МЕЖРЕГИОНАЛЬНЫЙ ОБЩЕСТВЕННЫЙ ФОНД
СОДЕЙСТВИЯ СТРАТЕГИЧЕСКОЙ
БЕЗОПАСНОСТИ

Мониторинг СМИ

Генерал госбезопасности – о последних днях СССР
16.10.2020 · Блок стратегической безопасности

Генерал госбезопасности – о последних днях СССР

Три четверти россиян считают эпоху СССР лучшей в истории страны, выяснили социологи. Недаром многие считают, что нынешний политический курс во многом направлен на возрождение былой советской империи. Но как же произошло, что огромная держава, которая занимала шестую часть мира и которую защищала миллионная партия и мощная система госбезопасности, развалилась буквально в считанные месяцы? О том, как одна за другой откалывались союзные республики, куда смотрели местные элиты и почему у членов ГКЧП ничего не получилось, «Нашей Версии» рассказал генерал-майор КГБ СССР Валерий Воротников.

– Валерий Павлович, в 1988 году вы стали заместителем начальника Пятого управления КГБ СССР, отвечавшего за борьбу с идеологическими диверсиями, диссидентами и прочими противниками советского строя. В это время во многих союзных республиках шли выступления с призывами вый­ти из состава СССР, забыть о построении коммунизма и начать жить самостоятельно. Вряд ли КГБ молчаливо наблюдал за этими процессами.

– Ситуация действительно складывалась тогда непростая. Я сам ездил в командировку в Литву изучить обстановку. Первым заместителем председателя КГБ Литвы был Станислав Александрович Цаплин, который прекрасно знал всю подноготную. При встрече он меня просветил: вся информация, которая обсуждается в ЦК Компартии Литвы относительно действий против местных националистов, вскоре у них же и оказывается. То есть кто-то из состава ЦК Компартии Литвы сливает информацию врагам советской власти.

Позже так и оказалось. Забегая вперёд, скажу, что в очередной раз Станислава Александровича я встретил уже в Москве, куда ему пришлось срочно уехать, поскольку в Литве полным ходом шёл захват власти сторонниками независимости. К счастью, он, хоть и с очень большими трудностями, смог вывезти с собой секретные материалы, в том числе картотеку агентуры, которую националисты явно хотели бы получить. А ещё спустя некоторое время, поинтересовавшись судьбой Станислава, я узнал, что его убили. Нашли в проруби утопленного. Тогда в Москве работала какая-то бригада, состоявшая из литовских националистов – они его и нашли.

«Националистов вышвырнули из Душанбе»

– Литва первой из республик СССР объявила о своей независимости, а моментом истины стали события января 1991 года, когда солдаты и бойцы группы «Альфа» штурмом взяли вильнюсский телецентр, откуда транслировались призывы к выходу из Советского Союза. Кстати, что там про­изошло? Одни считают, что националисты устроили провокацию, другие обвиняют КГБ, а Михаил Горбачёв вообще уверяет, что ничего не знал о ЧП в Вильнюсе.

– Нашим частям была дана команда взять под охрану телецентр, потому что националисты собирались его захватить и сообщить, что власть перешла в руки сторонников независимости Литвы. Тогда в республике располагалась достаточно сильная армейская группировка. Командующий этой группировкой генерал-лейтенант, который был настроен весьма карьеристски, очень хотел получить звание генерал-полковника. Кто-то ему подсказал, что надо выгнать всех этих националистов, захватить телебашню, доложить президенту Горбачёву, что Литва вернулась в лоно СССР, – и погоны, считай, в кармане. Мы по своей линии довели этому генерал-лейтенанту, что этого не надо делать. Там же находились сотрудники из Третьего главного управления КГБ СССР – Военной контрразведки. От Филиппа Денисовича Бобкова было твёрдое указание, которого мы чётко придерживались, идти на жёсткие меры, только если на это будет дано письменное указание президента СССР, только тогда мы будем действовать. Так что думайте сами.

Все рейсы в Москву из китайского Уханя были отменены из-за вспышки смертельно опасного коронавируса. Сообщается, что расположенный в Ухане аэропорт «Таньхэ» был закрыт.

– При штурме телебашни в Вильнюсе погибли 15 человек, а вот в других республиках дорога к суверенитету сопровождалась настоящими войнами…

– Да, полыхало в ту пору повсюду. Карабахский конфликт между Арменией и Азербайджаном. События в Таджикистане с попытками захвата власти националистами и религиозными экстремистами. Потом был узбекско-киргизский пограничный конфликт. Объединяло все эти события, на мой взгляд, одно – все эти конфликты, возникшие на межнациональной почве, были искусственно образованными, большинство жителей респуб­лик их не поддерживало.

– Как же, по вашему мнению, надо было решать эти спорные конфликты на территории СССР?

– В каждом случае решения могли быть разными. Могу привести пример Таджикистана. Там группа подготовленной молодёжи, спустившись с гор, совершенно бескровно захватила столицу республики, после чего заявила, что теперь власть принадлежит «национальным силам». Вскоре в городе начались беспорядки и насилие над русским населением. Националисты останавливали на улицах автобусы, грабили пассажиров, русских женщин выбрасывали на дорогу. Для решения вопроса из Москвы в Таджикистан была направлена оперативная группа, которую я возглавил. По прибытии мы сформировали группу из ветеранов-«афганцев» и сотрудников местного КГБ, которые взяли под охрану жилые районы, а ещё привлекли таджиков-добровольцев. Их мы посадили на «уазики», запустили в город и сказали, что если они увидят хулиганьё, то пусть действуют. И эти «охотники» вышвырнули националистов из Душанбе.

