атак могут стать, как указывается в докладе, московское метро, сети электроснабжения Санкт-Петербурга и государственные СМИ, в частности РТ. Польша также должна заявить, что в случае атаки она оставляет за собой право направить спецназ на территорию России, а именно в Калининградскую область, для того чтобы помочь уничтожить цели с высокой добавленной стоимостью, например «Панцирь» и другие ракетные батареи, которые может быть трудно вывести из строя с помощью методов радиоэлектронной борьбы (РЭБ). Предлагаемые силы и средства вполне могут быть использованы и для первого удара. И рекомендации уже претворяются в жизнь - как мы отметили, Польша уже получила из США крылатые ракеты воздушного базирования AGM-158A «JASSM» и заключила контракт на поставки ракетных комплексов «HIMARS» с дальностью до 300 км.

   Отрабатываются и достаточно нетривиальные меры противодействия калининградской зоне A2/AD. Так, в международном военно-морском учении на Балтике «BALTOPS 2018» в июне 2018 г., впервые приняла участие американская авианосная авиация. При этом истребители-бомбардировщики F/A-18 «Super Hornet» и самолеты радиоэлектронной борьбы (РЭБ) E/A-18 «Growler» летали в Балтийский регион с американского атомного ударного авианосца «USS Harry S. Truman» (CVN 75), находившегося в Адриатическом море в зоне ответственности 6-го флота США375. 6 мая 2019 г. истребители-бомбардировщики F/A-18F «Super Hornet» с атомного ударного авианосца «USS Abraham Lincoln» (CVN-72), находившегося в Ионическом море, участвовали в учениях по непосредственной авиационной поддержке в воздушном пространстве Литвы.

                                                          ***

   

  Российско-белорусское военное сотрудничество:

 

  Важным фактором, определяющим военно-политическую обстановку в Балтийском регионе, является сотрудничество России и Республики Беларусь.

  В 2000 г. создана региональная группировка войск двух стран. Подписано соглашение о сотрудничестве в сфере технического обеспечения региональной группировки войск. Таким образом, западные рубежи России на этом направлении (и свои западные рубежи) защищают белорусские вооруженные силы, которым в случае возможной агрессии на помощь непременно придут российские войска. Регулярно проводятся совместные штабные тренировки Объединенного командования региональной группировки войск и совместные военные учения, такие как «Запад - 2009», «Щит Союза - 2011», «Запад - 2013», «Щит Союза - 2015». С 14 по 20 сентября 2017 г. прошли российско-белорусские стратегические учения «Запад - 2017», в которых приняли участие до 12700 военнослужащих: 7200 чел. - от Вооруженных сил Республики Беларусь, 5500 чел. - от Вооруженных сил Российской Федерации (из них около 3000 чел. были временно переброшены на территорию Республики Беларусь). Вокруг этих учений в НАТО, на Украине и частью белорусской оппозиции была развернута шумная пропагандистская компания. Голословно утверждалось, что в учении примут участие более 100 тыс. военнослужащих (а на Украине договорились и до 230-240 тыс.), что под видом учений Россия собирается напасть на Польшу, Прибалтику и Украину, захватить Беларусь или, по меньшей мере, оставить там после учений свои войска, «пробить» коридор в Калининградскую область. И это, при том, что Россия и Беларусь неоднократно информировали и страны НАТО, и все заинтересованные государства о сугубо оборонительном характере учений, об их замысле и задействованных силах и средствах. На учения были приглашены международные наблюдатели из НАТО и соседних государств, хотя формально, согласно Венскому документу 2011 г. о мерах по укреплению доверия и безопасности, на учения такого масштаба наблюдателей можно было и не приглашать. Таким образом, шумиха вокруг учений «Запад - 2017» поднялась не из-за неинформированности и опасений, имеющих под собой реальную почву, а была основана на сознательном искажении фактов и является элементом психологической войны. Ее основные цели - оправдать увеличение военных расходов и наращивание войск и вооружений НАТО в Польше и Прибалтике, обосновать поставки летального оружия

Украине и раздуть антироссийские фобии в белорусском обществе, чтобы вбить клин между Беларусью и Россией.

  В сентябре 2019 г.  проведены на территории РФ совместные оперативные учения Вооруженных сил России и Беларуси «Щит Союза - 2019». Основная часть этого учения прошли на полигоне Мулино в Нижегородской области.

   Войска ПВО России и Беларуси с 1 апреля 1996 г. несут совместное боевое дежурство. 3 февраля 2009 г. между Республикой Беларусь и Российской Федерацией было подписано соглашение о создании Единой региональной системы (ЕРС) ПВО. В соответствии с ним в состав ЕРС ПВО должны были войти соединения и воинские части, дислоцирующиеся в Калининградской области, других западных областях России и в Республике Беларусь (5 авиационных частей, 10 зенитных ракетных частей, 5 радиотехнических частей и часть радиоэлектронной борьбы (РЭБ). Координацию действий системы предполагается осуществлять с Центрального командного пункта главнокомандующего российских Воздушно-космических сил (ВКС). В угрожаемый период для управления ЕРС ПВО планируется создать объединенное командование. С 2014 г. проводятся совместные учения ВВС и ПВО Беларуси и ВВС и Войск ПВО-ПРО ВКС России. В апреле 2016 г. было официально объявлено, что формирование ЕРС ПВО России и Беларуси завершено и что дальнейшие усилия будут сконцентрированы на совместном несении боевого дежурства, оперативной и боевой подготовке. С созданием ЕРС ПВО России усилилось за счет сил и средств ВВС и ПВО Беларуси. По имеющимся оценкам, создание ЕРС ПВО увеличивает общую эффективность противовоздушной обороны для России (в регионе ее действия) - в 1,7 раза. Не осталась в накладе и сама Беларусь, эффективность ПВО которой за счет взаимодействия с Россией возросла в 1,4-1,6 раза. Благодаря ЕРС ПВО, Россия «отодвинула» рубежи обнаружения и поражения средств авиационного и ракетного нападения вероятного противника от государственной границы с Беларусью далеко на Запад. При этом, ЗРК С-300 ВВС и ПВО Беларуси могут в случае войны поражать цели над территориями Польши, Литвы и Латвии. А ЗРК С-400 в Калининградской области и белорусские С-300 перекрывают зоны поражения друг друга, что дает возможность (если все-таки разразится война) существенно ограничить доступ по воздуху ВВС НАТО в Прибалтику и их действия в этом регионе. В условиях наращивания войск и вооружений НАТО Россия помогает Беларуси в укреплении ее вооруженных сил. Так, в 2016 г. Беларусь получила из России на безвозмездной основе четыре дивизиона ЗРС С-300ПС. В ноябре 2018 г., концерн ВКО «Алмаз-Антей» досрочно передал военному ведомству Республики Беларусь пятую партию ЗРК «Тор-М2» по ранее заключенному контракту. В 2019 г. Россия поставила Беларуси очередную РЛС «Противник-Г». В 2017 г. был заключен контракт на поставку в Беларусь 12 тяжелых многофункциональных истребителей поколения 4+ Су-30СМ. В 2019 г. ВВС и ПВО Беларуси получили первые четыре таких самолета. В марте-апреле 2019 г. Беларусь получила третью четвертку учебно-боевых легких штурмовиков Як-130. В 2016−2017 гг. было получено 12 новейших многоцелевых вертолетов Ми-8МТВ-5. В сухопутные войска Республики Беларусь из России поступают, в частности, модернизированные танки Т-72Б3, 120-мм буксируемые нарезные минометы 2Б23 «Нона-М1»461 и противотанковые ракетные комплексы «Конкурс-М». На территории Республики Беларусь находятся два российских военных объекта - 474-й отдельный радиотехнический узел (ОРТУ) и 43-й узел связи ВМФ, которые имеют важное значение для стратегических сил РФ и обеспечивают безопасность как Российской Федерации, так и всего Союзного государства. Отдельный радиотехнический узел с РЛС «Волга»465 в поселке Ганцевичи, в 48 км юго-восточнее города Барановичи, входит в российскую  систему предупреждения о ракетном нападении (СПРН), контролируя зарубежную Европу и районы патрулирования американских и британских подводных лодок с баллистическими ракетами «Трайдент» (ПЛАРБ) в Северной Атлантике и Норвежском море. Он позволил закрыть на 85% брешь, образовавшуюся в российской СПРН после прекращения работы  двух российских РЛС «Днепр» в Скрунде (Латвия). Узел связи ВМФ в Вилейке (Минская область), принятый в эксплуатацию в январе 1964 г., перекрывает районы Атлантического, Индийского и частично Тихого океанов и обеспечивает связью корабли российского ВМФ на дальности до 10 тыс. км. Сверхдлинные радиоволны низких частот установленного там передатчика проникают в морскую воду и используются для связи с подводными лодками, находящимися в подводном положении. Станция также ведет радиотехническую разведку и радиоэлектронную борьбу. Радиотехнический узел и узел связи функционируют на основании межправительственных соглашений, подписанных 6 января 1995 г. на срок 25 лет с правом дальнейшего продления. В соглашениях особо оговаривается, что эти российские военные объекты не обладают статусом военных баз. В то же время речь о размещении в Беларуси новых российских военных объектов или тем более баз не идет. О том, что эта тема больше не актуальна, заявлял в июле 2018 г. тогдашний посол Беларуси в России И. В. Петришенко. Эту позицию подтвердил президент Беларуси Александр Лукашенко 6 ноября 2018 г. на встрече с аналитиками из США. Бывший в то время послом России в Беларуси М. В. Бабич поддержал белорусского президента: «Президент Белоруссии абсолютно прав: на сегодняшний день боевых возможностей российских вооруженных сил, белорусских вооруженных сил достаточно для отражения любой агрессии любого противника. В сегодняшней ситуации делать ничего не нужно. Но если, конечно, этот паритет будет нарушен, то, как правильно сказал президент Республики Беларусь, верховные главнокомандующие найдут эффективное решение для того, чтобы адекватно отреагировать на то развитие обстановки, которое может происходить».

 

Заключение

 

   Каковы же основные итоги наращивания военного присутствия США и НАТО в Польше и Прибалтике? Формально численность воинских контингентов пока невелика и размещаются они преимущественно на ротационной основе. На территории Польши находятся около 4,5 тыс. американских военнослужащих. К этому надо добавить еще около 330 военнослужащих Великобритании, Румынии и Хорватии в составе многонациональной боевой группы усиленного передового присутствия НАТО в Польше, а также несколько сотен военнослужащих США и других стран НАТО (кроме Польши) в составе многонациональных штабов и структур альянса. Таким образом, можно оценить военное присутствие США и других стран НАТО в Польше примерно в 5500 военнослужащих (на период учений эта величина существенно возрастает). В Прибалтике в составе трех многонациональных боевых групп усиленного передового присутствия НАТО дислоцируется более 3500 военнослужащих других стран НАТО. С учетом американских вертолетчиков в Лиелварде (150 военнослужащих), контингентов миссии «Baltic Air Policing» в Зокняе и Эмари (около 400 военнослужащих, по нашей оценке) и военнослужащих США и других стран НАТО в составе многонациональных штабов и структур альянса общее число иностранных военнослужащих в Прибалтике можно оценить цифрой порядка 4200-4500 чел. (на время учений оно также существенно увеличивается). Таким образом, в Польше и Прибалтике сейчас находятся порядка 10 тыс. военнослужащих США и других стран НАТО (без учета собственных вооруженных сил этих стран). Согласно Совместной декларации США и Польши о сотрудничестве в области обороны, американский ротационный военный персонал в Польше в ближайшем будущем будет увеличен еще примерно на 1000 чел. Казалось бы, это не представляет особой угрозы, но такая сравнительно небольшая цифра не должна вводить в заблуждение. Это лишь верхушка айсберга.

   На протяжении последних пяти лет США и НАТО активно осваивают будущий театр военных действий в Польше и Прибалтике. Идет создание и модернизация военной инфраструктуры (военных баз, военных аэродромов, портов, транспортных путей и т. д.), отрабатываются различные схемы быстрой передислокации в Польшу и Прибалтику войск США и других стран НАТО как с континентальной части США, так и из Западной Европы, созданы и наращиваются заблаговременно складированные запасы вооружений и военной техники для перебрасываемых американских воинских контингентов. На регулярно проводимых учениях отрабатывается оперативное взаимодействие войск США и других стран НАТО с вооруженными силами Польши и стран Прибалтики, десятки тысяч американских военнослужащих и военнослужащих других стран НАТО на практике ознакомились с особенностями местного ТВД и действий на нем.

  Тем самым создан потенциал для быстрого наращивания в случае необходимости сил США и НАТО в Польше и Прибалтике, а также в других странах Восточной Европы (прежде всего в Румынии и Болгарии, которые находятся за рамками нашего исследования). На повестке дня находится наращивание американских военных контингентов в Польше и создание там в том или ином формате постоянного американского военного присутствия. Первая постоянная база США в Польше – объект ПРО в Редзиково функционирует уже с ноября 2016 г. Не стоит выносить за скобки наращивание и модернизацию вооруженных сил Польши и стран Прибалтики, являющихся интегральной частью военных структур Североатлантического альянса. В этой обстановке оборонительные меры, предпринимаемые Россией и Беларусью, представляются вполне адекватными и оправданными.

   Локальный балтийский театр в стратегии Вашингтона никогда не станет определяющим для европейской безопасности. Особое внимание к Польше очевидно, но Польша - это скорее центрально-европейский узел безопасности, а не балтийский. Собственно, именно так она рассматривалась в исторической перспективе. Однако региональная безопасность - проекция глобальной безопасности, и, несмотря на постоянные провокации со стороны Вильнюса, Риги и Таллина, реальный потенциал конфликта, инициированного Вашингтоном, Монсом или государствами Прибалтики, не следует переоценивать. Вопрос о случайной эскалации был рассмотрен выше.

    Применительно к Балтийскому региону стратегия США, вероятно, не направлена на провоцирование открытого военного конфликта с Россией.

    Следует говорить о желании США решить несколько менее масштабных задач:

1) создание управляемой угрозы для России и Беларуси;

2) поддержание существующего уровня конфронтации между НАТО и Россией в целях контроля над ЕС.

Проблема в том, что управлять угрозой получается не всегда. Это связано с тем, что дилемма безопасности по-разному воспринимается по обе стороны воображаемого барьера. Действия, направленные на укрепление безопасности данного государства (например, присоединение к военно-политическим союзам), могут поставить его даже в более уязвимое положение, чем ранее. Тональность заявлений Таллина, Риги, Вильнюса в диалоге с Россией неадекватна как экономическим, так и политическим возможностям этих стран. Попробуем пойти за логикой наших оппонентов. «Слабая сила не может быть свидетельством полной решимости». Согласимся с этим тезисом и развернем его против потенциального противника. Российское военное присутствие на Балтике будет приводиться в адекватное внешним вызовам состояние. Уменьшатся вызовы - скорректируются контрсиловые действия. Мы не обещаем слабости нашим оппонентам и противникам. Таким образом, «фундаментальный вопрос: может ли Россия когда-либо стать нормальным партнером Запада?» - имеет столь же фундаментальный ответ: «тогда, когда Запад станет нормальным партнером России, в том числе в Балтийском регионе». Со своей стороны это накладывает определенные обязательства и на Россию. «Страны Балтии должны получить в лице России альтернативный американскому вектор долгосрочного гарантированного государственного развития в условиях равноправного партнерства». Собственно, об этом Россия говорит на протяжении десятилетий, но, к сожалению, так и не была услышана.

 

Укажем на следующие сценарии развития ситуации в восточной части Балтийского моря:

Сценарий 1. Стабильное сдерживание. Дилемма безопасности в регионе сохраняется. Обе стороны делают ставку на взаимное сдерживание, сохраняя минимальный диалог.

Сценарий 2. Неустойчивое сдерживание. Дилемма безопасности в регионе усиливается. Ухудшается внешний фон.

Сценарий 3. Региональный конфликт. Одна из сторон решает пойти на повышение ставок и добиться крупного выигрыша и серьезных уступок противоположной стороны. По замыслу одной из сторон, это поможет решить проблемы и на других направлениях.

Сценарий 4. С условным названием «Брестский мир». Ни войны, ни мира - концепция управляемого противостояния. В его основе - всемерное втягивание в военно-политическое сотрудничество с НАТО Фин ляндии и Швеции, окончательное закрепление их ассоциативного статуса в НАТО, отказ от мер доверия, предлагаемых Россией, информационная война. При умелом управлении подобный сценарий может развиваться в течение среднесрочной перспективы (5-7 лет) и далее выводить на сценарии 2 и 3.

Сценарий 5. С условным названием «Война судного дня» предполагает возникновение локального военного конфликта. Особенность конфликта в том, что он может быть как спровоцированным, так и де-ю- ре не спровоцированным той или другой стороной. Подобный конфликт может возникнуть в силу предельной географической ограниченности ТВД, в сочетании с отсутствием прогресса даже в тех вопросах, значимость которых не опровергается обеими сторонами (транспондеры).

Сценарий 6. С условным названием «Хельсинки» предполагает начало тяжелых и продолжительных, потенциально эффективных переговоров по мерам безопасности и доверия в регионе. Прогнозировать вероятность развития событий на Балтике достаточно сложно, особенно трудно оценить вероятность сценария № 3, так как он потенциально реализуем в большем - региональном (Европа) или глобальном сценарии.

   Вероятность реализации первого сценария в краткосрочной перспективе (год-два) нами оценивается примерно как 90%, второго - в 8%.  К примеру, воздушный и морской коридоры в районе эстонского острова Вайндло настолько узки, что любое перемещение самолета или корабля можно трактовать как нарушение воздушного пространства или территориальных вод. Сам остров находится на расстоянии 16 морских миль от российского острова М. Тютерс. При современных скоростях доказать или опровергнуть факт нарушения предельно трудно. Обвиняющий же получает очевидные преимущества если не военного, то политического характера. Типовая форма обвинений выглядит так: «день\месяц\год российский военный, военно-транспортный самолет, тип самолета без разрешения вошел в воздушное пространство Эстонии в районе острова Вайндлоо, сообщил генеральный штаб Сил обороны Эстонии. Самолет находился в воздушном пространстве Эстонии «менее одной минуты», «почти полторы минуты» совершал полет с включенным транспондером и предварительно представил план полета, согласно которому самолет должен был оставаться в международном воздушном пространстве».

  

Итог:

   Никакие дополнительные «мобилизации и перевозки» Западу не требуются. День «Д» может наступить, к примеру, в ходе или после масштабного учения ОВС НАТО «Defender Europe 2020». Упомянутые маневры растянутся на пять месяцев (январь–май 2020 года) и станут крупнейшей за последние 25 лет операцией по переброске войск США в Европу.

   В этот период, вдоль границы Союзного государства запланировано еще порядка 5-7 учений, которые связаны единым замыслом. Именно поэтому главное значение имеет скорость переброски воинских формирований, чему на всех последних маневрах было уделено особое внимание. Однако не только наличие сил и средств Альянса имеет значение, - если в течение нескольких минут не удастся нейтрализовать носители ядерного оружия, то можно считать войну проигранной. Поэтому Запад, прежде всего, постарается исключить/уничтожить ядерную основу Российской Федерации и систему управления войсками.

 

По замыслу эти пятимесячных учений «Defender Europe 2020».:

 

1)На северо-западе будут осуществлены удары из Эстонии на Санкт-Петербург, Псков - Старая Русса, а также из Латвии на Великие Луки и Смоленск. Здесь необходимо учесть, что на уничтожение группировки войск (сил), дислоцирующейся в Калининградской области, натовские генералы отвели всего двое суток, так как все военные и государственные объекты российского анклава находятся в зоне огня ствольной и реактивной артиллерии. В последующем область отдается Польше.

2)Одновременно из Польши и Литвы осуществляются удары по Белоруссии с захватом Минска уже к исходу пятых суток. К слову, северной столице России отвели вообще два дня! В последующем, минуя и блокируя оставшиеся воинские части Белоруссии, ударные группировки войск Североатлантического блока выходят к Смоленску.

3)Таким образом, к исходу 8-10 суток, по замыслу военно-политического руководства Альянса, должна быть выполнена ближайшая задача, в ходе которой Россия лишается своего главного стратегического союзника - Белоруссии, а ОВС НАТО должны выйти на рубеж Санкт-Петербург - Новгород - Смоленск - Климовичи. Ускоренный захват Белоруссии объясняется еще и тем, что с началом боевых действий в стране начинает активно действовать «пятая колонна» при поддержке ССО блока - в Минске начинаются уличные демонстрации, смещается действующая власть, во главе страны становится лояльный к действиям Вашингтона человек.

4)Затем, осуществляя перегруппировку и подтянув резервы, войска Альянса совершают стремительный бросок к Москве. Немногие очаги сопротивления на их пути жестоко подавляются мощными ракетно-авиационными ударами.

   Очевидно, что Украина, за счет имеющихся внутренних проблем и противоречий, от прямого участия в войне с РФ уклонится, но предоставит свои аэродромы, порты и воздушное пространство для авиации НАТО, что существенно облегчит задачу Альянсу по уничтожению выдвигающихся из глубины России стратегических резервов, а также критически важных объектов инфраструктуры государственного и экономического значения в Москве и Московской области.

  Функционируют и продолжают формироваться новыевоенные базы США в Болгарии, Польше, Румынии, на Украине (Львовская, Херсонская, Одесская обл. - в Очаково, Николаеве и Одесском порту); в т.ч центры радио-локационной разведки и слежения. К этому региону добавляется Крымский  регион и конфликтная ситуация у границ Крыма против Запорожской и Херсонской областей; неоднократные заходы и полеты самолетов и кораблей НАТО в акваторию Черного моря с разведывательными и демонстрационными целями.

 

Кавказский ТВД

  Один из самых сложных регионов, где идут вялотекущие террористические процессы в Северо-кавказских республиках, которые граничат с Азербайджаном, Грузией, Абхазией, Южной  Осетией. В этом регионе есть российский военные базы и охрана границы пограничными частями ФСБ РФ.

  Следует отметить, что в этом регионе самое напряженная обстановка по террористической угрозе  – ДАИШ (ИГИЛ), который воюет в Ираке, Курдистане, Сирии, Иране, и который собрал наемников со всех стран мира (около 60 стран) в т.ч. более 850 граждан РФ и более 7.5 тыс. граждан СНГ.

- Армения – соглашение о сотрудничестве с европ. союзом

- Азербайджан – 900 чел. воют в ДАИШ

- Грузия – лаборатории по разработке бактериологического оружия МО США

  С чем связаны последние споры вокруг границ северокавказских республик? Как они могут повлиять на обстановку в регионе и на соседние страны? Каким образом Москва влияет на ситуацию и предотвращает обострение отношений между субъектами федерации? На эти и другие вопросы мы постараемся ответить в этом докладе.

  В последнее время обострилась ситуация в Дагестане, в частности в Кизляре, в связи с определением границы с Чечней. До этого была подобная проблема в Ингушетии… Дело в том, что корни идут очень далеко. Был такой председатель парламента Чечни Дукуваха Абдрахманов. Он еще в 2006-2007 гг. говорил о том, что Кизляр не по праву принадлежит Дагестану и граница Чечни должна идти до Каспийского моря. То есть, в принципе, эти проблемы, пограничные, есть уже давно. Сегодняшнее обострение случилось из-за того, что чисто формально в РФ началось уточнение, вернее, внесение данных в единый реестр недвижимости, в том числе и пограничных муниципалитетов. И в этом смысле чеченская сторона решила этим воспользоваться и уточнить границы как с Ингушетией, так и с Дагестаном.

   С Дагестаном такая ситуация… Дело в том, что это были чисто границы между хозяйствами, никто их не воспринимал как границы между настоящими республиками. Никогда никто так не думал. И поэтому границы совершенно идиотские. Сейчас, например, указатель на въезде в город Кизляр, обозначающий Кизляр, стоит на территории Чеченской Республики. И, конечно же, у чеченской стороны есть предмет для торга, скажем так. То есть они хотят произвести некий обмен территорий. И для этого как раз и была эта вот ситуация с установкой указателя.

   Естественно, после того, что случилось в Ингушетии, в Дагестане это все восприняли очень болезненно. Хотя, на самом деле, того, что было с Ингушетией, в Дагестане не будет. Чеченская сторона прекрасно понимает, что обмен большими территориями произвести невозможно. И чеченская сторона понимает, что обмен надо произвести равноправный. То есть здесь никак чеченская сторона не будет идти на обострение.

   Но тут очень интересная позиция центра, потому что все мы понимаем, что Кавказ, особенно Дагестан, - сложный регион, там много народов, мало земли и так внутренних конфликтов полно. На этом фоне не становится ли миной замедленного действия для региона и для самого центра, в частности, появление такого, со стороны можно сказать, привилегированного субъекта, когда все конфликты решаются в пользу него? Ситуация плохая. Все разборки территориальные  это, действительно, мина замедленного действия. Но это фактор, который способствует очень серьезному обострению ситуации в регионе. А в случае с Ингушетией это привело к тому, что очень жестко обозначилось ингушское движение как таковое. И вот этот территориальный спор привел к тому, что ингушское национальное движение оформилось окончательно именно как ингушское, именно как национальное. И в этом смысле у этих территориальных споров есть очень сильный политизирующий потенциал.

  Как эти конфликты и в целом ситуация на Северном Кавказе могут сказаться на соседних республиках, в частности Азербайджане и Грузии? Конечно же, дестабилизация на Северном Кавказе сказывается на том, что происходит на Южном Кавказе. Дело в том, что с Азербайджаном, например, у Дагестана есть масса проблем, просто эти проблемы не обозначены. 2 села лезгинских были переданы, и есть очень большая проблема с Самуром и разделом, проблема с водой. И вот, собственно говоря, обострение пограничных проблем с Чечней может привести к тому, что в Дагестане могут вспомнить и об этом тоже. О том, что есть масса проблем пограничных, в том числе с Азербайджаном и в том числе и с Грузией. Конечно же, это все оказывает влияние, по крайней мере, на отношения с республиками Южного Кавказа.

     В последнее время наблюдается затишье на Северном Кавказе со стороны радикалов, исламистов, террористов… Спор вокруг границ северокавказских республик может дать толчок к новому витку их активизации. Это параллельные процессы. Конечно же, непосредственно ситуация с границами не влияет на ситуацию с подпольем, но что хотелось бы отметить, несмотря на полную победу над ИГИЛ на Ближнем Востоке, несмотря на то, что на Северном Кавказе удалось добиться очень хороших успехов в борьбе с подпольем, что тревожит…

  - Первое - это то, что подполье сохраняется,

  - Второе - то, что подполье становится очень молодым. Сейчас руководителям подполья от 18 до 22 лет. А по последним терактам в Чечне - там вообще участвовали дети 11 лет. То есть это говорит о том, что проблема никуда не делась, несмотря на то, что терактов стало меньше и т. д.

   - Третье – теракты:

- в июле 2019 года жертвами вооруженного конфликта на Северном Кавказе стали два человека.

- в августе 2019 года жертвами вооруженного конфликта на Северном Кавказе стали два человека.

- в сентябре 2019 года жертвами вооруженного конфликта на Северном Кавказе стали пять человек, трое из них погибли и двое получили ранения.

- в Кабардино-Балкарии в ходе контртеррористической операции были убиты два предполагаемых участника вооруженного подполья.

-  в Чечне при попытке задержания был убит предполагаемый участник вооруженного подполья.

- в Ингушетии при попытке нападения на полицейских получили ранения два человека - сотрудник силовых структур и предполагаемый участник вооруженного подполья.

- в Азербайджане зафиксированы снайперские обстрелы в зоне конфликта. Позиции азербайджанских войск в зоне карабахского конфликта и в селах на границе с Арменией были обстреляны за сутки 21 раз, в том числе из снайперских винтовок, сообщило Минобороны страны. Как писал «Кавказский узел», 17 декабря 2019 года Минобороны Азербайджана зафиксировало 23 обстрела своих позиций за сутки. Военное ведомство Армении в тот же день обвинило Азербайджан в обстреле села Коти Тавушской области и автомагистрали Иджеван - Ноемберян. Число обстрелов, которое фигурирует в ежедневных сводках Минобороны Азербайджана, резко снизилось после того, как 28 сентября 2018 года руководители Азербайджана и Армении договорились создать механизм предотвращения нарушений перемирия. Если в сентябре 2018 года Азербайджан ежедневно фиксировал от 73 до 113 обстрелов в зоне конфликта, то с октября того же года, Азербайджан сообщает о максимум трех десятках обстрелов за сутки. Режим перемирия был нарушен за сутки 21 раз, сообщила сегодня пресс-служба Минобороны Азербайджана. По данным министерства, стрельба велась, в том числе из снайперских винтовок, как с территории Армении, так и с позиций, подконтрольных властям Нагорного Карабаха. «Подверглись обстрелу позиции азербайджанской армии на безымянных высотах на территории Газахского района, в селах Геяли, Заманлы и на безымянных высотах на территории Гедабекского района», - говорится в сообщении, размещенном на сайте Минобороны. Газахский, Гедабекский и Товузский районы Азербайджана граничат с Тавушской областью Армении, расположенной на северо-востоке страны. 18 декабря, режим прекращения огня был нарушен, по версии азербайджанской стороны, 22 раза. Обстрелам, в том числе из снайперских винтовок, подверглись, в частности, позиции азербайджанских войск в селах Ферехли, Ашагы Аскипара Газахского района, а также в селе Агбулаг Товузского района, говорится в сообщении на сайте военного ведомства Азербайджана.

Министерства обороны Армении и Нагорного Карабаха пока не прокомментировали на своих сайтах эти заявления.

    В апреле 2016 года, после обострения карабахского конфликта, стороны договорились о перемирии, однако вооруженное противостояние не прекратилось. В течение первых двух лет обстрелы в зоне конфликта фиксировались каждый день.

   Справка: «Кавказский узел», - медиа-канал, предположительно финансируемый ДАИШ. Связь осуществляется через мессенджеры «Lt feedback banner» «WhatsApp» «Telegram». 8 903-767-6060 - форма мобильной связи. Фото и видео для публикации нужно присылать только через «Telegram», выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы «Telegram» и «Whats App» более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях «Telegram» и «Whats App». Сайт: https://www.kavkaz-uzel.eu

 

  Постоянно меняющаяся военно-политическая обстановка в мире требует повышенного уровня подготовки войск в ЮВО (Южный военный округ). В 2019-м году в Министерстве Обороны спланировали сформировать на Северном Кавказе дивизию, а также соорудить как минимум один новый военный полигон. Один из полков этой дивизии будет располагаться на территории Ингушетии, как и новый полигон для стрельб из танков, БМП и для отработки тактических действий войск. Для этого командующий ЮВО запросил у Евкурова 8754 гектар на территории муниципальных образований Нестеровское, Берд-Юрт, Алхасты, Чемульга, Аршты и Галашки Сунженского района. Такая локация означает, что новый полигон будет располагаться в восточной части Ингушетии рядом с Чеченской республикой. Из выше написанного мы понимаем, что на южных непосредственно горно-кавказских рубежах планируется усиление российской военной машины. Непонятно пока только, где будут располагаться остальные полки дивизии, но можно предположить, что они обоснуются в двух соседних республиках - Северной Осетии и Чечне. Другой вариант - речь идёт о новой дивизии на базе 19 мотострелковой бригады (Владикавказ - Северная Осетия), (создана в  конце 2018-го года). Ещё одна дивизия, запланированная на конец 2018-го года, сформирована на базе 136-й мотострелковой бригады (Ботлих, Буйнакск - Дагестан). Ранее, в 2016-м году,  в Чечне была восстановлена 42-я гвардейская мотострелковая дивизия на базе трёх мотострелковых бригад. И это не считая усиления ПВО, а также сухопутных сил в юго-западной части России - кавказского Причерноморья, Ростовской области и Крыма.

   У наращивания военной мощи Кремля на Северном Кавказе есть два наиболее вероятных объяснения: это подготовка либо к внутрироссийскому, либо к международному вооруженному конфликту.

   В случае внутрироссийского кризиса власти, несмотря на скепсис ряда экспертов к сепаратистскому сценарию элит северокавказских республик, в Кремле традиционно придерживаются другого мнения. Сохраняющиеся опасения и недоверие лояльности Кавказа в Кремле подтвердил в интервью журналу «Esquire» главный редактор радио «Эхо Москвы» Андрей Венедиктов. По его словам, главной внутрироссийской угрозой российские элиты считают национальные республики с мусульманским населением. В таком случае, укрепление российской военщины в северокавказских республиках могут служить гарантом контроля над южными субъектами РФ.

  В особенности, опасения сепаратистского сценария касаются Чеченской республики. Если до 2017-го года мы видели наращивание военной мощи в Чечне и в особенности создание учебно-тренировочной базы спецназа, то теперь очередь дошла до соседей Ингушетии. Это может означать, что «дагестанские», «ингушские» и «осетинские» группировки могут стать теми силами, которые в кратчайшие сроки не допустят повторения ичкерийской истории.

   Но кризис в государстве может сказаться и на международной обстановке. На южных рубежах это касается в первую очередь Закавказья, где в случае ослабления России возможны попытки восстановления силовыми методами территориальной целостности Грузии в Южной Осетии и Абхазии, и Азербайджана в Карабахе, чего Россия не позволяла им даже в кризисные для себя 1990-е годы.

   Поэтому, создание полнокровных мотострелковых дивизий в северокавказских республиках можно рассматривать как универсальную силу, на которую и будет опираться центральная власть в случае серьёзных внутригосударственных потрясений и ухудшения обстановки на южных рубежах России.

 

 

Азиатский ТВД

     В этом регионе создает напряженность присутствие войск НАТО в Афганистане. Боевые действия террористического формирования «Талибан» ведет как против выходящих войск НАТО, так и ведет террористические действия на границах Таджикистана, Кыргыстана, Узбекистана. Количество казахстанцев, покинувших страну, чтобы примкнуть к боевикам запрещённой в России террористической группировки «Исламское государство» в Сирии и Ираке, составляет примерно 500 человек.

    ВОЙНА с КНДР. США ЛЮБЫМИ ПУТЯМИ ПЫТАЕТСЯ РАЗВЯЗАТЬ ОЧЕРЕДНУЮ ВОЙНУ НА ЮГО-ВОСТОКЕ и ВТЯНУТЬ в  неё РФ, КИТАЙ и ВСЕ СТРАНЫ ЭТОГО РЕГИОНА.

 

    В то время, как фронт на Ближнем и Среднем Востоке уже фактически открыт и идёт усиленное поливание «керосином» его основных очагов, Запад тихо и без особой шумихи готовит новый театр военных действий. Азиатско-Тихоокеанский регион станет ещё одним из фронтов глобальной войны. Практически во всех странах этого региона идет гонка вооружений. И это время мирового экономического кризиса. Ясно, что элиты этих стран понимают неизбежность значительных столкновений и готовятся к войне за своё будущее и природные ресурсы. Особенно четко виден процесс гонки вооружений у наиболее богатых держав региона – Китая, Японии, Индии, Южной Кореи и Австралии. Хотя и другие государства стараются модернизировать свои вооружённые силы, делая упор на развитии ВМС и ВВС. Это связано со спецификой театра будущих военных действий. Надо отметить, что хозяева Запада, видимо, готовы к ограниченному применению ядерного оружия в регионе от Пакистана до Китая. Запад закрыл глаза на появление ядерного оружия у Индии и Пакистана. Когда Москва передумала помогать Китаю в создании ЯО, Пекин был «обласкан» Западом. Не секрет, что французские атомщики внесли значительный вклад в освоение Китаем ядерных технологий. И нельзя сказать, что США не могли оказать давление на страны Азии или пресечь каналы получения информации. Так, индийская атомная программа опиралась на помощь Израиля и Южной Африки. К примеру, Вашингтон в ультимативной форме принудил свернуть свои атомные программы Бразилию, Аргентину и Чили, которые практически прошли весь предварительный цикл и стояли на пороге создания ЯО. США не нужен ядерный конфликт в своем подбрюшье - общеизвестно, что в отношениях латиноамериканских государств существует значительное количество нерешенных проблем, из-за чего между ними то и дело происходят вооруженные столкновения. В результате выходит, что США (и хозяева Запада) допустили существование атомного оружия на Дальнем Востоке и в Юго-Восточной Азии, но приложили все усилия, чтобы его не было в Латинской Америке, на Ближнем Востоке, в большинстве стран Европы. Ядерное оружие разрешили иметь и помогли создать только странам, которые входят в элитную группу - Великобритании, Франции и Израилю.

    Ограниченное применение ЯО, ожесточённые войны в Юго-Восточной Азии и АТР решат для Запада сразу несколько важнейших задач. Будет разрушен альтернативный центр мирового развития (Китай и Россия имеют потенциал для реализации другой концепции развития человечества). Произойдёт масштабное разрушение инфраструктуры, Китай перестанет быть «мировой мастерской». Таким образом, Запад получит возможность строить Новый Мировой  порядок с «чистого листа». Коллапс инфраструктуры, гибель людей (в первую очередь жителей мегаполисов) от ядерных и ракетных ударов, приведёт к тому, что в самых густонаселённых государствах люди будут брошены в хаос войны, обречены на массовую миграцию, голод и эпидемии. Хозяева Запада решат ещё одну важнейшую задачу – резкое сокращение людской популяции. Исламский мир, и так погружающийся в хаос, получит сильнейший удар, все его внимание, ресурсы будет поглощены для минимизации последствий этой катастрофы. Такая же судьба ждёт и Россию, даже если она сможет остаться в стороне от антикитайской войны. Хаос в Евразии приведёт к окончательному падению «общества всеобщего благоденствия» в Европе и США. Позволит хозяевам Запада кратчайшие сроки перейти к «новой» общественно-политической формации = неорабовладельческой системе на базе современных достижения науки и техники.

 

Основные линии разлома:

- Китай против Индии.

  Две крупнейшие державы (и цивилизации) этого огромного региона издавна являются геополитическими соперниками. Следует вспомнить, что в 19 столетии Великобритания (а значит, и британская Индия) выступала в роли заклятого врага Китайской цивилизации: тот самый опиум, ради которого западные державы развязывали «опиумные войны» против империи Цин, выращивался именно в Индии. При этом США стремились утвердиться на территории Китая, потеснив европейские державы (в первую очередь британцев), в том числе и через подготовку антимонархических кадров. Так, американская протестантская миссия в Шанхае готовила кадры для будущего Гоминьдана, т. е. фактически закладывала основы китайской «демократии». Британцы же заложили и базис под китайско-индийский пограничный вопрос. На британо-тибето-китайской конференции в Симле в 1913-1914 гг., в соответствии с предложениями Великобритании восточный участок границы Индии и Тибета устанавливался по так называемой «линии Макмагона». В результате возникла погранично-территориальная и тибетская проблема в индийско-китайских отношениях. В декабре 1964 г. премьер-министр КНР Чжоу Эньлай выступил с заявлением, в котором предупредил Дели о том, что Пекин никогда не отказывался от своего суверенитета над 90 тыс. кв. км территории, расположенной южнее линии Макмагона. Данной позиции КНР придерживается до сих пор.

    Необходимо отметить, что современное противостояние Китая и Индии - это не только наследие 19 и 20 столетий, где его инициаторами выступали две англосаксонские державы. Это противостояние имеет более чем тысячелетнюю историю и связано с циливизационными основами двух держав: конфуцианская монархия препятствовала распространению в стране индийского буддизма. Индийская цивилизация выступала в роли источника духовной и идеологической враждебности.

    Союзниками Китая выступают две ядерные державы, с мощными вооружёнными силами - Северная Корея и Пакистан. Однако эти две страны слабы в экономическом плане и имеют массу проблем. КНДР - это фактически страна-изгой, её военный потенциал блокируется с помощью Южной Кореи и Японии при поддержке США. Пакистан является одним из «пороховых погребов» планеты. Это искусственное государство, продукт политики британцев по расчленению Индийской цивилизации. Страна имеет огромные проблемы в области водоснабжения, продовольствия, демографии, экономики. Конфликт с Индией и внутриполитическая ситуация могут привести к расколу страны на несколько частей уже в ближайшей перспективе. Потенциал Пакистана блокируется с помощью Индии, которая при поддержке Запада, Израиля и России, имеет намного более мощные военные и научные возможности. Кроме того, у Китая прочные позиции в Бангладеш и Мьянме. В последнее десятилетие у Дакки сложились самые теплые отношения с Пекином. Сотрудничество между двумя странами укрепляется не только в сфере экономики, но и области модернизации бангладешских ВС с помощью китайцев. Надо отметить, что Бангладеш и Индия имеют довольно напряженные отношения. Китайцы поставляют в страну большое количество разнообразной военной техники от стрелкового вооружения до морских кораблей. Аналогично развиваются отношения и с Мьянмой. Китай является основным торговым партнером государства (товарооборот между странами составляет около 5,2-5,3 млрд. долларов США в год) и главным инвестором в экономику Мьянмы (суммарный объем накопленных китайских инвестиции составляет около 16 млрд. долларов). Китайцы занимаются реализацией ключевых инфраструктурных проектов в государстве, развитием ее экономики, к примеру, энергетического сектора. Китай также помогает стране в укреплении вооружённых сил. В частности, в Мьянме появились китайские танки MBT-2000. Да и Бангладеш в 2011 году приобрел 44 танка MBT-2000.

    Правда, Мьянма и Бангладеш - слабые союзники. Они нужны Китаю, чтобы стан врагов ещё более не усилился. К тому же Бангладеш - это одна из точек воздействия на Индию. А Мьянма нужна, чтобы на границе с этой страной был порядок, плюс, как источник ресурсов и рынок сбыта китайских товаров. Своего рода это страны-спутники, не имеющие самостоятельного стратегического значения.

 

- Союз стран против Китая.

 США продолжают древнюю стратегию, основанную на принципе «разделяй и властвуй» и предпочитают сдерживать Китай силами других стран. В настоящее время активизировался процесс создания антикитайской коалиции. США восстанавливают свои военные связи с Австралией и Новой Зеландией (блок АНЗЮС), ведут активную работу по сколачиванию антикитайского союза. Китай имеет довольно мощные противоречия с рядом соседних стран. В стане противников Поднебесной весьма серьёзные противники – Япония, Южная Корея, Тайвань, Вьетнам, Индия, Австралия. Фактически такие государства, как Япония, Южная Корея, Тайвань и Филиппины являются для США первой линией обороны от Китая. В эту группу сейчас, несмотря на тёмное пятно в истории американо-вьетнамских отношений - американо-вьетнамскую войну, втягивают и Вьетнам. Видимо, в эту группу войдут также Малайзия и Индонезия, имеющие одну и ту же проблему с китайской диаспорой у себя дома. К тому же Малайзия является одной сторон конфликта за острова Спратли в юго-западной части Южно-Китайского моря. Фактически вся восточная часть Большой Евразии и Океания выступают против Поднебесной. КНР для них - экономический конкурент, исторический противник, государство, имеющее территориальные претензии практически ко всем соседям, постоянно наращивающий военную мощь гигант. К тому же в сознании народов, окружающих Китай, усилиями Запада создан и внедрен в массовое сознание миф о «китайской угрозе».

    Вот несколько новостей, дополняющих картину складывающегося антикитайского союза. 5 января 2012 года была обнародована новая военная стратегия США, где сообщается, что Вашингтон намерен сконцентрировать силы и ресурсы на Азиатско-Тихоокеанском регионе. Ещё осенью 2011 года США и Австралия подписали соглашение о расширении американского военного присутствия на Зеленом континенте. Было принято решение о размещении на австралийской военной базе под городом Дарвин до 2,5 тыс. американских морских пехотинцев. Соглашение также предусматривает увеличение числа американских самолетов, которые будут размещены на базах на севере Австралии. Весной 2012 года первая группа из 200 солдат американской морской пехоты прибыла в австралийский порт Дарвин. Кроме того, в рамках укрепления военных связей между государствами, Вашингтон также может разместить свои авианосцы и атомные подводные лодки в городе Перт на западе Австралии. Принято решение об увеличении количества совместных военных учений.

    3 июня 2012 года агентство Синьхуа со ссылкой на Министерство обороны Сингапура сообщило, что Сингапур дал принципиальное согласие Соединенным Штатам на размещение в его водах 4-х американских боевых кораблей прибрежной зоны. Данное решение о базировании американских боевых кораблей принято на базе подписанных Сингапуром и США, соответственно, в 1990 и 2005 гг. меморандума о сотрудничестве и стратегического рамочного соглашения. Сингапур занимает стратегическое положение в Малаккском проливе, через который проходят важные морские пути с Африки и Ближнего Востока в Восточную Азию. Кроме того, государство находится на южной оконечности Южно-Китайского моря и является областью территориальных споров между Китаем, Вьетнамом, Филиппинами, Тайванем, Малайзией, Брунеем (проблема островов Спратли и Парасельских островов). Поэтому, размещение кораблей американских ВМС в Сингапуре является для Китая прямой угрозой.

 

    Ещё одним государством, которое усилило контакты с США стали Филиппины. Страна готова к усилению американского военного присутствия. Манила очень бурно реагирует на попытки китайцев утвердиться на спорных территориях архипелага Спратли. Так, ещё в 2008 году Филиппины заявили, что будут «сражаться до последнего моряка и морского пехотинца» за острова Спратли. Филиппины готовы принять корабли американских ВМС и разведывательные самолеты. Рассматриваются также сценарии размещения на территории государства дополнительных американских войск. В настоящее время на Филиппинах размещено около 600 американских военных. С 2002 года они находятся в качестве военных советников на острове Минданао и помогают филиппинским ВС бороться с исламистами, которые действуют на юге страны. Кроме того, планируется чаще проводить совместные военные учения. В мае пришло сообщение, что Вашингтон планирует в три раза увеличить военную помощь Маниле в целях укреплений связей между двумя странами и в связи с обострением отношений с КНР из-за спорных островов. По данным американского посольства США с 2002 года Манила получила от США почти 500 млн. долларов в качестве военной помощи. Причём в эту сумму не включена передача 20 восстановленных вертолетов и патрульных кораблей класса «Cyclone» и «Hamilton».

   В конце мая 2012 года прошло первое двустороннее учение ВМС Австралии и Республики Кореи. Основные задачи учения - улучшение взаимодействия при проведении морских операций по согласованию систем связи и организации противолодочной борьбы. После учений с корейцами, фрегат УРО ВМС Австралии «Ballarat» прибыл в Японию для участия в совместных учениях с японскими ВМС. В июне же впервые провели совместные военно-морские учения Индия и Япония. Военные маневры прошли в заливе Сагами в префектуре Канагава. Индийские Военно-морские силы представляли четыре корабля - эсминец, фрегат, корвет и корабль поддержки. Япония вывела в залив два эсминца при поддержке морской авиации. На 2012 год запланировано ещё одно индийско-японское учение, уже с заходом японских кораблей в порты Индии. Кроме того, Индия и Япония разрабатывают план взаимодействия в оборонной сфере и обсуждают вопрос трехстороннего военного сотрудничества с США. 21-22 июня у южного побережья Корейского полуострова пройдёт первое в истории трехстороннее военно-морское учение США с Южной Кореей и Японией. Американские ВМС в учении должен представить авианосец «Джордж Вашингтон», стоящий в японском порту Йокосука. Какие корабли примут участие в учении со стороны Японии и Южной Кореи, пока не известно.

     Нельзя не заметить и партнёрства Индии, Вьетнама и США. Индия и Вьетнам в последние годы налаживают между собой тесные связи именно на антикитайской почве. 4 июня 2012 года прошла встреча двух министров обороны США и Вьетнама в рамках официального двухдневного визита американского министра обороны Л. Панетты в эту азиатскую страну. Вьетнамская сторона попросила Вашингтон снять с Ханоя эмбарго на ввоз американского оружия. По словам главы вьетнамского военного ведомства Фунг Куанг Тхань, снятие этого запрета поможет Ханою модернизировать вооруженные силы страны и положительно скажется на отношениях двух государств. Вьетнам выразил готовность закупать у Штатов оружие, а также привлекать американских партнеров для ремонта и модернизации устаревшей военной техники.

    Ещё одним мощным игроком в антикитайской коалиции могла бы стать и Российская Федерация (с Казахстаном). Запад и его агенты в России активно добиваются этого. «Китайская угроза» - это один из самых мощных мифов, который активно внедряли и внедряют в России. Хотя ясно, что Китай угрожает России только в случае её развала из-за внутренних проблем. При таком сценарии Китай будет вынужден пойти на оккупацию ряда дальневосточных и сибирских территорий, или создать там зависимые буферные государства. Сильной России Китай ничем не угрожает. Серьезным шагом в направлении ухудшения отношений между Москвой и Пекином стала поддержка со стороны РФ натовской группировки в Афганистане. Военный транзит через русскую территорию - это не только участие в войне Запада на территории Афганистана и потворство в его наркобизнесе. Это потенциально недружественная акция в отношении Поднебесной. Присутствие сил НАТО в Афганистане - это угроза всем соседним державам. Не проходят мимо внимания Пекина и попытки Москвы «подружиться» с США и НАТО, вроде заявлений о планах строительства совместной ПРО, регулярный участи российских ВС в западных военных учениях и т. д.

- Основные зоны локальных, региональных конфликтов, которые могут привести к большой (глобальной) войне:

 

1) Конфликт Японии и России из-за Курильских островов. Заявления Токио по поводу «Северных территорий» приняли в 2011 году явно агрессивный характер. Только природная катастрофа марта 2011 года несколько остудила пыл Японии. Однако нельзя сказать, что проблема решена. Японцы явно взяли курс на наращивание военно-морской и воздушной мощи. Их потенциальные враги – это Россия, КНДР и Китай. Не исключено, что претензии Японии могут подержать и США со всем «мировым сообществом». Необходимо также отметить, что у Японии есть территориальный спор и с Китаем – это проблема островов Сенкаку (китайское название Дяоюйдао) в Восточно-Китайском море. Островами в настоящее время владеет Япония, а раньше они принадлежали Китаю, но после оккупации Японией в 1895 году острова Тайвань они были включены в состав Японской империи. Пекин в 1992 г. объявил эти острова «исконно китайскими». Особенно вырос интерес к островам, когда в 1999 здесь были обнаружены значительные запасы природного газа.

2) Конфликт между Северной и Южной Кореей. Вооружённые стычки на границах двух стран стали уже обыденным делом. Нельзя отвергать факта, что одна из этих стычек может стать началом большой войны между двумя частями корейского народа. В таком случае участие США, Японии (союзники Сеула) и Китая (союзник Пхеньяна) становится неизбежным. Да и русский Дальний Восток будет затронут.

3) Конфликт между Китаем и Тайванем. Китайское правительство претендует на суверенитет над островом Тайвань. После победы в гражданской войне китайских коммунистов, на остров отступило гоминьдановское правительство Китайской Республики под руководством Чан Кайши. При поддержке Соединённых Штатов Америки гоминьдановцы удержались на острове. Пекин рассматривает Тайвань и прилегающие острова как часть единого и неделимого китайского государства. В свою очередь Руководство Китайской Республики (Тайваня) также претендовало на суверенитет над всей территорией Китая (называя себя законным правительством). Резкое наращивание военной и морской мощи КНР серьезно беспокоит тайваньское руководство. Баланс сил в Тайваньском проливе сместился в пользу Китая. Особые надежды Тайбэй возлагает на военно-техническое сотрудничество с Вашингтоном, особенно в отношении модернизации Военно-воздушных и Военно-морских сил, ракетного вооружения. Кроме того, Тайвань участник территориального спора из-за архипелага Спратли и Парасельских островов.

4) Проблема островов Спратли и Парасельских островов. Архипелаг Спратли – это группа островов в юго-западной части Южно-Китайского моря. Их площадь очень незначительна, но они занимают стратегически важное положение в регионе. К тому же речь идёт о биоресурсах, шельфе - исследователи сообщают о наличии значительного количества нефти и природного газа. Нельзя отбрасывать и фактор национального самолюбия – отдать территорию другому государству без уважительных причин, это позор для правительства. Территория архипелага оспаривается сразу шестью странами: Китаем, Вьетнамом, Тайванем, Малайзией, Филиппинами и Брунеем. Наиболее ожесточённый конфликт отмечается между Китаем и Вьетнамом, Китаем и Филиппинами. Аналогичный конфликт связан и с Парасельскими островами. В 1974 году они были захвачены китайцами, но на них также претендует Тайвань и Вьетнам.

5) Камбоджийско-тайский пограничный конфликт. Камбоджа и Таиланд имеют вековой территориальный спор из-за области вблизи храмового комплекса Прэахвихеа (Преах Вихеар). В 2008, 2009 и 2011 гг. спор выливался в вооружённые конфликты.

6) Китайско-индийский пограничный вопрос. Китай и Индия имеют два спорных участка: Аксай-Чин в северо-восточной части Кашмира и северная часть современного штата Аруначал-Прадеш. Кроме того, отношения двух держав обостряются из-за проблемы Тибета и индийско-пакистанских отношений.

7) Индо-пакистанский конфликт. Этот конфликт продолжается до сего дня с момента раздела Британской Индии в 1947 году. Главной причиной конфликта между Дели и Исламабадом является спор вокруг принадлежности региона Кашмир. В результате войны 1947—1949 гг. Индия получили контроль над примерно 2/3 территории Кашмира, остальная часть отошла Пакистану. Эта проблема стала причиной трёх войн: 1947—1949, 1965 и 1971 гг. Кроме того, с 1984 г. шёл незначительный пограничный конфликт на леднике Сиачен, а в 1999 году Исламабадом была спровоцирована Каргильская война. В настоящее время Дели открыто признают, что готовятся к войне на двух фронтах – против Пакистана и Китая.

8) Сценарий северной экспансии Китая. Пекин имеет явные или скрытые претензии практически ко всем странам на своих северных и северо-западных границах – России, Монголии, Казахстану, Киргизии, Таджикистану. Если будет реализован план смуты в Средней Азии и России, Пекин этим воспользуется. Естественно, что тут интересы Китая столкнутся с интересами Японии, США и Евросоюза.

   Элиты азиатских стран понимают, что регион ждёт серия конфликтов, которые могут вылиться в большую войну. Эта война затронет практически все страны Южной Азии и Азиатско-Тихоокеанского региона. Исходя из особенностей будущего театра военных действий, государства АТР вышли на лидирующие места по наращиванию военно-морских вооружений, уступая только США. Кроме того, огромное внимание уделяется развитию Военно-воздушных сил. Лидерами по развитию своих ВМС и ВВС являются Китай и Индия, за ними идут Япония, Южная Корея, Австралия, Тайвань, Индонезия, Вьетнам, Малайзия и другие государства. Азиатские страны в течение долгого времени переживали период уверенного экономического роста, их меньше всего затронули кризисные явления последних лет, что дает им возможность безболезненно для экономики модернизировать свои вооруженные силы, наращивая их мощь. Кроме того, азиатские элиты почувствовали , что старый мир - система договорённостей, которые были заключены в ходе и после Второй мировой войны, рушится. Близится эпоха нового мирового порядка.

   В АТР сместился не только экономический полюс, но и полюс гонки морских и иных вооружений. Вашингтон этот факт отметил изменением своей глобальной военной стратегии: в 2011 году было принято решение сократить военное присутствие во всех регионах мира, кроме одного, «критически важного», - Азиатско-Тихоокеанского. Кроме того, с 2007 года, впервые за 60 лет, американский Тихоокеанский флот стал превышать Атлантический. И это не случайность, а вполне выверенная стратегия. В АТР сосредоточены многие важные для глобальной экономической системы торговые пути, проливы, порты, а также промышленные, минеральные и биологические ресурсы. Необходимо отметить и тот факт, что Австралия является одной их резервных баз для т. н. «мирового правительства».

 

Китай

 

Ключевой державой Восточной Азии, которой некоторые аналитики пророчат роль новой сверхдержавы планетарного уровня и нового главного противника Соединенных Штатов, является Китайская Народная Республика. Почти три десятилетия беспрецедентного экономического роста позволяют Пекину проводить все более активную внешнюю политику. Для Поднебесной, с её более чем миллиардным населением и целым рядом серьёзных внутренних проблем и противоречий, экономический рост и внешняя экспансия (пока финансово-экономическая и демографическая) является вопросом выживания. В свою очередь, быстрый рост экономики требует беспрепятственного доступа к природным ресурсам и стратегическим торговым путям. Это является ключевой причиной все более возрастающего внимания китайского военно-политического руководства к сфере обороны. Необходимо отметить и фактор уязвимости КНР. Почти по всем направлениям - потенциальные враги, морские пути и приморские города-гиганты уязвимы.

   В АТР сконцентрировано значительное число неурегулированных споров о морских границах и правах экономического освоения ресурсов. Так, в Восточно-Китайском море у Поднебесной есть ряд разногласий с Японией и Южной Кореей. Наиболее значимым является спор вокруг принадлежности контролируемых японцами островов Сенкаку, где уже происходили конфликты между китайскими рыболовными судами и кораблями ВМС Японии. Также в Южно-Китайском море китайцы имеют территориальные противоречия по поводу разграничения исключительной экономической зоны с Вьетнамом, Тайванем, Малайзией, Филиппинами и Брунеем. Из-за вопроса принадлежности островов Спратли и Парасельских островов уже происходило несколько вооружённых конфликтов.

    Кроме того, китайские интересы, связанные с доступом к природным ресурсам и морским путям, простираются гораздо дальше восточной части Тихого океана. КНР стремится закрепиться в ключевых для него регионах Южной Азии, Африки, Латинской Америки, Карибского бассейна. Китайцы делают шаги по закреплению в западной и южной части Тихого океана. Пока ключевыми для Поднебесной являются экономические интересы, но военно-политические соображения также играют важную роль в наращивании мощи армии и флота. Наиболее чувствительными для Пекина являются проблемы Тайваня и американского военного присутствия в Восточной Азии. В первую линию обороны США входит Япония, южные и северные островные архипелаги, Южная Корея, Тайвань и Филиппины. Эта линия является инструментом американского сдерживания и ограничивает свободу стратегического маневра.

 

   В 2011 году китайский военный бюджет Китая составлял около 120 млрд. долларов США. По данным группы американских исследований IHS, военный бюджет Китая к 2015 году удвоится и составит примерно 238 млрд. долларов. В результате в 2015 году китайские оборонные расходы будут больше, чем совокупный аналогичный бюджет 12 государств Азии и Тихого океана, и 4 раза больше, чем у Японии, которая занимает второе место в регионе по военным расходам. Согласно данным Пентагона, государственные расходы Китая на оборонные нужды в 2012 году составят 120 – 180 млрд. долларов, хотя китайские власти объявили только о 106 млрд.

    В последние два десятилетия Китай уделял огромное внимание космической сфере, развитию ВВС и ВМС. Из последних достижений: авиастроительное предприятие «Chengdu» собрало 4 прототипа перспективного истребителя J-20 (истребителя пятого поколения); идут ходовые испытания первого авианосца «Ши Лан»; первая женщина-астронавт Лю Ян полетела в космос и т. д. Китай становится морской державой с реальной авианосной и амфибийно-десантной составляющими. КНР планирует после ввода в строй «Ши Лана», самостоятельно построить два новых неатомных авианосца водоизмещением 50-60 тыс. тонн до 2020 года, а затем начать строительство атомных авианосцев. В 2007 и 2011 году были введены в строй два универсальных десантных корабля проект 071. В 2011 году спущен на воду третий корабль. На корабле могут одновременно располагаться до 1 тыс. морских пехотинцев и авиационная группа (4 вертолета). Всего планируется построить шесть аналогичных кораблей. Кроме того, посадочными площадками и ангарами оборудованы 35 фрегатов и эсминцев, большое госпитальное судно проекта 920 водоизмещением около 14 тыс. тонн. В дополнение к УДК проекта 071 китайские военные планируют разработать ДВКД проекта 081, они будут аналогичны по размеру и возможностям французскому «Мистралю».

    Для «Ши Лана» и будущих авианосцев в Китае на основе советско-российского Су-33 создали собственную версию палубного истребителя - J-15. Идёт активная разработка самолета ДРЛО, во многом схожего с американским E-2 «Hawkeye», и вертолета дальнего радиолокационного обнаружения типа Z-8, который является копией российского Ка-31. Китай продолжает совершенствовать надводные и береговые ракетные силы, подводный флот. Всего в составе Военно-морских сил НОАК находится около 200 боевых кораблей основных типов, включая 54 НАПЛ, 25 эсминцев, около 50 фрегатов. К 2015 году КНР должна стать крупнейшей судостроительной державой мира, окончательно обогнав Южную Корею. В ближайшие 20 лет в стране планируют построить 113 боевых кораблей. Так, в июне 2012 г. состоялся спуск на воду строящегося для китайских ВМС второго корвета нового проекта 056 (головной корвет проекта 056 был спущен 22 мая 2012 года). Всего на верфях в Шанхае и Гуанчжоу в различных стадиях готовности находятся ещё четыре корабля этого типа.

 

Япония

 

Япония, которая в экономическом плане уступила своё место Китаю, все ещё является одним из лидеров региона. Изменение политической, экономической и военной ситуации в мире и АТР, ведет к определенному смещению стратегических ориентиров японской дипломатии в направлении национальной безопасности. Стратегия японской безопасности раньше опиралась на союзнические отношения с США (практически вассальные), но теперь может быть скорректировано в сторону более равного партнёрства, возможна даже полная смена стратегического курса. Надо сказать, что японцы не забыли поражения от США и СССР, и при возможности могут попытаться взять исторический реванш. Главный вопрос стратегической перспективы Японии состоит в том, чтобы стать подлинно великой державой, при этом на первом этапе сохранив поддержку США в сфере национальной безопасности. Необходимо учесть и тот факт, что азиатские народы недолюбливают японцев, помня о их зверствах в годы Второй мировой войны. Правда, в последние годы «китайская угроза» стала более приоритетной, чем враждебное отношение к Японии.

       Судя по всему, Япония долгое время не могла выработать долгосрочного стратегического курса своей политики в отношении соседних стран. Она колеблется, склоняясь то к США, то к Китаю. В таком состоянии Японская цивилизация может дестабилизировать АТР, но не может создать жизненную глобальную альтернативу, которая создаст равновесие с Западом, Россией, Японией и Китаем. Однако последние события говорят о том, что Япония решила сохранить верность США (по крайней мере, пока).

     Наступают великие перемены, и АТР, как один из наиболее динамично развивающихся регионов мира, несет отпечаток этих глобальных тенденций. Среди этих перемен – падение управляемости, которое приводит к возрастанию силовой компоненты в решении проблем. Глобализация ведёт к расширению конфликтного пространства с угрозой втягивания в него большого числа участников. Так, конфликт между Севером и Югом Кореи автоматически задевает интересы Японии, России, Китая и США. «Мятежвойна» в Сирии охватывает стратегические интересы Израиля, США, ЕС, Турции, Ирана, арабского мира и России. Силовые акции международных коалиционных сил Запада запугивают весь остальной мир и одновременно приводят к их милитаризации и поиску альтернативной стратегии.

      Токио, вслед за Вашингтоном, формулирует новую оборонную стратегию государства, отраженную в документе «Основные направления программы национальной обороны (2011)», утверждённом в декабре 2010 года. Во внешнеполитической стратегии Японии и Соединенных Штатов прослеживаются общие моменты. На вашингтонской встрече министра иностранных дел японского Сэйдзи Маэхара с американским госсекретарем Хиллари Клинтон 6 января 2011 года обе стороны подтвердили значимость общих стратегических задач на основе сходных позиций в оценке ситуации региональной безопасности. Следование общему стратегическому курсу в АТР, и сохранение прежних японо-американских соглашений подтвердил новый министр иностранных дел Такэаки Мацумото во время визита Х. Клинтон в Японию 17 апреля 2011 года. Основной потенциальный враг Японии теперь – Китай, хотя не забыта и угроза со стороны КНДР и России. Главным аспектом стратегии в новой японской Программе национальной обороны является динамичная военная политика. По словам японского министра обороны Тосими Китадзава, в новой военной доктрине Япония в концептуальном плане вышла за границы идеи политики сдерживания путем «простых сил обороны» и огласила новую концепцию безопасности посредством создания «динамических сил обороны». Стратегия предусматривает переход страны от «базовой оборонной системы», которая способна отразить ограниченную агрессию незначительного масштаба, к «динамичной оборонной системе», способной к активным боевым действиям для защиты от крупномасштабного вторжения. ВС начинают передислокацию на новые позиции в направлении трех основных угроз – юго-западное (Китай), северное (КНДР) и северо-восточное (Россия). Они должны быть готовы пресечь угрозу, как в традиционном исполнении - наземном, водном, воздушном пространствах, так и в космическом, и кибер-пространствах.

    В соответствии с данной Программой, японское правительство утвердило новый план ВС, в котором говориться о наращивании собственного военного потенциала. Особое внимание направлено на повышение боевых возможностей ВВС и ВМС, а также на ПРО и использование космической сферы в оборонных целях. В Программе наращивания ВС Японии на 2011-2015 гг. предусматривается модернизация японских Военно-морских сил с увеличением количества НАПЛ до 22 единиц и роста числа эсминцев оснащённых БИУС «Иджис». Предполагается расширение сферы деятельности японских ВМС.

     По сути, новая военная доктрина Японии подготавливает процесс возможной трансформации страны в подлинно великую державу, что невозможно без серьёзной военной мощи. Архитекторы новой «Великой Японии» пытаются расширить политическую роль страны в мире до того уровня, который она играет в мировой экономике. Кроме того, Новая Программа национальной обороны на 2011-2015 гг. создает условия для формирования новой японской военной элиты. Этот процесс связан с планом создания японского Совета национальной безопасности по аналогии с СНБ Соединенных Штатов. Надо полагать, что новая военная элита страны, по мере роста военной мощи Японии, постепенно будет подталкивать своё правительство к освобождению от военной зависимости от США.

     Страна уже сделала несколько серьёзных шагов в сторону повышения своего военного потенциала. Так, в декабре 2011 года японское правительство частично отменило действовавшие более четырёх десятилетий добровольные ограничения на экспорт вооружений (ограничение было принято в 1967 году). Это позволит национальным производителям участвовать в совместных предприятиях в военной сфере и поставлять военное оборудование для миротворческих миссий. В марте 2012 года Япония начала сборку технологического демонстратора истребителя пятого поколения; ожидается, что прототип совершит первый полет в 2014 году. В начале мая 2012 года японское Министерство обороны заказало в США поставку четырех F-35A, сопутствующего оборудования и услуг; в заказ также включен опцион на поставку еще 38 боевых самолетов (стоимость контракта оценивается в 10 млрд. долларов). Токио рассчитывает получить первые самолёты не позднее 2016 года.

      Японские ВМС на сегодняшний день являются одними из наиболее сильных и технологически оснащённых в мире. В составе Морских сил самообороны около 120 кораблей, в том числе 18 субмарин и почти полсотни эсминцев. Наиболее мощными являются 6 эскадренных миноносцев типов ««Атаго» и «Конго», они оснащены американской БИУС «Иджис». До 2015 г. японские ВМС должны получить ещё 4 новых ПЛ типа «Сорю» с воздухонезависимыми энергетическими установками и 4 эсминца нового поколения типа «Акидзуки» (первый уже в строю). Помимо сильного флота эсминцев и подлодок Япония имеет 2 противолодочных вертолетоносца типа «Хюга» и 3 ДВКД типа «Осуми». Кроме того, японские судостроители начали реализовывать планы строительства еще более крупных вертолётоносцев проекта 22DDH, полное водоизмещение которых около 20 тыс. тонн (фактически это небольшие авианосцы). Эти корабли существенно повысят противолодочные и десантные возможности японских ВМС. Также существует вероятность того, что на этих кораблях будут базироваться купленные у США истребители F-35B. В январе 2012 года был заложен головной корабль этого проекта, ожидается, что первый корабль войдет в состав японских ВМС в марте 2015 года.

      Необходимо также отметить, что Япония имеет «средство усиления» в лице 7-го флота ВМС США, который большей частью базируется на базах в Йокосуке и Сасэбо. Седьмой флот имеет в своем составе 50-60 кораблей, 250-350 летательных аппаратов и 40-60 тыс. человек личного состава. Около 20 кораблей флота, в том числе атомный авианосец «George Washington», несколько крейсеров и эсминцев УРО, десантных кораблей и тральщиков постоянно базируются в Японии.

 

Южная Корея

 

     Южная Корея в последние годы явно взяла курс на наращивание военной мощи, что также связано с кризисными явлениями на планете и возросшими экономическими возможностями страны. Необходимо учесть то, что Вашингтон проявил нежелание нести в одиночку бремя обеспечения военной безопасности в АТР, А так же рост антиамериканских настроений среди южнокорейского населения. Основное внимание Сеул уделяет ВВС и ВМС, хотя и сухопутные силы не забывает, учитывая угрозу со стороны КНДР.

     В начале 2012 года Министерство обороны Южной Кореи купило 20 легких истребителей FA-50 (сумма сделки 600 млн. долларов). Самолёты ожидают получить уже в 2013-2014 гг. По оценке компании KAI, которая выпускает FA-50, в общей сложности оборонное ведомство может приобрести 60-150 таких самолетов, они должны будут заменить устаревшие истребители F-5 Tiger II. В марте 2012 года индонезийская компания «PT Dirgantara Indonesia» (PTDI) поставила Южной Корее последний из 4-х морских патрульных самолетов «CASA CN-235». Первые три самолёта были переданы в 2011 году. В мае Сеул заказал у США 8 многоцелевых вертолётов MH-60R «Sea hawk» (сумма сделки оценивается в 1 млрд. долларов). В мае же южнокорейцы получили третий самолет дальнего радиолокационного обнаружения и управления (ДРЛОиУ) «Peace Eye» 737 (4-й будут передан в конце года). Самолет Boeing 737 AEW&C создан на базе коммерческого самолета «Boeing» 737-700 и предназначен для воздушного боевого управления: машина оснащена передовым многоцелевым радаром с электронным сканированием и современными операционными консолями, которые могут одновременно отслеживать морские и воздушные цели.

    В мае также объявили о том, что страна купит самолётов и вертолетов (60 истребителей и 36 вертолетов) на 8,3 млрд. долларов. Заявка на поставку 60 самолётов была объявлена в конце января 2012 года. В тендере принимают участие американские корпорации «Boeing» и «Lockheed Martin» и европейский консорциум «Euro fighter». В январе же был объявлен конкурс на поставку 36 ударных вертолетов. В этом тендере участвует американская корпорация «Boeing», европейский консорциум «Euro copter» и турецкая компания TAI.

     Одновременно появилось сообщение, что Сеул решил резко нарастить свой ракетный потенциал. На вооружении страны стоят крылатые ракеты «Hyunmu-3A» и «Hyunmu-3B» с дальностью соответственно 500 и 1000 км, представлена новая ракета «Hyunmu-3C» с дальностью полета 1500 км. Наряду с этими крылатыми ракетами вооруженные силы Республики Кореи разместили на границе с КНДР новые тактические баллистические ракеты с дальностью полета в 300 км. Кроме того, министерство обороны страны попросило у правительства на ближайшие пять лет 2,1 млрд. долларов для укрепления ракетного арсенала.

     В июне появилась новость, что принято решение о воссоздании авиационной составляющей в морской пехоте. До 2017 года морпехи Южной Кореи должны получить 32 вертолёта, а затем ещё 8 машин. Большие изменения идут в области морских вооружений. Надо сказать, что Южная Корея является лидером на мировом судостроительном рынке и готовится стать великой военно-морской державой. По оценкам аналитиков, после 2020 года южнокорейские Военно-морские силы войдут в семерку крупнейших военных флотов планеты. В 2008 году южнокорейские ВМС имели в своём составе 170 кораблей и 67 тыс. человек личного состава.

     Еще в 2001 году южнокорейский президент Ким Дэ Чжун заявил, что Сеул планирует создать океанский флот, который будет способен не только сдерживать Северную Корею, но и защищать национальные интересы в Мировом океане и участвовать в поддержании мировой стабильности. Мощнейшая судостроительная отрасль позволяет РК самостоятельно строить океанский флот. Наиболее значительной программой является строительство универсальных десантных кораблей. Первый УДК класса «Токто» вошел в строй в 2007 году, всего в серии 3 корабля. Эти 18,8 тыс. тонные корабли являются первым шагом на пути создания Южной Кореей полноценного океанского флота. К 2020-2025 гг. корейцы планируют построить еще 2 вертолётоносца водоизмещением до 30 тыс. тонн, в авиагруппу которых могут входить самолёты 5-го поколения F-35. В 2012 году должно завершиться строительство третьего и последнего эсминца класса KD-III «King Sejong the Great» (11 тыс. тонн). Эсминцы этого класса являются одними из самых сильных надводных боевых кораблей в мире. Кроме того, корейские судостроители планируют запустить строительство серии из 6 меньших по размеру эсминцев K-IIA (5,6 тыс. тонн). Корабли этих проектов будут оснащены БИУС «Иджис», что должно обеспечить надежную противоздушную оборону не только соединений ВМС, но и прибрежных районов РК. Также планируется строительство до 24 фрегатов ПЛО FFX (3,2 тыс. тонн), 6 подлодок KSS-II (1,8 тыс. тонн, немецкий проект 214) и 9 субмарин собственной разработки KSS-III (3 тыс. тонн). Есть мнение, что Южная Корея разрабатывает и свой проект АПЛ, которую начнут строить после 2020 года.

     Военные учения в АТР всё чаще приобретают провокационный характер и говорят о разделении держав огромного региона планеты на враждебные блоки. Так, США и Республика Корея в конце июня провели вблизи границы с КНДР самые крупные в истории военные учения с боевыми стрельбами. Маневры были приурочены к отмечаемой в этом году 62-й годовщине начала Корейской войны 1950-1953 гг. (она началась 25 июня). В учениях приняли участие 2 тыс. военнослужащих, самолёты, вертолёты и бронетехника. Во время южнокорейско-американских учений был момент, когда военные стреляли по флагу КНДР. Пхеньян по этому поводу выразил свой протест, назвав это действие угрожающим и провокационным актом.

    Кроме того, 11 июля появилось известие, что американский Конгресс собирается добиться от президента Барака Обамы размещения в Южной Корее тактического ядерного оружия. По мнению консервативно настроенных республиканцев, к этому шагу Соединенные Штаты вынуждает поведение Северной Кореи, которая за несколько последних лет провела несколько ядерных испытаний и собирается создать межконтинентальную баллистическую ракету. Комитет по вооруженным силам Конгресса уже одобрил поправки, которые предусматривают рост военных расходов США на военные программы для сдерживания КНДР. В частности, предлагается вернуть на Корейский полуостров тактическое ЯО, которое было выведено из Южной Кореи в 1991 году, когда Пхеньян и Сеул подписали соглашение о ядерном разоружении. В настоящее время Вашингтон держит в Южной Корее военный контингент в 28,5 тыс. штыков и гарантирует безопасность этой страны. Надо сказать, что и среди южнокорейцев есть сторонники подобного шага. Южнокорейские консерваторы считают, что появление тактического ЯО в Южной Корее станет дополнительным фактором, который обеспечит безопасность Юга и остановит провокации Севера. К примеру, влиятельный деятель правящей партии Южной Кореи «Сэнури» Чон Мон Чжун в разговоре с иностранными журналистами прямо сообщил о целесообразности «рассмотрения вопроса о возвращения тактических ядерных вооружений Соединенных Штатов». Ясно, что Барак Обама как минимум до итогов президентских выборов не будет обострять ситуацию в АТР, т. к. размещение тактического ЯО в Южной Корее вызовет раздражение России и Китая. Однако тенденция налицо – часть американской элиты «раскачивает» Корейский полуостров.

    10 июля китайские военно-морские силы начали проводить учения в Восточно-Китайском море. Отмечается, что масштабные маневры с боевыми стрельбами проводятся на фоне обострения территориальных споров Пекина с Токио по поводу принадлежности островов Дяоюйдао (Сенкаку). 7 июля глава японского правительства Ёсихико Нода заявил, что власти ведут переговоры с «частным собственником» по поводу «национализации» части архипелага Дяоюйдао (острова де-факто принадлежат Японии). В этот же день официальный представитель китайского МИД Лю Вэйминь заявил, что священная территория КНР категорически не подлежит «купле-продаже» какими-либо лицами. Представитель МИД Китая подчеркнул решимость страны принять все необходимые меры для защиты территориального суверенитета над островами.

    11 июля в японский МИД был вызван китайский посол, где ему был выражен официальный протест в связи с тем, что три китайских корабля вошли в территориальные воды, которые Токио считает своими. Первый заместитель японского министра иностранных дел Кэнъитиро Сасаэ подчеркнул, что вторжение в японские территориальные воды – «это очень серьезно. И подобные инциденты являются неприемлемыми для нашей стороны». Он призвал Пекин впредь воздержаться от подобных действий. В свою очередь китайский посол заявил, что острова являются китайской территорией и поэтому суда под флагом КНР могут свободно ходить в окрестных водах. Позднее в Китае заявили, что три патрульных судна подошли к островам Дяоюйдао для осуществления контроля за исполнением запрета на добычу рыбы в ряде районов Восточно-Китайского моря, который был введен китайскими властями с 1 июня.

     15 июля появилось известие, что японский посол в Китае Уичиро Нива был отозван в Токио для консультаций по поводу инцидента вокруг спорных островов в Восточно-Китайском море. В принципе, особенно при дальнейших кризисных явлениях, которые охватили современное человечество, ясно, что у Китая и Японии есть отличный повод для войны. В наличие есть спорная территория, вокруг которой регулярно происходят конфликты. При необходимости легко можно спровоцировать вооружённый инцидент.

    Надо отметить, что часть китайской элиты считает, что Пекину пора более жёстко отстаивать свои позиции в спорах с соседними странами. В начале июля генералитет китайской Народно-освободительной армии и советники по вопросам внешней политики рекомендовали правительству более явно заявлять свои претензии на спорные земли. По мнению Цуй Лиру, главы Китайского института современных международных отношений, Пекин уделяет слишком много внимания поиску компромиссных решений с соседями вместо того, чтобы заняться непосредственным обсуждением претензий.

 

                                                                                 ***

Гонка вооружений, которую ведут азиатские страны, ведёт к росту угрозы международной безопасности и дестабилизации АТР. Кроме того, мы видим, как на наших глазах идёт складывание новые военно-политических блоков и развивается кооперация. Ключевую роль в регионе имеют позиции США и Китая, всё более возрастает влияние Индии и России. В то же время существуют державы, которые имеют значительный военно-экономический, политический потенциал, вроде Японии, Южной Кореи, Вьетнама, Австралии и т. д. Будущее региона зависит от того, насколько взвешенной и разумной будет внешняя политика расположенных здесь держав. В настоящее время наметилась тенденция к обострению старых и новых проблем и конфликтов.

 

Ближневосточный ТВД (самый сложный)

- Вывод боевиков из Сирии и Ирака,  Ливии на территорию САПО и начало нового военного конфликт на Ближнем Востоке. Конфликт будет затяжным: около 4-5 лет.

- Экономические санкции Западной коалиции  в лице США, ЕС и стран сателлитов это не что иное как объявление экономической войны.

- Масла подлила деструктивная политика США на Ближнем Востоке, с последним признанием Иерусалима столицей  Израиля и переносом посольства США; признание США суверенитета Израиля над Голанскими высотами.

- Военные действия в Йемене и конфликт в Ормузском проливе США с Ираном.

 

   Ситуация на Ближнем Востоке динамично меняется, оказывая влияние на всю картину мироустройства. Потоки беженцев и мигрантов из этого региона перекраивают европейскую политику и отношения ЕС и Турции. Ближневосточный наркотрафик – проблема мирового масштаба. Террористические группировки расширяют сферу своего влияния в регионе, а при помощи интернет-технологий и использования принципа «индивидуального джихада» – во всем мире.

    Оценим ситуацию в регионе и перспективы ее развития, отдельно выделив Сирию и Ирак, на территории которых действует запрещенное в России «Исламское государство» (ИГ).

    Основной момент, который будет влиять в среднесрочной перспективе на развитие военно-политической обстановки в регионе, - заключение соглашения по иранской ядерной программе (ИЯП) и снятие экономических санкций с Тегерана. Это часть проводимой США стратегии на воссоздание на Ближнем Востоке системы баланса сил и противовесов, разрушенной свержением режима Саддама Хусейна в Ираке.

     Система будет характеризоваться сохранением шиитско-суннитского противостояния, в основе которого лежат отношения Ирана и Саудовской Аравии (КСА). Опорными точками противостояния останутся Сирия, Ирак, Йемен, Ливан и Бахрейн. Тегеран и Эр-Рияд будут оказывать воздействие как на силы, находящиеся в прямом военном конфликте, так и через такие подрывные операции, как поддержка шиитского подполья на Бахрейне и в КСА, или спонсирование арабских сепаратистов в Хузестане и белуджей в Иране.

    Стратегически дестабилизирующего влияния на режимы этих стран подрывная деятельность не окажет. КСА и Иран продолжат курс на создание собственных современных вооружений, прежде всего систем тактического ракетного вооружения и беспилотников. Большое внимание будет уделяться созданию системы кибербезопасности. Сдерживающим эти программы фактором останется нестабильность рынка углеводородов.

   Суннитов будут ослаблять противоречия между основными игроками по оси КСА - Катар в Ливии и Египте. Саудовское участие в ливийском конфликте будет возрастать. Турция продолжит подрывную деятельность в Сирии, наращивая материально-техническую военную поддержку лояльных ей сил. Основной вектор стратегии Анкары будет направлен не на свержение режима Асада, что нереально в связи с наличием в стране российских ВКС, а на снижение опасности создания на границе с Сирией курдского территориального буфера.

 

Ближнее будущее Ближнего Востока:

 

    Турция с большей степенью вероятности пойдет на ограниченную военную операцию в случае взятия курдами Азазы и выхода на оперативные направления западнее реки Евфрат. Возможна попытка возобновления диалога с Рабочей партией Курдистана о перемирии. Турецко-катарский альянс будет усиливаться в рамках единой стратегии в Ливии, Сирии и на Синайском полуострове.

    Военный переворот в Турции на фоне раскола в правящей «Партии справедливости и развития» исключен. Возможна попытка оппозиционных Эрдогану политических групп (включая военных и сторонников имама Ф. Гюлена) организовать покушение на него. Это может усилить связи с США и снизить масштаб участия Турции в сирийском конфликте.

   После разгрома инфраструктуры ИГ в Сирии начнется процесс его ослабления в Ираке на фоне роста иранского влияния в стране. Тегеран будет воздействовать на Багдад, несмотря на борьбу в иракской шиитской правящей элите. Активизируется создание иракского и сирийского аналогов ливанской «Хезболлы». Тегеран будет стараться усилить влияние на Иракский Курдистан (ИК) через оппозиционные М. Барзани структуры Дж. Талабани и партии «Горан». Вероятность попыток руководства ИК предпринимать шаги по государственному обособлению начнет снижаться в силу роста межфракционной борьбы в ИК и отсутствия альтернативных от иракских путей экспорта нефти. Значение турецкого маршрута будет падать. Оживление этого канала возможно лишь при росте мировых нефтяных цен.

   Ситуация в Йемене может поменяться только в случае ухода из жизни бывшего президента страны А. А. Салеха. Это приведет к ослаблению сил, противостоящих аравийской коалиции и утере контроля хоуситами над значительной территорией страны, но не скажется на их способности удерживать большую часть районов севера. Помощь им со стороны Ирана останется на нынешнем уровне. Ускорится регенерация боевого потенциала исламистской партии «Ислах». На этом фоне будет расти напряжение между основными участниками аравийской коалиции: ОАЭ и КСА, в том числе по вопросу взаимодействия с местными «Братьями-мусульманами» в лице партии «Ислах». ОАЭ на сегодня лимитировали границы своего участия в йеменском конфликте пределами бывшей НДРЙ (Южный Йемен).

   Важным элементом оперативной обстановки будет фиаско идеи КСА по созданию под своей эгидой (формально - под патронатом ЛАГ) панарабских сил и превращению Эр-Рияда в самостоятельную региональную силу. Задумывалось это как попытка альтернативы Ирану с учетом недоверия к США как главному гаранту безопасности королевства в связи с соглашением по ИЯП и снятия с Тегерана экономических санкций. План потерпел крах, что вынуждает Эр-Рияд оставаться в орбите влияния США, продолжая рассматривать Вашингтон как основного военного партнера.

     Ближний Восток в среднесрочной перспективе будет идти к сравнительной устойчивости после «арабской весны». Этого можно ждать в силу стабильности режимов, ослабления «Братьев-мусульман» и начавшегося в Тунисе и АРЕ ренессанса прежней правящей элиты.

     Указанные процессы будут мало влиять на ситуацию в мусульманских регионах России. Динамика развития событий и падение мировых цен на нефть исключает возможность возникновения внешней силы, которая могла бы дестабилизировать обстановку через экспорт джихада. Для этого отсутствуют условия, без которых говорить о возникновении массового вооруженного протестного сопротивления нереально. При этом не исключены отдельные эксцессы и резонансные теракты наподобие уничтожения российского авиалайнера над Синаем. Действия ВКС РФ в Сирии будут сковывать активность по переносу очагов вооруженного джихадизма в Россию.

 

Сирийский катализатор

 

    Ввод ВКС РФ в Сирию кардинальным образом изменил военно-политическую ситуацию в этой стране. Он восстановил баланс сил между противоборствующими сторонами и нивелировал дефицит сирийских правительственных сил в живой силе и технике. Преимущество в воздухе стало одной из главных причин приобретения сирийской армией и ее союзниками стратегической инициативы в этой кампании, что позволило развить наступление на ряде участков фронта. Одновременно российская операция стимулировала международную коалицию во главе с США на более активное участие в конфликте.

     Запад на сирийском направлении до входа в страну ВКС РФ придерживался «активного нейтралитета». Вашингтон устраивал вариант смещения Б. Асада оппозицией, в которой превалируют исламистские радикалы. Активных попыток воздействовать на ситуацию США не предпринимали ни в отношении просаудовской «Джебхат ан-Нусры», ни прокатарского ИГ.

     Дорогостоящие попытки создать светскую вооруженную оппозицию потерпели крах - прежде всего потому, что с начала сирийского конфликта Белый дом предоставил Турции, КСА и Катару формировать повестку дня на этом направлении. США не стали трансформировать «Сирийскую свободную армию» (ССА) в структуру, которая могла бы составить конкуренцию исламистским силам. В итоге основным вооруженным сегментом антиасадовской оппозиции стали исламисты.

      Единственной задачей, которую США пытались решить в Сирии, была проблема возможного попадания арсеналов химического оружия в руки террористов с перспективой расползания по всему региону. Решения проблемы Пентагон сформулировать не смог, поэтому российская инициатива о вывозе указанного оружия была воспринята Вашингтоном позитивно. Но сам этот факт снял ограничения со стороны США на действия их союзников в стране по свержению режима Асада.

 

    Основной американской задачей в Сирии было устранение действующего президента без прогнозирования развития ситуации. Вашингтон не имел никаких рычагов воздействия на ситуацию, что приводило к превращению Сирии во второе Сомали или Ливию. Ввод ВКС РФ вынудил Вашингтон более активно реагировать на ситуацию, где США оказались в роли догоняющего без программы действий со стороны Госдепартамента и силового блока. Ее США пришлось формировать на ходу, что привело к серии пропагандистских и политических ошибок. Слабым звеном действий США в Сирии является отсутствие у них военной силы «на земле». Этот момент влияет на них в негативном ключе. Вашингтон ищет формы создания такой силы, учитывая интересы Анкары и Эр-Рияда, а в последнее время пойдя на участие американских подразделений в сухопутных операциях. Ставку на сирийских курдов ограничивает то, что воевать они готовы и могут только на территориях традиционного проживания.

    Участие курдских отрядов в наступлении на исконно арабские города типа Ракки вызывает отторжение у Анкары и арабского населения Сирии независимо от их конфессиональной принадлежности. Курдский ресурс – вынужденный инструмент попыток США влиять на ситуацию. Это позволяет предположить, что материально-техническое снабжение и обучение курдских отрядов американцами будет снижаться со взятием Ракки и Манбиджа. Эта задача - приоритет Белого дома для приобретения имиджевого преимущества «главной силы, победившей ИГ» с учетом предстоящих президентских выборов в США. По мере решения этой задачи прямое американское военное присутствие в Сирии начнет сокращаться. Оно будет ограничено вопросами подготовки арабского сегмента «Сил демократической Сирии» (СДС). Действий по направлению Алеппо - Идлиб американцы предпринимать не будут. С учетом приближающегося ухода нынешней администрации схемы действий в Сирии на перспективу она разрабатывать не станет.

    При предсказуемом разгроме инфраструктуры ИГ в Сирии, США сделают ставку на сохранение центра притяжения и аккумуляции суннитского недовольства в стране. На сегодня это просаудовская «Джебхат ан-Нусра». В случае полного разгрома ИГ она станет монопольной военной силой в оппозиции.

    В ходе недавнего визита в США наследника наследного принца КСА и министра обороны Мухаммеда бен Сальмана были определены основные пункты взаимодействия на этом направлении. «Джебхат ан-Нусра» должна раствориться во вновь создаваемой вооруженной оппозиции. Главную роль в ней будут играть группировки, которые не внесены в список террористических организаций, что позволяет оказывать им материально-техническую поддержку. Это «Ахрар аш-Шам», которая должна стать ведущей публичной силой нового альянса, замаскировав «Джебхат ан-Нусру». В альянс предполагается включать и группы оппозиции, которые тренируются американскими и британскими инструкторами в Иордании.

     США будут оказывать альянсу поддержку оружием и по дипломатической линии. Основная задача на среднесрочную перспективу – организация перемирия в Сирии с использованием женевского формата и других инструментов с целью получения необходимого ресурса времени на формирование и укрепление позиций блока. При этом основная задача Вашингтона неизменна: свержение режима Асада без просчета возможных негативных последствий, просто как союзника Москвы.

     В Госдепартаменте США и Белом доме превалирует уверенность в том, что создаваемый новый альянс оппозиции в Сирии - та сила, которая сможет контролировать ситуацию после ухода Асада. Указанная схема полностью устраивает КСА и Турцию. Американцы полагают, что нашли верную схему действий в сирийском конфликте, создавая «управляемую» исламистскую оппозицию в качестве альтернативы нынешнему режиму. Роль Анкары и Эр-Рияда в материально-технической и военной поддержке исламистов будет увеличиваться.

    Схема рискованна тем, что легализовав их в Сирии, американцы занимают позицию стороннего наблюдателя. Ресурс воздействия на руководство этого альянса, которое будет прислушиваться только к рекомендациям из Анкары и Эр-Рияда, ограничен. Оппозиция останется радикально-исламистской без всяких перспектив превращения в «светскую».

    США не учитывают разницу подходов Анкары, Дохи и Эр-Рияда по вопросу будущего главенства тех или иных сил в создаваемом альянсе и в целом в Сирии послеасадовского периода. С точки зрения Анкары и Дохи - это должны быть «Братья-мусульмане», по оценке КСА - лидеры салафитского толка. Пока существует договоренность о взаимодействии с учетом угрожающего положения оппозиции на фронте. Но по мере укрепления альянса и в случае его успехов разногласия будут нарастать. Если режим Асада падет, настанет период размежевания оппозиции с повторением ливийского сценария. В силу географического положения преимущество в этом конфликте будет на стороне протурецких группировок при возрастающей финансовой поддержке их со стороны Дохи.

    Таким образом, жизнеспособность режима в Дамаске будет определяться участием Москвы в его поддержке, включая действия группы ВКС РФ. Это не позволит оппозиции достичь преимущества на фронтах и развить генеральное наступление на Дамаск независимо от степени интенсификации материально-технического обеспечения со стороны спонсоров. Иран сможет стабилизировать ситуацию в Сирии без российской поддержки только путем массированной военной интервенции в случае опасности падения Дамаска, что для Тегерана нежелательно.

    Участие Турции и КСА в материально-техническом снабжении подконтрольных им отрядов оппозиции будет расти. С учетом фрагментации ИГ в случае взятия Ракки, Табки и Манбиджа монопольной силой в суннитском сопротивлении останутся «Джебхат ан-Нусра» и «Ахрар аш-Шам», подконтрольные Анкаре. Сломать эту стратегию США, Турции и КСА на сирийском направлении может активизация наступления на направлении Алеппо – Идлиб без оглядки на дипломатическое давление со стороны Соединенных Штатов. Взятие Ракки в данном случае важно только для достижения пропагандистского успеха. Для того чтобы нарушить систему связи отрядов ИГ, достаточно взять Табку и разблокировать Дейр эз-Зор. Судьба сирийской кампании решается в Алеппо.

     Даже локальные успехи на этом направлении стимулируют присоединение суннитских групп к перемирию с Дамаском. Этот процесс – единственно возможная форма замораживания кризиса для перехода к внутрисирийскому диалогу с обсуждением архитектуры разделения власти между различными конфессиями. Необходимо учитывать, что уход Асада ситуацию в стране не изменит и на настроения в суннитских и шиитских общинах не повлияет.

 

Ирак

 

  На ситуацию в Ираке будет воздействовать разгром инфраструктуры ИГ в Сирии. По мере взятия крупных центров исламистов и фрагментации отрядов ИГ осложнится ее положение в Ираке. Премьер-министр Х. аль-Абади скорее всего сможет преодолеть внутриполитический кризис и достичь компромисса с одним из главных оппонентов в шиитской элите, лидером «Армии Махди» М. ас-Садром. Это позволит сконцентрироваться на дальнейшей борьбе с ИГ, прежде всего в направлении Мосула. Синхронно будет идти процесс «национального примирения», которое реализуется в Ираке неофициально. Это видно на примерах взятия Рамади и Эль-Фаллуджи. Используется схема: армия блокирует города и вступает в переговоры с местной суннитской верхушкой об условиях сдачи. Если консультации не приносят успеха, начинает использоваться в качестве шантажа «шиитский фактор»: переброска частей шиитской милиции под осажденный город.

   Перспектива входа шиитов в суннитские кварталы оказывается достаточной для достижения компромисса. Правительственным войскам дают право поднять государственный флаг на главном административном здании, оставить маленький гарнизон (обычно полицейских) и представителей центральной власти. Вся административная и социальная политика остается в руках местных суннитов. Отряды ИГ уклоняются от боев и растворяются среди местного населения. Такая же тактика будет применяться и по отношению к Мосулу, взятие которого является основной задачей Багдада и Вашингтона. Участие курдов лимитировано блокадой города по периметру. Участвовать в штурме и уличных боях курды не будут. При этом ИГ перейдет к партизанской войне, интенсификация которой будет зависеть от динамики инкорпорации суннитской элиты в органы местной и центральной власти. Принципиален вопрос допуска суннитов к разделу прибылей от нефтяного экспорта и предоставления им местной хозяйственной и социальной автономии. Будет падать число иностранцев в ИГ.

    Взятие Мосула повлечет массовое возвращение иностранных сторонников ИГ на родину, что обусловлено падением доходов и стремлением суннитской верхушки встроиться в новые реалии. Попытки КСА укрепиться в суннитских районах Ирака, используя салафитские организации, успеха не достигнут. Вероятно локальное противостояние между шиитами, суннитами и курдами за право контроля над Киркуком, который ни Багдад, ни лидеры основных конфессий не признают частью Иракского Курдистана.

 

Влияние Ирана в Ираке усилится за счет укрепления шиитских милиций и контроля над аппаратом спецслужб. Тегеран будет наращивать влияние в ИК через оппозиционные М. Барзани партии и группы. Помимо экономического интереса, связанного с перспективой строительства трубопровода из ИК в Иран, так будет сдерживаться активность США по строительству регулярной армии в ИК, к чему Пентагон приступил в середине прошлого года, что затормозит рост иранского влияния.

    Общая картина в Ираке будет зависеть от сроков разгрома инфраструктуры ИГ в Сирии и взятия под контроль основных центров группировки – Ракки, Менбиджа, освобождения провинции Дейр эз-Зор, освобождение Мосула, степени готовности Багдада идти на инкорпорацию суннитской общины во власть путем представления ей социальной и административной автономии на местах. Минно-фугасная война с рисками резонансных терактов будет продолжаться с динамикой, зависящей от реализации указанных условий.

 

   Персидский залив

 

   Напряженность в районе Персидского залива продолжает нарастать. Пентагон заявил, что Соединенные Штаты отправят 500 военнослужащих в Саудовскую Аравию для защиты «американских сил и интересов в регионе». Объявление это было сделано на фоне захвата иранским КСИР британского танкера в Ормузском проливе, но еще в прошлом месяце Вашингтон объявил об отправке на Ближний Восток 1000 военнослужащих. В Саудовской Аравии не было присутствия американского военного контингента с 2003 года.

    Происходящее в районе, все более похожем на театр военных действий,  становится известным лишь в малой степени и окутано густой пеленой дезинформации. Нарушил ли американский БПЛА «Triton MQ-4C», сбитый Ираном, воздушное пространство это страны? У каждой стороны свой ответ, да и череда новых событий отодвигает каждый предыдущий инцидент в глубокое прошлое. «Неизвестный беспилотник» нанес удар по базе проиранских сил в Ираке. Значит ли это, что длинная рука ЦАХАЛа дотянулась до провинции Салах ад-Дин на севере Ирака? Разумеется, Израиль не комментирует подобные инциденты.

     США утверждают, что они сбили иранский беспилотник в Ормузском проливе с использованием систем радиоэлектронной борьбы военного корабля «USS Boxer». А Тегеран отрицает это и опубликовал видеосъемку со своего БПЛА, причем время на кадрах, как он утверждает, доказывает, что самолет не был сбит. Только вот внимательные наблюдатели заметили, что дата на кадрах другая.

    19 июля 2019 года Иран захватил британский танкер «Stena Impero». Объяснение Тегерана: британское судно столкнулось с иранской рыбацкой лодкой, а «когда лодка начала посылать сигналы бедствия, корабль с британским флагом игнорировал их». По сообщению КСИР, «танкер нарушил правила судоходства и международные законы». Теперь, якобы, «для целей расследования и необходимых судебных разбирательств» танкер доставлен в порт Бандар-Аббас на юге Ирана, и все 23 члена экипажа задержаны до конца расследования. Согласно декларации владельцев танкера - среди членов экипажа не было британцев, он состоял из граждан Индии, России, Латвии и Филиппин.

    Можно ли верить иранской версии после того, как Тегеран неоднократно предупреждал, что он ответит на захват англичанами его танкера у побережья Гибралтара в начале этого месяца? Риторический вопрос.  Британские власти заявили, что иранский танкер был задержан, так как находился на пути в Сирию, а режим Асада находится под санкциями ЕС. Суд в Гибралтаре утвердил продление ареста танкера Grace 1 до середины следующего месяца.

    Министр иностранных дел Великобритании Джереми Хант предупредил в ночь на 20 июля о «серьезных последствиях», если Иран не освободит в кратчайшие сроки британский танкер. Однако он заявил, что Соединенное Королевство не заинтересовано в военных действиях для урегулирования ситуации и предпочтет использовать дипломатические средства. Британское правительство опубликовало сообщение для судов, идущих под  флагом Великобритании и находящихся в районе Персидского залива, с просьбой воздержаться от входа в Ормузский пролив. Германия и Франция осудили «неоправданное» нападение Ирана и призвали Тегеран немедленно освободить судно и экипаж.

   «Times» сообщает, со ссылкой на информированный источник, что британский фрегат «HMS Montrose», который патрулирует в Персидском заливе для обеспечения свободы судоходства, пытался прийти на помощь британскому танкеру. По словам источника, фрегат прибыл с опозданием в  десять минут, когда «Stena Impero» уже находился в территориальных водах Ирана.

   Мохаммад Резаи, секретарь иранского Совета по защите национальных интересов, заявил, что его страна не заинтересована в войне, но «не откажется от мести, будь то Саддам Хусейн, Трамп или королева Великобритании».

    За последние несколько месяцев шесть нефтяных танкеров подверглись диверсиям, которые, по словам Вашингтона и его союзников, были проведены Тегераном. 14 июля 2019 года Иран захватил танкер Объединенных арабских эмиратов, утверждая, что он перевозил «контрабандную нефть». Кроме того, в начале декабря Великобритания заявила, что отбила попытку Ирана захватить ее танкер в Ормузском проливе, но Тегеран это отрицал.

    Между тем силы «Хизбаллы» готовятся к возможной войне с Израилем в свете напряженности между США и Ираном. Отмечается, что подразделения террористической организации, закаленные в ходе войны в Сирии, начали передислоцироваться к израильской границе не только в Ливане, но и в Сирии, в районе Голанских высот. Приведем слова командира «Хизбаллы»: «На этот раз мы сделаем первый выстрел».

    В тоже время высокопоставленная делегация «ХАМАС», возглавляемая главой военного крыла организации на «западном берегу» Салахом аль-Аури, прибыла в Тегеран. «Визит продолжится несколько дней, и мы ожидаем важных результатов», - сказал лидер «ХАМАС» Исмаил Хания.

   

Прогноз:

 

   Очередная ближневосточная война может начаться между Израилем и Ираном. Тем более, что на днях у них уже состоялся прямой огневой контакт… в небе над многострадальной Сирией. Правда, российские политологи смотрят на прогнозы американских коллег со скепсисом: мол, сами подливают масла в огонь.

В будущем (2020 году) на Ближнем Востоке может начаться широкомасштабная война… между Израилем и Ираном. Дополнительную интригу такому прогнозу придает то обстоятельство, что названные страны не имеют общей границы. Однако, несмотря на это, их военные машины давно вошли в непосредственное соприкосновение. В настоящее время Иран активно участвует в сирийской гражданской войне, предоставляя режиму Башара аль-Асада вооружение, амуницию и - что главное! - все новых и новых бойцов. На стороне алавитского Дамаска сражаются тысячи военнослужащих регулярной армии Ирана и «Корпуса стражей исламской революции» (КСИР), бойцы добровольческой милиции «Басидж», а также поддерживаемые официальным Тегераном шиитские ополченцы из Ливана, Пакистана и Афганистана. Причем точное количество мобилизованных Тегераном штыков неизвестно (в январе 2019 года мы оценили их общее число в 21 тысячу человек). Вместе с тем, все очевиднее, что масштабами одной только Сирии дело может не ограничиться. Прямой военный конфликт иранских вооруженных формирований с Израилем, который считает Тегеран едва ли главной на сегодняшний день угрозой безопасности на Ближнем Востоке, произошел на днях. 10 февраля иранский дрон якобы вторгся со стороны Сирии на территорию Израиля. После чего израильская авиация нанесла ответные удары по 12 сирийским и иранским военным целям на сирийской территории. Среди них и авиабаза (пункт управления дронами) в пустыне Хомс, откуда, по израильской версии, и был запущен беспилотник. Средства ПВО асадовской армии открыли огонь по израильтянам, вторгшимся в воздушное пространство соседнего государства. При этом — на удивление эффективно. Израиль потерял самолет F-16 (двое членов его экипажа катапультировались). Появлялись сведения, что еще как минимум одна боевая машина получила сильные повреждения, но летчики сумели вернуть ее на аэродром. Операция израильской авиации стала крупнейшей с 1982 года, когда вооруженные силы Израиля вторглись на территорию Ливана (причем, уже тогда обе стороны активно использовали дроны - правда, лишь в качестве разведчиков).

 

Большая политика - двойные стандарты

 

   Израиль - крупнейший сателлит США на Ближнем Востоке. Очевидно, что в случае войны поддерживать союзников будут именно американцы. Нынешняя администрация уже не раз бряцала оружием перед носом у Тегерана. Так, сразу после инаугурации Дональда Трампа в феврале 2017 года, только приступивший к исполнению обязанностей новый глава США прямо обвинил Тегеран в том, что тот дестабилизирует ситуацию на Ближнем Востоке. В июле администрация Трампа ввела новые санкции против иранской программы баллистических ракет. Ну, а кульминацией напряженности признание американскими властями «Корпуса стражей исламской революции» террористической организацией. Автоматически в «черный список» были включены и порядка сорока организаций, связанных с КСИР, из разных стран мира. А уже в ноябре 2017 года Федеральное казначейство США инициировало новый пакет санкций против Ирана, который обвинили в поддержке террористической деятельности. Американская поп-культура усиленно создает в мире такой же негативный образ Ирана: достаточно вспомнить культовый сериал «Родина» (иранцы устраивают взрыв в Лэнгли — штаб-квартире ЦРУ) или блокбастер «Рэд-2» (иранцы продают атомную бомбу… русским мафиози).

    Массовые протесты молодежи, начавшиеся в конце декабря в крупных городах Ирана, как заявил верховный аятолла Али Хаменеи, были инициированы и поддерживались внешними «врагами» страны (нетрудно догадаться, что иранские власти имели в виду именно США). Протесты, кстати, охватили более 140 городов. Их горячо поддержали, в том числе, правящие политики США и Израиля. Поддержали они даже «Организацию моджахедов иранского народа» (ОМИН) - полувоенную организацию, которая ведет вооруженную борьбу против официального Тегерана. Иран и Ирак признали ее террористической, а вот США, напротив, из этого списка исключили. И теперь открыто приветствует участие членов ОМИН в антиправительственных выступлениях. Что же: большая политика - двойные стандарты…

      С 1974 года официальный Тель-Авив считает Сирию одним из ключевых врагов еврейского государства. Камнем преткновения остаются оккупированные израильтянами Голанские высоты, которые еврейское государство до сих пор считает своей территорией (вопреки, кстати, мнению всего мирового сообщества).

     В январе 2015 года Израиль нанес авиаудары по колонне боевиков ливанского движения «Хезболлах», которая, в сопровождении офицеров КСИР, двигалась по восточным Голанским высотам. В результате точечного авиаудара погиб иранский генерал, командовавший экспедиционным корпусом КСИР (иранская сторона эту информацию, разумеется, опровергала).

    Всего же, с начала сирийской войны, Израиль нанес более 100 ударов по сирийской территории. Большинство из них были направлены на то, чтобы предотвратить передачу со стороны Ирана современных видов вооружения движению «Хезболлах».

     Шиитское военизированное движение «Хезболлах», близкий союзник Ирана, принимает активное участие в Гражданской войне в Сирии на стороне президента Асада и вряд ли собирается в ближайшем будущем начать войну с Израилем. Раньше уже имел место подобный конфликт на юге Ливана (в июле-августе 2006 года). Он в целом показал, что относительно небольшому, хотя и хорошо организованному движению, трудно вести длительную войну с подготовленной израильской армией.

     Не совсем понятно, как Иран, не имеющий непосредственной границы с Израилем, мог бы на него напасть первым. Разве что при поддержке Башара Асада. Но у сирийского президента, несмотря на все успехи последнего времени при поддержке ВКС России, и других проблем по-прежнему хватает. А перспективы общесирийского урегулирования более чем туманны. В частности, совершено понятно, что без решения проблемы Восточной Гуты даже столица - Дамаск не сможет чувствовать себя в безопасности.

     Кроме того, Россия, как один из главных игроков сирийского театра военных действий, точно не позволит спровоцировать такой конфликт. Мне кажется, у нас сейчас есть позитивный ресурс, чтобы повлиять на ситуацию.

 

НАШ ПРОГНОЗ:

   

    Саудовская Аравия теряет поддержку США и совершает дорогостоящие стратегические ошибки: саудиты желают избавить свою экономику от нефтяной зависимости и терпят крах. Бедные жители Саудовской Аравии поднимают протесты и начинают джихад. По всей стране проходят теракты, и самая богатая нефтяная страна оказывается в руках исламистов.

    Сирия и через 10 лет останется под властью Башара Асада. Но ему не удастся сохранить полную государственность и территориальную целостность. Сирия распадется на три части: Асад сохранит свою власть на той территории, которую контролирует в настоящее время (Дамаск, Алеппо, горная местность прибрежных районов); в провинциях Ракка и Идлиб власть захватят боевики ИГИЛ, а третья часть Сирии будет под управлением курдов - там возникнет курдская автономия.

Ирак не сможет сохранить свою государственность. Причина – в несогласованности действий всех сил коалиции. Как итог - Ирак потрясут несколько гражданских войн между суннитами, шиитами и курдами и полное поглощение территории Исламским государством.

Иордания - приход «Исламского государства». Король страны вынужден будет бежать. Власть захватят боевики ИГИЛ. Они устроят массовые жестокие показательные казни высших государственных чинов. Также достанется национальным меньшинствам - христианам и черкесам: их боевики будут безжалостно убивать.

Турция- гражданская война и «президентская диктатура». Эрдоган имеет успешное политическое будущее: он избавится от политических конкурентов и провозгласит Турцию президентской республикой. Борьба против  «Курдской рабочей партии» превратится в полномасштабную гражданскую войну с курдами.  Вместе с тем нестабильная ситуация в стране, частые теракты подорвут в Турции туризм и развалят турецкую экономику (на примере Египта). Количество беженцев из Сирии увеличится, что станет тяжелым бременем для Анкары: приток мигрантов может достигнуть 5 млн. человек. Эрдоган будет использовать этот рычаг для дальнейшего давления на Евросоюз. Ежегодно ЕС будет выделять Турции до 5 млрд. евро.

Последствия для Европы

Европу ожидают тяжелые испытания, особенно тяжело придется Германии и Франции - страны ждут террористические атаки и столкновение культур. В терактах исламисты могут использовать даже запрещенное химическое оружие из Сирии. Все это приведет к нарастанию враждебности к мусульманам, тем самым толкая их на путь радикального ислама. Это может стать порочным кругом для европейских стран.

 

Южно-европейский (Балканский) ТВД

 

     В этом регионе сосредотачиваются основные силы выводимых (контролируемых  США)  с Ближнего Востока сил террористического интернационала. Так, по оперативным данным, образованы целые районы террористических баз в Македонии, Косово, Албании, на границе с Грецией, Черногории, Сербией, - где тренируются боевики и ждут сигнала для действий; перемещение происходит между лагерями и базами США на транспорте блока НАТО. Кэмп-Бондстил (Camp Bondsteel) - основная военная база американского контингента в составе международной миссии KFOR на территории Косова.

    Балканы всегда традиционно считались слишком запутанным и оттого не менее взрывоопасным уголком Европы. Этнические, политические и экономические противоречия здесь не разрешены и до сих пор. Однако чуть больше чем 100 лет назад, когда политическая картина не только на Балканах, но и во всей остальной Европе была несколько иной, именно в этом районе прогремели две войны, ставшие ощутимыми предвестниками более крупного конфликта.

    Корни Балканских войн следует искать даже не в турецком порабощении балканских народов, а в более раннем времени. Так, противоречия между народами наблюдались здесь ещё во времена Византии, когда на Балканах существовали такие сильные государства, как Болгария и Сербия. Османское вторжение определённым образом объединило балканских славян против турок, которые почти на пять веков стали главными врагами балканских славян.

  Президент Франции Эммануэль Макрон ясно и недвусмысленно заявил своим европейским союзникам, что НАТО переживает «смерть мозга», и что ЕС балансирует на грани провала. В то же время Министерство иностранных дел Сербии сообщило о новом договоре с НАТО, который подписывается ради ускорения и упрощения вступления страны в ЕС (и все это понимают). Выходит, если верить словам Макрона, мы подписываем договор с «мертвецом», чтобы приблизиться к «грани провала». Сербская общественность полагает, что этот договор навязал Запад, и он вреден для Сербии, так как предполагает трансформацию не только Вооруженных сил Сербии, но и Сербии в целом по воле ведущих стран НАТО. Их конечная цель - сделать Сербию членом западного военного альянса.

    Пользы от этого договора для сербской армии и Сербии не предвидится. Все, чего удастся достичь - это мощный пропагандистский эффект, на который и нацелен договор. Так хотят убедить, что западные ценности, стандарты и критерии неприкосновенны. Создается впечатление, что ИПАП (Индивидуальный план партнерства с НАТО) - это горячая картошка, которую мы не можем выбросить из сербского горшка, не обжегшись. Все заранее знают, что пользы от него Сербии не будет, как не было и до сих пор. Тем не менее Сербия  продолжае играть в эту игру и притворяться, что лидеры НАТО  партнеры сербов, хотя они по-прежнему действуют вразрез с жизненно важными сербскими интересами. Никто не знает, какими были бы последствия, если бы Сербия решила не продлевать договор об ИПАП и превратила бы эту «высшую форму сотрудничества с государствами НАТО для стран, не входящих в альянс», в нечто более соответствующее действительности. Это был бы рискованный шаг, поскольку желанием приблизиться к реальности кто-нибудь мог бы воспользоваться как поводом для того, чтобы Сербию снова (и официально) выставить врагом. Последствия, несомненно, были бы плачевными. Нельзя не учитывать, что Сербии угрожала бы значительно большая опасность от альянса, чем сейчас. Поэтому на первый план вышла дипломатия, которая создает впечатление, что страна искренне заинтересована в подписании этого соглашения, как и сербские «партнеры». Так будет продолжаться, пока «партнеры» из НАТО будут поддерживать иллюзию, что все равно возьмут Сербию в НАТО.

     После того, как Сербия купила у России зенитно-ракетные комплексы «Панцирь», и после того, как на учениях в Сербии появились С-400, «партнеры» из НАТО поспешили в Сербию, чтобы кое-что рассказать и объяснить некоторые вещи. Они оспаривают право сербов самим выбирать оружие и страну, у которой его покупать, тем самым подрывая независимость страны. Быть может, они даже «проглотят» «Панцирь» и не станут вводить против сербов санкции. Но С-400 сербам не простят. «Партнеры» из НАТО всерьез угрожают, так что отсутствие у Сербии средств на закупку этих комплексов, выходит - счастливая случайность. «Партнеры» по-тихому, делая щедрые подарки, вооружают противников и врагов в регионе, но при этом невероятно возмущаются из-за того, что и сербские вооруженные силы укрепляются. А что было бы, если бы Россия каким-то чудом подарила Сербии эти дорогие комплексы С-400?

   Беспокоит вопрос, каковы намерения США и НАТО в отношении Сербии на ближайшее время, если их беспокоит покупка оборонительных ракетных систем? Пока мы задавались этим вопросом, Министерство иностранных дел Сербии поспешило обрадовать новым договором с НАТО под тем же названием ИПАП, только уже под номером два. В сообщении МИДа говорится: «Сербия завершила процедуру принятия второго цикла договора ИПАП с НАТО на 2019 - 2021 год». В качестве объяснения приводится фраза, которая ничего не объясняет: «Принятие этого ИПАП является еще одним подтверждением активизации сотрудничества между Сербией и НАТО и создает предпосылки для продолжения нормального и структурированного диалога по всем вопросам в интересах обеих сторон».

   Самый веский аргумент, который сложно опровергнуть, заключается в том, что расширение сотрудничества с НАТО способствует укреплению сотрудничества и лучшему взаимопониманию с миссией «Силы для Косово» в Косово и Метоихии. А это, так или иначе, повышает безопасность сербов, которые ежедневно подвергаются опасности. С другой стороны, этот договор не помог развитию Вооруженных сил Сербии и не повысил их обороноспособность (хотя это могло бы стать плюсом данного соглашения). Просто изменились некоторые штабные процедуры, названия, иначе проводятся некоторые мероприятия - в общем, как многим кажется, все это излишние изменения, незаметные извне. Что касается выбора терминов (например, «гибридная война» вместо «специальной войны»), то тут нужно руководствоваться народной мудростью, согласно которой «неважно, белая корова или черная - важно, дает ли она молоко».

    С момента подписания первого договора ИПАП (15 января 2015 года), его считают частью масштабного и нечистоплотного плана Запада, который, прикрываясь желанием преобразовать, реформировать, реорганизовать и модернизировать армию Сербии, намеревается окончательно ее ослабить и буквально уничтожить. Армию системно разрушают, адаптируя к спецмиссиям НАТО, а не к потребностям сербского государства. Поэтому мы оправданно ожидали, что сербские власти откажутся от этого договора и отправят его на свалку истории. Это не означает, что с НАТО не стоит сотрудничать на определенном уровне. Но зачем углубленное военное сотрудничество, нацеленное только на подготовку страны к вступлению в НАТО, если оно не повышает обороноспособности страны и заставляет граждан предполагать, что в итоге, несмотря на заявленную политику военного нейтралитета, Сербия все же войдет в альянс? Сербии нужно искреннее сотрудничество, пусть даже на более низком уровне, но результативное - такое, чтобы эти результаты видели не только военный и политический истеблишмент, но и простые граждане.

    Договор ИПАП в Сербии всегда воспринимали настороженно, так как, по мнению большинства граждан, он дает такие права и свободы представителям НАТО, которые по логике вещей не полагаются им в суверенном государстве, и которые давать им не стоило бы. Этот договор обязывает сербов открывать силам НАТО свободный транзит через Сербию и предоставлять им в пользование нашу военную инфраструктуру. Кроме того, сербы предоставляют им особый статус на время пребывания в Сербии. Этот договор предполагает и другие соглашения. Пример - СОФА (Соглашение о статусе сил), которое детально регулирует пересечение границы, пребывание сил НАТО на территории Сербии и доступ к военным объектам. Возможно, на практике все выглядит иначе, но судя по тому, что известно общественности, военнослужащие НАТО могут хозяйничать в Сербии, нарушать наши законы и не нести при этом никакой ответственности.

   Неприятие вызывает и то, что этот договор затрагивает многие вопросы, которые нельзя считать военными. Поэтому распространилось мнение о том, что на самом деле последнее, чего касается это соглашение, - это армия. В тексте договора главный акцент делается не на военные вопросы. Скажем, в первом разделе рассматриваются «политические рамки», а также «внутренняя политика и экономические реформы». Это позволяет НАТО поднимать все интересующие его представителей вопросы. Второй раздел касается «оборонных и военных аспектов». В третьем опять-таки уходят в сторону от военной проблематики и обсуждают «дипломатию, научное сотрудничество, систему управления кризисами и планирование в чрезвычайных ситуациях». Если бы Сербия была заинтересована и претендовала на вступление в НАТО, то все сербы восприняли бы с пониманием. Можно сказать, что таким образом альянс детально проверяет, кого принимает в свои ряды, и хочет, чтобы будущий член изменил в своем государстве все то, что не устраивает НАТО. Но зачем проделывать нечто подобное с обыкновенными партнерами?

   Вещи, о которых речь в прошлом соглашении ИПАП, действительно удивляют. Например, там говорилось о появлении новых специальностей в судебной системе - нотариуса и судебного исполнителя. Встречались и такие абзацы, содержание которых никак не может порадовать, поскольку речь там шла «об обучении кадров для работы в тюрьмах со специальным режимом». Это порождает прямые ассоциации с Гуантанамо и нелегальными тюрьмами по всему миру, в которых с заключенными жестоко обращаются и пытают их.

Конечно, от такого пристального интереса под видом сотрудничества становится не по себе. Воспоминания о преступной натовской агрессии все еще свежи, и то, как сейчас ведут себя ведущие члены альянса, нисколько не добавляет доверия к ним.

     Трудно поверить, что в рамках сотрудничества с Западом мы можем получить что-то хорошее, если за нами одновременно нещадно следят и угрожают нам методами гибридной войны. Если эти силы готовы воспользоваться даже международными институтами и гуманитарными организациями для сбора разведданных, то кто может гарантировать, что это «сотрудничество» не является по сути операцией спецслужб? Разве перед агрессией против Сербии они не настаивали на том, чтобы физически присутствовать в сербских штабах и на самых важных военных объектах, а потом злоупотребили этим? По тем объектам, где они побывали, наносились самые точные удары.

    Соглашение предполагает и обмен секретной информацией, и этим НАТО тоже может злоупотребить. Нельзя оправдывать включение этого пункта в договор борьбой с терроризмом, поскольку обмен информацией такого рода должен осуществляться через службы безопасности. В соглашении, подписанном в 2015 году, нет пункта о сотрудничестве при уничтожении «излишков» оружия, но есть абзац, где говорится об уничтожении боеприпасов. Ничего плохого в этом нет, поскольку после истечения срока службы от боеприпасов необходимо избавляться, а это очень ответственная и опасная работа. Но в Сербии граждане стали очень болезненно реагировать на слово «уничтожение», когда речь идет об армии, и виной тому события, происходившие ранее. В память сербов глубоко врезались печальные картины уничтожения исправного и надежного оружия, которое намеренно списали как лишнее и преподнесли как балласт, от которого нужно избавиться. Тяжелое вооружение в итоге оказалось в металлоломе, а легкое раздавили гусеницы танков. Все мы знаем, что это было сделано по распоряжению «советников» из НАТО, которые опасались «модернизации» и развития нашей армии. Уничтожению подверглись новые противотанковые ракеты и переносные зенитные ракетные комплексы. Объяснение звучало так: в Сербии это оружие может попасть в руки к террористам. И никто из наших генералов и других «специалистов» тогда не спросил, почему это оружие представляет опасность в Сербии, где террористов нет, а в государствах и псевдогосударствах, соседствующих с нами, которые кишмя кишат боевиками, это оружие считают безопасным, и никто не требует его уничтожения?

   Все, что НАТО предприняло для развития военного сотрудничества с Сербией, в каком-то смысле ущербно. Одним государствам, соседям Сербии, альянс преподносит мощное оружие в качестве подарка, а Сербии не соглашается его даже продать. Конечно, американцы подарили сербам 19 внедорожников «Хамви», но вот чтобы они подарили ракету - такого не бывало. Тем не менее, за прошедшее время США преподнесли хорватам не только мощные вертолеты, гаубицы, танки, но и ракетные системы, которыми теперь Хорватия угрожает разрушить Белград. И это никого не беспокоит. Никто не видит тут опасности для стабильности и мира в регионе. А вот все, что приобретает Сербия, крайне опасно. Поэтому на автомобилях, которые нам подарили, американцы не установили даже обыкновенных пулеметов, чтобы «Хаммер» были похожи на настоящее военное транспортное средство. Я уже не говорю о чем-нибудь опаснее пулемета. Это и есть демонстрация нашего сотрудничества на самом высоком уровне и самая искренняя обеспокоенность безопасностью Сербии?

    На церемонии вручения американцами этого подарка на базе имени национального героя Стевицы Йовановича в Панчеве американский посол Кайл Скотт заявил: «Я надеюсь, что однажды в одной операции будут участвовать ваши «хаммеры» из Сербии и наши «хаммеры» из Соединенных Штатов». Нам известно, какие операции имел в виду Кайл Скотт. Он подразумевал вероломные операции НАТО, в которых сербским военным пришлось бы обагрить руки кровью невинных мирных жителей. Так же НАТО действовал во время преступной агрессии против Сербии.

    Сербия действительно приобрела мощное оружие, но не благодаря военному сотрудничеству с НАТО. Мощное оружие передали Россия и Белоруссия, а кроме того, Россия позволила на выгодных условиях купить современные боевые системы. Это известно всем. Ясно, что сотрудничество с Россией преобразило сербскую  армию и вновь сделало ее уважаемой силой. Что касается результатов сотрудничества с НАТО, то они призрачны и почти незаметны. Хотя наши офицеры и политики, которые отвечают за сотрудничество с НАТО, наперебой расхваливают успешное сотрудничество и великолепные достигнутые результаты, их не видно. Или, лучше сказать, их не видят граждане Сербии, которые внимательно следят за динамичным восстановлением нашей армии и боеспособности страны. Возможно, ИПАП 2 будет отличаться. Это станет понятно после его публикации на сайте Министерства иностранных дел. И все-таки вероятность слишком мала, если учесть долгосрочные результаты сотрудничества по предыдущему соглашению.

    В ожидании обещанного, Министерство иностранных дел Сербии опубликует текст нового соглашения ИПАП. Но вместо ИПАП было опубликовано следующее заявление от представителей НАТО: «Мы приветствуем такое развитие событий, которое ясно подтверждает желание Сербии укреплять свое давнее партнерство с НАТО. Индивидуальный план партнерства с НАТО (ИПАП) создан для стран, где есть политическая воля и возможности углублять сотрудничество с НАТО. ИПАП задуман так, чтобы охватывать все самые разные механизмы сотрудничества, благодаря которым страна-партнер поддерживает отношения с альянсом, и чтобы заострять внимание на определенных сферах, тем самым поддерживая ее реформаторские устремления».

    Военное сотрудничество с Россией в Сербии отмечают все, поскольку благодаря ему Вооруженные силы Сербии развиваются и крепнут. А вот военное сотрудничество с НАТО остается покрыто тайной, и его вклад в рост боеспособности Сербии не очевиден. Страны-члены НАТО, с которыми соседствует Сербия, да и весь Североатлантический альянс, обеспокоены всем, что хоть как-то повышает обороноспособность Сербии. Но даже если речь идет о наступательных вооружениях, НАТО нечего опасаться, так как Сербия - маленькая страна, которая никому не угрожает и хочет со всеми сотрудничать. Если же альянс настолько озабочен, даже когда дело касается оборонительных вооружений, то единственный вывод, который мы можем сделать, такой: вероятно, по-прежнему существует вариант военного решения проблем на Балканах, и Сербия вновь может подвергнуться прямой агрессии Запада. Вполне вероятно, что у него нет подобных намерений, но он хочет сохранить возможность угрожать Сербии чем-то подобным, оказывая таким образом на нее влияние. Зенитные-ракетные комплексы С-400 исключают подобные угрозы, поэтому западные силы всеми способами стараются помешать их закупке, в том числе закрывая воздушное пространство для перелетов над соседними с нами странами.

   Северная Македония - очень поучительный пример того, что происходит с государствами, которые основывают свою политику исключительно на дипломатии, не опираясь на данные своих разведывательных служб. Опытные государственники знают, что это напоминает «блуждание в темноте», в которой вас поджидают политические и дипломатические ловушки и капканы. Поэтому опытные политики не предпринимают никаких действий без предварительных консультаций с разведкой и ознакомления с самыми достоверными и проверенными разведданными. Ничто не мешает получить необходимые данные от дружественного вам государства, если у вас нет собственной службы, способной проверить информацию и признать ее достоверной. Во время правления Зорана Заева Северная Македония совершенно забыла и запустила свои службы разведки и безопасности, и в конце концов поплатилась за это. Пример этой страны настолько поучителен, что его, несомненно, будут проходить в вузах, изучая дипломатию и систему безопасности.

    Политика Зорана Заева, которая решила судьбу государства и (северо) македонского народа, привела к глубокому кризису. Но это еще мягко сказано. После того, как Европейский Союз отказался начать переговоры о вступлении с Албанией и Северной Македонией, эта политика Заева просто зашла в тупик. Решение ЕС преподносится как большой сюрприз и стратегическая ошибка, к которой Европейский Союз подтолкнул президент Эммануэль Макрон при поддержке Голландии и Дании. Однако это не меняет глупой ситуации, в которой оказалась Македония. Заев и его проалбанские политические соратники не скрывают, что согласились на все, что от них требовали, в обмен на заманчивые обещания. Руководители полностью проигнорировали волю македонского народа и поступились почти всеми национальными интересами македонцев, чтобы достичь одной цели - облегчить себе вступление в Европейский Союз и обеспечить экономическое процветание. По замыслу политиков, народ впоследствии понял бы весь масштаб их политических замыслов и поворотов и согласился бы с ними, посчитав дальновидными и правильными.

   Всю грязную подноготную политики Зорана Заева полностью раскрывает коррупционная афера «Рэкет». Что касается его личных качеств и особенностей характера, то Заев раскрылся благодаря розыгрышу двух российских ребят, которые в разговоре с ним представились украинским президентом Петром Порошенко и генеральным секретарем НАТО Йенсом Столтенбергом. Такое впечатление, что маску с лица Заева сорвал ветер с востока, который бывает не столь разорителен для Балкан, как западный, но и он способен посбивать расставленные там Западом пешки. Стало понятно, что Заев готов стать коррупционером и будет коррупционером, так как не видит в этом ничего необыкновенного или ненормального.

     Поэтому неудивительно, что из-за аферы «Рэкет» и связей с македонской звездой и шоуменом «Бокием 13» Заев оказался напрямую причастен к коррупции и вымогательству в огромных размерах. Из-за скандала доверие утратил не только Заев и его кабинет, но и государственные институты, так как одна из главных фигуранток скандала Елица Янева является главой Специальной прокуратуры Северной Македонии.

    И все же маловероятно, чтобы западные лидеры из-за этого заблокировали движение Македонии на пути в Европейский Союз. Нам известно, что своих прислужников (а Заев именно им и является) они финансируют, только пока не приведут их к власти, а после обучают их красть. Потом они все это тщательно фиксируют и используют для шантажа, чтобы такие люди всегда были верны и послушны Западу.

     Заев тяжело перенес этот удар, поскольку нанес его тот институт, от которого он ожидал безусловной поддержки и терпимости (такой же, с которой сам Заев безусловно принимал все его игры и предложения). Таким был «дипломатический» договор. Для Заева начало переговоров о вступлении в Европейский Союз стало бы спасением, так как отвлекло бы внимание общественности от неприятных скандалов. Но этого не произошло, и Заев потерпел полный крах как на внутренней, так и на международной арене. У премьера остается всего один козырь, который он пускает в ход, — демократичность. Решение об отставке Зоран Заев принял не из протеста и не в состоянии аффекта. Это решение глубоко обосновано и единственно возможно в ситуации, в которой он оказался. Заев теперь пытается выставить себя жертвой обмана и даже заговора против македонского народа. Однако заявление об его отставке и настойчивое желание провести выборы как можно скорее - еще одна политическая ошибка. Хотя в Европе и Сербии кое-кто купился на его обман, даже смешно подумать, что все, что связано с Зораном Заевым и его работой в качестве премьер-министра, имело хоть какое-то отношение к демократии.

    Для Запада демократия - это широкое и обтекаемое понятие, когда речь идет о малых и нестабильных государствах, которые нужно подчинить интересам НАТО. Воля большинства в таких случаях не важна и только мешает «демократическим процессам».

    Сейчас Заев рассчитывает на короткую память электората и на новые грязные игры влиятельных западных спецслужб. Он надеется, что удержаться у власти ему помогут те, кто его к ней привел благодаря вероломной игре в рамках гибридной войны. Конечно, они сделали это ради собственных интересов, а не ради интересов македонского народа.

     Игры разведок и скандалы вокруг действий спецслужб повлияли на Северную Македонию, сделав ее точь в точь такой, какой ее хотел видеть Запад. Поэтому стоит вспомнить, как начиналась масштабная операция западных спецслужб, направленная на устранение «вредного российского влияния» в Македонии. Все началось с громкого скандала из-за прослушки. Именно Зоран Заев, который тогда был малозначительной политической фигурой и не пользовался поддержкой македонского народа, раздул скандал в связи с незаконным прослушиванием многих обывателей (речь шла о 20 тысячах граждан) и политических противников (в качестве примера Заев приводил самого себя) власти. У него имелись «убедительные доказательства» - записи прослушанных разговоров, которые он дозированно публиковал. Подлинность записей, которыми располагал Заев, так никогда и не была подтверждена. Но этот скандал полностью парализовал македонскую систему разведки и безопасности в решающий момент, когда подрывался авторитет государственных институтов и существовавшей власти, хотя именно тогда необходимо было делать все возможное, чтобы помешать этому. Заев начал публиковать видео- и аудиозаписи под названием «Информационные бомбы», и с самого начала было ясно, что за ним стоит какая-то мощная разведывательная служба. Учитывая исключительную дипломатическую и медиа-поддержку Запада, можно с большой долей уверенности предположить, кто предоставил Заеву записи и кто координировал эту секретную операцию, целью которой было скомпрометировать правительство партии ВМРО-ДПМНЕ. Ее обвинили в пророссийской ориентации, поскольку она с трудом соглашалась на то, что от нее требовали.

    Вполне возможно, албанские спецслужбы внедрились в центр македонской контрразведки и предоставили записи Заеву как македонскому политику, который будет преследовать албанские интересы. Однако наиболее вероятен другой вариант: всю операцию провело американское ЦРУ, которое способно все контролировать, располагает современной техникой и может самостоятельно прослушивать нужных людей. Кроме того, ЦРУ способно оказывать влияние на албанцев и греков для того, чтобы добиться конечной цели - сделать Македонию членом НАТО.

     Бывший тогда премьер-министром Никола Груевский понимал, откуда ветер дует, и обвинил Заева в том, что он «незаконно и при помощи иностранных спецслужб организовал сеть прослушивания высшего македонского руководства, чтобы собрать компрометирующие сведения и с их помощью заставить правительство уйти в отставку». Однако одно дело — понимать, а другое дело — доказать. Этот скандал сильно подорвал позиции правительства Груевского, так как под давлением западных дипломатов он был вынужден наказать «виновных», тем самым практически признав злоупотребления. Поддавшись давлению, правительство Груевского попалось в очередную коварную ловушку. Так критика и обвинения помогли маленькой партии Заева при участии албанских фракций скинуть Груевского с власти.

     Трудно поверить в то, что «Тиранская платформа» появилась благодаря авторитету Зорана Заева среди албанцев, как и в то, что Преспанский договор, закрепивший греческое вето на название Македония, стал результатом его политики. Все это организовали и реализовали спецслужбы НАТО.

     В дальнейшем, как предполагалось, Заев должен был укрепить свою власть, изгнав политических противников. Многих судили за участие в беспорядках в Собрании. Осужден были и лидер партии ВМРО-ДПМНЕ Никола Груевский, который из-за давления и преследований решил бежать из страны. Запад смотрел на все это благосклонно, полагая, что это поможет устранить российское влияние, а в этом деле все средства хороши.

     Бегство Груевского тоже похоже на совместную операцию нескольких разведывательных служб, подконтрольных НАТО, так как в Венгрию он бежал через Албанию и Черногорию. Его полностью контролировали западные и албанские спецслужбы, которые точно знали о подготовке к побегу и могли помешать ему, если бы были в этом заинтересованы. Они намеренно закрыли глаза на происходящее и отпустили Груевского, чтобы еще больше ослабить его партию и укрепить позиции Заева.

      После «победы» на выборах, уже в качестве премьера Македонии, Зоран Заев не доверял своей разведке и контрразведке, так как все это время прямо конфликтовал с ними и утверждал, что они следят за ним и прослушивают его. По многим причинам эти спецслужбы тоже ему не доверяли. Поэтому, проводя свою политику, Заев не учитывал информацию своих спецслужб и полностью доверился западным дипломатам. Он выполнял все их требования и условия вне зависимости от того, насколько они вредят интересам Македонии и македонского народа. Из-за нехватки информации от собственных спецслужб все, что ему оставалось, это слушать и верить тому, что ему обещали дипломаты. Хуже того, Заев сам или по чьему-то наущению направил свою разведку по ложному следу. Вместо того чтобы сориентировать македонские спецслужбы, которые и без того малы и обладают скромными возможностями, на центры, где принимаются судьбоносные решения и от которых зависит судьба Македонии, Заев нацелил весь разведывательный аппарат против Сербии, единственного государства в его окружении, которое ничем Македонии не угрожало. Заев отдал распоряжение следить за всем штатом сербского посольства. Вот так македонские спецслужбы вместо того, чтобы защищать Македонию, были вынуждены служить западным разведцентрам, которые ведут гибридную войну против Сербии.

     Сегодня уже совершенно ясна стратегия гибридной войны, с помощью которой Македонию вовлекли в НАТО, что и было целью Запада. Скандал с прослушкой полностью сломил сопротивление агрессии; «Тиранская платформа» обеспечила Заеву албанскую поддержку для прихода к власти; судебным преследованием политических противников Заев укрепил свою власть, а Преспанский договор закрепил его долгосрочную политику, призванную разрешить все македонские споры и проблемы и привести Македонию вне очереди и по облегченному пути в состав Европейского Союза. Разумеется, все, что связано с этим планом, координировали спецслужбы НАТО, прежде всего американские.

     Заев и его политические соратники ошиблись в расчетах, посчитав, что конечная цель всей этой гибридной операции - вступление Македонии в Европейский Союз, а вступление в НАТО - лишь обязательная промежуточная задача. Теперь македонские власти поняли, что их обманули и что после вступления в военный альянс Запад к Македонии утратил всякий интерес.

     ЕС больше не предлагает балканским странам надежной перспективы вступления в союз. Доверие к Западной Европе утрачено. Всего через неделю после того, как ЕС вновь холодно обошелся с Северной Македонией и Албанией, премьер-министр другого балканского государства отправилась в Москву, чтобы подписать соглашение о свободной торговле с Евразийским экономическим союзом, в состав которого входит Россия. Визит главы правительства Сербии Аны Брнабич в Москву скорее всего не был связан с результатами саммита ЕС. Тем не менее, срок поездки, назначенный вскоре после того, как французы наложили вето на решение начать переговоры со Скопье и Тираной об их вступлении в ЕС, наталкивает на мысль об именно таком ходе событий, о котором в последние дни предупреждали в многочисленных статьях и заявлениях.

    Отсутствие реальной перспективы вступления в альянс, как утверждается, ведет к разрыву с Западом и помогает таким игрокам, как Россия, Китай и Турция, нарастить влияние на Балканах. К тому же президент Сербии Александр Вучич  в интервью изданию «Financial Times» заявил, что результаты саммита ЕС показали необходимость поддерживать тесные контакты с Пекином и Москвой.

    Нет сомнений, что ЕС и Запад во многом утратили доверие и влияние в балканских государствах. Отношения между Брюсселем и странами региона после окончания югославских войн основывались на обещании, что экономические и правовые реформы будут вознаграждены интеграционным прогрессом. Учитывая, что Евросоюз, по всей видимости, изможден процессом расширения, эта модель еще до недавнего саммита работала лишь формально. Долгое время находящийся у власти президент Черногории Джуканович или президент Сербии Вучич уже давно не предпринимают никаких попыток устойчивой демократизации своих стран.

     С отказом Северной Македонии они не сохранят даже видимости этого процесса. Правительство в Скопье, несмотря на мощное сопротивление, разрешило спор с Грецией, чтобы устранить препятствия на пути к переговорам о вступлении. Но это того не стоило. Теперь, на фоне серьезного политического давления внутри страны, правительство оказалось под угрозой. Поэтому для балканских претендентов на вступление в ЕС недавний саммит в Брюсселе, безусловно, важное событие.

     Россия, Китай и Турция, напротив, в последние годы расширили присутствие в регионе. Сложившейся ситуации благоприятствуют несколько факторов. Путин, Эрдоган и Си - желанные гости у самодержавных правителей региона, ведь от них не приходится выслушивать высокопарные речи о демократии и верховенстве закона. Даже у населения сильные правители пользуются высоким авторитетом. Это очевидно каждый раз, когда Путин приезжает в Сербию с официальным визитом.

     Россия популярна прежде всего в славяно-православных регионах и позиционирует себя там как ценностно-консервативную контрмодель по сравнению с декадентским Западом. Турция особенно привязана к мусульманам, но в значительной мере проявляет «мягкую силу» во всем регионе. «Turkish Airlines» работает в регионе активнее, чем любая другая авиакомпания, а турецкие телевизионные фильмы, к примеру, об Османской империи, чрезвычайно популярны, несмотря на историческую враждебность. Кроме того, Турция с Сербией имеют тесные экономические отношения. Всего две недели назад Эрдоган с большой делегацией побывал в Белграде.

     Китай, в свою очередь, присутствует в регионе прежде всего в роли инвестора. За исключением Косова, не признанного Пекином, все страны региона затрагивает китайская инициатива по сотрудничеству с государствами Центральной и Восточной Европы (17+1). Все Балканы полагаются на средства внешних инвесторов для модернизации своей ветхой инфраструктуры. За неимением доступа к структурным фондам Евросоюза здесь очень приветствуются инвестиции из Китая или Турции.

      Растущее влияние этих государств сопряжено с реальными рисками для Балкан. Москва борется с наращиванием западного влияния, особенно со стороны НАТО. При этом Россия мастерски использует в своих интересах изломы истории и латентную нестабильность в регионе. Растущее разочарование в Евросоюзе расширяет возможности для России. На этой неделе Москва впервые доставила боевую систему C-400 в Сербию для совместных учений. Учитывая споры вокруг приобретения Турцией этой ракетной системы, это знаковый шаг.

     Анкара в определенной степени экспортирует свое понимание термина «правовое государство» и все чаще обращается за помощью в преследовании противников правительства. Это выражается, в частности, в давлении на школы сети Гюлена, которая в Турции считается закулисным руководителем попытки переворота в 2016 году. Из Косова были похищены турецкие учителя, из Боснии перед недавним визитом Эрдогана выслали нескольких турок.

    Крупные проекты, финансируемые китайцами, часто бывают связаны с коррупцией и потенциально могут подорвать правовые стандарты. Черногории, имеющей огромную задолженность перед Китаем из-за дорогостоящего проекта строительства автомобильных дорог, грозит участь новой жертвы долговой дипломатии Пекина.

    То, что Москва или Анкара станут новыми центрами притяжения для балканских государств, все же маловероятно по двум причинам. Эффективный уровень сотрудничества с этими государствами, как правило, переоценивается. Российская доля во внешней торговле региона составляет 6%, а доля ЕС - 73,5%. Cоглашение о свободной торговле Сербии с Евразийским союзом тоже мало что изменит. В вопросах безопасности также делают ставку на Запад. Албания и Черногория - члены НАТО, Северная Македония вскоре присоединится к ним, Косово тоже к этому стремится. Босния и Сербия участвуют в программе НАТО «Партнерство во имя мира».

     Пусть население региона и увлеченно смотрит турецкие мыльные оперы и питает симпатии к могучему правителю в Кремле, но в конечном счете западный образ жизни остается образцом для подражания. Чрезвычайно сильный отток населения по-прежнему идет на север и запад. Молодые сербы в погоне за счастьем редко отправляются в Москву или Царьград, как именуют Стамбул в южнославянском регионе. Авторитарные государства на востоке могут предложить Балканам гораздо меньше, чем Запад. Даже в традиционно дружественной России Сербии 45% населения выступают за членство в ЕС и только 17% - за Евразийский экономический союз, в котором Россия доминирует. Но! Москва, Анкара и Пекин на Балканах преследуют разные цели. Россия стремится в первую очередь предотвратить экспансию западных альянсов на Балканах и ослабить Запад на его собственном заднем дворе, провоцируя кризисные ситуации. Пекин и Анкара рассматривают регион в качестве транспортного коридора для торговли с Центральной и Северной Европой. Западная интеграция и стабилизация скорее способствуют этому. Диаметрально противоположны позиции в косовском вопросе. Москва и Пекин с оглядкой на сецессионные процессы на собственных территориях придерживаются суверенитета Сербии над Косово, Анкара выступает на стороне Косова в качестве протектора мусульман. Объединенный антизападный блок в этих условиях едва ли может сложиться.

    Но даже без серьезной конкуренции со стороны Востока,  Запад теряет Балканы, а вместе с ними и те слои местного населения, которые хотят модернизировать и демократизировать свои государства. В будущем будет еще сложнее продвигать такие ценности, как верховенство закона, демократия и либеральная рыночная экономика, тем самым способствуя долгосрочной стабилизации самого конфликтного региона Европы.

    Настоящие победители - местная самодержавная элита, которая выигрывает выборы с националистическими настроениями и в то же время обогащается за счет олигархических структур власти. У них будет еще меньше поводов выслушивать десятки тысяч недовольных, которые в последние месяцы неоднократно выходили на улицы в Сербии, Черногории или Албании, призывая к реформам правового государства.

 

Война дипломатическая

 

   На противодействие России в Европе решено выделить 4,6 миллиарда долларов. В частности, 350 млн. долларов планируется направить Киеву в качестве военной помощи. Отмечается, что деньги могут быть предоставлены в рамках «Инициативы по оказанию помощи Украине в сфере безопасности». США также намерены выделить 100 млн. долларов прибалтийским странам для отражения «российской агрессии». Общий объем оборонного бюджета США на 2020 финансовый год должен составить почти 800  миллиардов долларов.

  Угрозы НАТО: Главы Военно-морских сил (ВМС) Германии, Франции, Великобритании, Бельгии и Нидерландов, реанимирует так называемый «Комитет холодной войны», который занимался защитой морской линии, соединяющей Северной море с Атлантикой. Его главной функцией тогда была защита от вторжения советского флота. Как говорится в документе, выдержки из которого приводит «Defense News», теперь государства альянса должны согласовывать свои планы закупок, в том числе, кораблей, а также постоянно обмениваться опытом, чтобы в случае начала конфликта действовать как единое целое. Ла-Манш называется в пакте дверью в Центральную Европу и воротами в Балтийское море, а также нитью, связывающей Великобританию и страны Европы. Особое внимание страны НАТО уделяют Балтийскому морю, так как именно в нем может возникнуть гипотетический конфликт с Россией. В Калининградской области базируются корабли и подлодки ВМФ РФ, которые, как утверждается, представляют большую угрозу для ВМС стран альянса. А сам бывший Кенигсберг представляет себя некий авангард России на европейском фронте. Кстати, ранее генерал ВВС США Джефф Харриган заявил в интервью «Breaking Defense», что его летчики тренируются бомбить Калининград.

    Пока, НАТО уступает России на этой «линии фронта» (Пентагон строит ледоколы для войны в Арктике), хотя и пытаются достичь военного перевеса в регоине (США объявили Арктику линией своей обороны). США - требуют вывести войска из Грузии, Крыма, (Абхазии, Юж. Осетии), Донбасса, отрезать Калининградскую обл., натравливают а «большую войну» Польшу и Украину.

 

Аресты

 

1) Более 15 граждан РФ захвачены в 3 странах и США и сидят в американских тюрьмах.

2) Власти порта Сингапура арестовали российское судно «Севастополь», которое  с 2018 года находится под американскими санкциями, сообщает «РИА Новости» со ссылкой на заместителя генерального директора компании-судовладельца «Гудзон» Олега Аникина. Российская компания «Гудзон» оказалась под ограничениями в августе 2018 года за нарушение американских санкций против КНДР. В санкционном списке также оказались ходящие под российским флагом принадлежащие компании танкер «Патриот» и грузовые суда «Бэлла», «Богатырь», «Партизан» и «Севастополь», а также полупогружной контейнеровоз «Нептун».

Разрушение СССР и дальнейшая дестабилизация России

 

   Операция «Циклон» (Operation Cyclone) - кодовое название программы ЦРУпо вооружению афганских моджахедов во время Афганской войны (1979-1989 гг.).«Циклон» является одной из самых длинных и самых дорогостоящих секретных операций ЦРУ,финансирование программы началось с 20-30 млн. долларов в год и к 1987 году достигло уровня 630 млн. долларов в год.

 

Операция «Фарадей»  США и Великобритания проводили против СССР секретную операцию под кодовым названием «Фарадей», которая курировалась министерствами обороны Великобритании и США. Непосредственными исполнителями задач были сотрудники британского спецподразделения SAS и разведывательного управления Министерства обороны США. Операция преследовала следующие цели: создание тренировочных лагерей (в том числе, на территории Пакистана и в Шотландии); засылку американских и британских диверсантов из частей спецназа для ведения разведки в районах Кандагар - Баграм - Кабул; организацию поставок оружия, боеприпасов и минно-взрывных средств; инструктирование афганских моджахедов по тактике диверсионной деятельности. В частности, инструкторы из SAS не только готовили «моджахедов» в пакистанских лагерях, но и сами участвовали в боевых действиях против советских войск.

    Опираясь на мнение специалистов спецслужб и не продавшихся исследователей-политологов, мы убеждены в том, что «Держава – СССР» разрушена и оккупирована в результате долговременного плана тайного мирового правительства, осуществлённого изнутри руками предателей – высших руководителей страны, изменивших своей Родине! Без прямого вооружённого вмешательства, используя технологии информационных войн, американский фашизм сумел осуществить то, что не удалось гитлеровскому фашизму. Всё это случилось в результате коварного обмана большинства советского народа предательской «пятой колонной» внутри СССР. Союз завербованных спецслужбами США и стран НАТО представителей высшей партийной и государственной номенклатуры, части продавшейся творческой интеллигенции, а также субъектов организованной преступности предали свою Родину с тысячелетней историей. Такого коллективного предательства наша Русь ещё не знала. Не имея единого руководства, разбросанные по огромным территориям, одураченные и преданные Горбачёвыми, Яковлевыми, Медведевыми, Ельциными и им подобным прихвостнями, - советские трудящиеся не смогли сами по себе сплотиться и предотвратить подлый удар по своей Родине - матери. Не нашлось в то время современных Мининых и Пожарских, чтобы организовать большинство народа для отпора агрессивному меньшинству, пользующемуся активной поддержкой спецслужб США и стран НАТО.

     Ответственность за произошедший разгром СССР лежит на каждом из честных советских людей. В том числе и автор, если бы знал тогда в полном объёме степень предательства высшего руководства страны, наверняка, действовал гораздо решительнее. Не снимая с себя ответственность за происшедшее, в то же время автор убеждён, что главная вина лежит на руководстве КГБ СССР во главе с Крючковым, МВД СССР (Бакатин, Дунаев, Баранников), Министерства обороны (Шапошников), Генеральной прокуратуры и других силовых ведомств нашей страны. Они, загодя зная о предательстве верхушки ЦК КПСС и правительства СССР во главе с Горбачёвым, лишь имитировали на конечной стадии попытку сохранения Державы. На самом деле, многие из этих генералов полагали, что бездействием (мол, не хотели кровопролития), а отдельные и действием, они и при новой «капиталистической» власти останутся при своих высоких должностях. Ну, а создание ГКЧП, с вводом войск в Москву, - стало классической провокацией - поводом, своеобразным детонатором последующего первого этапа государственного переворота или говоря по  современному - «бархатной» революции. Если бы члены ГКЧП реально хотели остановить начавшийся развал СССР, то обратились к трудовому народу о помощи, не побоявшись при необходимости и вооружить его для защиты безопасности страны.


НАДО ГОТОВИТЬСЯ – К ЗАТЯЖНОЙ КОНФРОНТАЦИИ С ЗАПАДНОЙ СИСТЕМОЙ НА ГОДЫ, ДЕСЯТИЛЕТИЯ.

Потенциальная экономическая депрессия в России (при условии, если не удастся мобилизовать ресурсы для отражения атаки) на фоне кровавой войны на  Украине и СИРИЙСКО-ИРАКСКОМ направлении, с высокой вероятностью создадут почву для распада страны. Повторюсь, именно распад страны, а не только государственный переворот. Следуя  планам США (судя по тенденциям и темпам), - к 2024 году полностью демонтировать Россию, расчленить, уничтожить народ и взять под внешнее управление РФ.

 

СТРАТЕГИЧЕСКИЕ ПОТЕРИ

 

С 1991 года по 2016 год, США вывезли с территорий бывших республик СССР – технологий, изобретений, ученных, имущества, ценных ископаемых, предприятий, вооружений  - на сумму 4 трлн. долл. США (по другим данным около 7 трлн.)

 

КОРРУПЦИЯ

 

Более 75 % ВВП РФ находится за рубежом и в оффшорных зонах. Это около 1, 5- 3 трл. долл. США. Олигархи разработали схему неуплаты налогов в бюджет РФ избегая налогового преследования. Число миллионеров и миллиардеров в России растет с каждым годом, и в тоже время население беднеет. Национальными природными богатствами и ресурсами владеет узкая группа лиц из числа олигархов или приближенных к правительству РФ и руководству страны.

 

  АБЫЗОВ (2011- 2016 гг.) – будучи министром, вывел на счета 70 компаний из Белиза, Сингапура, Кипра и Британских виргинских островов  860 миллионов долларов. На  60 фирм в оффшорах было выведено 810 млн. долларов США.

 

Террористическая обстановка

 

Украина

 

1) Нарастающая  русофобия.

2) «Раковая опухоль» Украины – бандеровцы; продолжение создания спящих ячеек по всей территории Украины, включая ДНР, ЛНР. Попытки организации диверсий и развед стремлений на территории РФ.

 

Ближний Восток - Ирак,  Сирия,  Ливия, Афганистан

 

1) Сосредоточение боевиков «Талибан» и ДАИШ у границ Таджикистана, Туркменистана и Кыргызстана. Предполагается усложнение оперативной остановки в связи с выводом войск НАТО из Афганистана и расположение этой группировки в  Туркменистане, Узбекистане, Азербайджане.

2) Активизация талибов в ДРА; планируется засылка бандгрупп в Таджикистан, Кыргызстан, Туркмению, Узбекистан и активизация исламистского подполья по всему фронту противостояния.

3) Создание исламской инфраструктуры террористической направленности в Поволжье, на Северном Кавказе, и особенно, в московском регионе. Попытки организации мусульманского подполья в регионах РФ, где проживают мусусульманские  национальности (Татария, Башкирия, Поволжье, Северный Кавказ и др.). Последний пример – Подмосковье; лица из числа мигрантов из Средней Азии организовали убийства водителей (около 35 эпизодов); организатором был член запрещеннной организации «Хизб ут-Тахрир». Банда насчитывало около 11 мужчин и 8 женщин.

4) В Сириию и Ирак уже втянуты 70 стран запада. Боевые действия ведут США, Англия, Франция, Германия, Турция, КСА, Катар. В стране  ДЕЙСТВУЮТ наемники из РФ и СНГ ЕВРОПЫ (около 850 человек из РФ; СНГ - туркмены, таджики, узбеки- , киргизы,  казахи,  - всего около 7500 чел.).

- Попытки организации мус. подполья в регионах РФ где проживают мус. национальности (Татария, Башкирия, Поволжье, Северный Кавказ и др.)

Последний пример в Подмосковье, лица из числа мигрантов из С. Азии организовали убийства водителей около 35 эпизодов, организатором был член запрещ. орг. Хезбу-Тахрир. Банда насчитывало около 11 мужчин и 8 женщин.

5) ДАИШ планирует удары силами группировки из Африканских стран по посольствам РФ на Африканском континенте, а члены ДАИШ из республик Средней Азии - по объектам в РФ. Сейчас, более 7000 человек – граждан стран Евросоюза, в том числе 1,7 тысячи французов, 850 бельгийцев, 760 голландцев, 650 немцев и 170 шведов, до 450 граждан Испании или жителей этой страны  - находятся в тренировочных лагерях ДАИШ. Эта цифра в два раза выше той, которую приводили эксперты в 2017 году. Чаще всего в Сирию и Ирак для участия в военных действиях на стороне террористов ездили граждане Туниса - 5,5 тысячи человек. На стороне боевиков воевали 3,2 тысячи поданных или жителей Саудовской Аравии, 1,63 тысячи - Марокко, 1,6 тысячи - Иордании, 1,2 тысячи - Египта, 900 - Алжира. 497 марокканцев погибли, еще 274 вернулись в страну, остальные предположительно все еще находятся в зоне конфликта.

6) В Сирия достраиваются 2 новые базы США (дополнительно к базе Ат-Тафт (граница с Иорданией).

7) ЦРУ продолжат уничтожать своих подручных - Усама Бен Ладен, Аль-Багдади и т.д.

 

Война на Ближнем Востоке будет длительной; будет перекидываться на соседние страны, в т.ч. в районы Средне-азиатских стран, Китая, Закавказья и Северного Кавказа.

 

ТЕРРОРИСТИЧЕСКАЯ МИГРАЦИЯ

 

  В рядах ИГ воюют 10000 граждан стран СНГ в т.ч россиян. На втором месте Саудовская Аравия (3244 человека), третью строчку занимает Иордания, - 3000 граждан примкнули к ИГ. На четвертом месте Тунис (2926 человек) и на пятом - Франция, «поставившая» в ИГ 1910 граждан своей страны.
 Всего, по данным «Soufan Group», в Сирию и Ирак для участия в деятельности ИГ до и после провозглашения халифата (2014 год) въехало около 40 тыс. человек из 110 стран мира. Об этом свидетельствуют характер и обширная география их последних терактов. В нынешнем году количество жертв нападений в Афганистане, Сирии, Иране, Ираке, Египте, Мали, Турции, России, Великобритании, Испании, Швеции, Финляндии и в других странах исчисляется сотнями.

 

УГРОЗА ФАШИЗМА

 

  В ПРИБАЛТИКЕ, УКРАИНЕ – с нарастающей («реклама» в социальных сетях) продолжается вербовка НЕОНАЦИСТОВ по всей Европе; известны также случаи вербовки в Латинской Америке.

  В ПОЛЬШЕ (2019 год) прошло ШЕСТВИЕ НЕОНАЦИСТОВ и сочувствующих режиму «коричневой чумы». В шествии участвовало  60 тыс. человек.

  По всей Европе происходит осквернение советских памятников воинам-освободителям (Польша, Молдова, Румыния, Австрия, Литва, Германия. Болгария, Эстония, Латвия, Украина).

  Неонацистские «подрывные организации», причастные к созданию лагерей по подготовке оппозиционеров, действуют в Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Крыму, Калининграде, Омске и ряде регионов Северного Кавказа.

 

ИНФОРМАЦИОННАЯ ВОЙНА

 

 - СМИ в РФ под находятся под контролем иностранного капитала или в руках олигархических группировок.

 - Население России сократилось с 2002 года на 2,3 миллиона человек (1,6%) и составляет 142 миллиона 857 тысяч человек. К 2030 году население России сократится на десять миллионов человек - до 130 миллионов, что станет самым большим демографическим упадком в мире в обозначенный период и приведет к дефициту рабочей силы. Главным демографическим вызовом для России станет интеграция растущего мусульманского населения. Сейчас в России около 20 миллионов мусульман, на долю которых приходится порядка 14% населения, но к 2030 году их доля вырастет до 19%. «Меняющийся этнический состав населения России уже является источником роста социальной напряженности», - говорится в докладе.

 

Миграция и мигранты

   По информации СМИ, в  отношении России, которая стал жертвой мегамиграциий после распада СССР, реализуются планы по изменению этно-социального состава страны в пользу выходцев из южных стран СНГ. Так в частности, в российской столице численность русско-славянского населения сократилась до 30 %, уровень нелегальной миграции кратно превышает число зарегистрированных гостарбайтаров и других мигрантов. В современной России историки сравнивают нынешние миграционные процессы со временами трансформации христианской Византии в мусульманскую Османскую империю.

   В 2016 году мигранты, работающие в России, купили трудовых патентов на 38 миллиардов рублей. Это хорошая цифра. Потому что это доход нашего государства от трудовой миграции.

   Но дальше идут цифры не очень хорошие - расходы.

- Исторически миграционная среда криминализирована. Только в 2017 году в российских тюрьмах отбывали наказания 29 397 мигрантов. Содержание одного заключенного в год обходится в 469 тысяч рублей. Итого: 14 миллиардов рублей.

- В 2018 году из России депортировали 55 160 нелегальных мигрантов. Эта процедура обошлась бюджету в 3 миллиарда рублей.

- Содержание одного миграционного центра с мигрантами, подлежащими депортации, обходится в среднем в 200 миллионов рублей. В России таких центров 80, итого 16 миллиардов рублей в год.

- К примеру, в 2013 году Россия оказалась на первом месте в мире по объему вывезенных мигрантами средств - 20 миллиардов долларов! Это деньги, потерянные для нашей экономики.

- Кроме того, не учитываются затраты на обучение детей мигрантов (только в Москве 25 тысяч школьников, приехавшие из ближнего зарубежья, - 3 миллиарда рублей стоит их обучение), затраты на медпомощь - рожать в Москве бесплатно, это модно в Средней Азии.


 

  г. Москва

 

 
dle
Комментарии 0