Но тут надо подчеркнуть: сделать это удалось во многом благодаря тому, что сотрудники республиканского Управления КГБ сохранили верность присяге, а не стали сами переходить на сторону экстремистов. Ведь надо признать, что во многих республиканских управлениях КГБ находились националистические группы, которые откровенно вредили.

<!-- [if gte vml 1]> <!-- [if !vml] -->Описание: Конфликт в Карабахе стал одной из первых «войн перестройки»<!-- [endif] -->

Конфликт в Карабахе стал одной из первых «войн перестройки»

– Выше вы сказали о том, что националисты Литвы получали информацию прямо из ЦК Компартии республики, теперь рассказываете про республиканские управления КГБ. Выходит, не только в высшей партийной среде, но и в госбезопасности многие только на словах были верны делу Ленина и заветам коммунизма, а на деле думали совершенно иначе? Отчего же так произошло?

– Причины были разные. Где-то руководство органов власти и госбезопасности заразилось национализмом, где-то, как в Таджикистане, сработал фактор религии и восточного кумовства, а где-то ответственные лица проворовались уже выше крыши и боялись, что если об этом узнают в Москве, то их посадят. Потому оставалось одно – уходить из состава Союза.

«Шеварднадзе мечтал стать вождём великого грузинского народа»

– Как, например, ушла Грузия?

– С Грузией у меня вообще была интересная история. Тогда сотрудники госбезопасности СССР нашли в вагоне московского метро два снаряда. Было установлено, что их изготовили в Грузии. Вместе с группой товарищей я выехал в Грузию, чтобы отыскать террористов. Во время работы в республике я обратил внимание на очень сильную заражённость оперативного состава Комитета безопасности Грузии национальными идеями. Мы в итоге установили личности тех негодяев, которые хотели взорвать снаряды в метро Москвы. Они скрывались в горах, поскольку узнали о розыске – не исключаю, что благодаря своим единомышленникам из местного управления КГБ. Я тогда нашёл одного грузинского паренька и убедил его сходить к этим подрывникам, чтобы они сдались добровольно. Тот сходил, говорит, нет, они не придут – боятся. Ладно, в центральном аппарате КГБ СССР мы разработали план, как уговорить их выйти. Возвращаюсь в Грузию и узнаю: один из этих парней пришёл и сдался, сейчас он находится в Следственном изоляторе КГБ Грузии. А дальше начинается вот что. У здания КГБ собирается толпа, блокирует здание, да так, что ни войти, ни выйти из него нельзя – так и пришлось ночевать в кабинете. Наутро должен был пройти допрос сдавшегося террориста. Идём в следственный изолятор, там все двери нараспашку. Спрашиваю, где парень, в допросе которого я хотел принять участие? А он, оказывается, ушёл. Как ушёл? Как можно уйти из камеры следственного изолятора КГБ? Оказалось, что охрану изолятора подкупили. А охранники на проходной, которые должны были его задержать, не стали стрелять. Он нырнул в толпу, его забрали и всё – поминай, как звали.

По теме

 

– Но это же просто беспредел. А куда же смотрела центральная власть в Москве?

– Тогда происходило столько подобных случаев, что возмущаться ими было без толку.

Вообще, в Грузии была очень мощная националистическая волна.

– Которую поднимал Звиад Гамсахурдиа, ставший впоследствии первым президентом независимой Грузии?

– Кроме Гамсахурдиа, который был простым филологом-диссидентом, там имелись люди и повыше. Взять того же Эдуарда Шеварднадзе, главу МИД СССР и члена ЦК КПСС. Он уже тогда мечтал об одном – стать вождём великого грузинского народа.

Такая же националистическая мечта о величии, кстати, была и у армян. Я полгода пробыл в КГБ Армении – меня туда направили сразу после трагического Спитакского землетрясения по личному указанию Генерального прокурора СССР Сухарева. Задача стояла одна – выявлять смутьянов. Дело в том, что в Армению собирался приехать посмотреть на разрушения в Спитаке президент СССР Горбачёв. Так вот, когда он из Спитака возвращался в Ереван, его заблокировала толпа молодых людей, которые орали разную чушь и несколько раз ещё и плюнули в Горбачёва. Вернувшись в Москву, Михаил Сергеевич дал команду всех этих молодых людей поймать, арестовать и посадить. Само по себе это решение трудно было назвать правовым: на тебя всего лишь плюнули, а ты уже спешишь их арестовать. Но Горбачёв, конечно, понимал, что если он даст команду, то дальше уж найдут, за что арестовать его обидчиков.

– И как, поймали?

– Оказалось, что это дело непростое. Мы знали, что эти хулиганы входят в так называемый комитет «Карабах» и выступают против азербайджанцев. Соответственно сотрудники Управления КГБ Армении вовсе не собирались ловить своих соплеменников, потому что они и сами были против азербайджанцев. В итоге мы попали в странную ситуацию. Кого ловить – известно, а взять их не получается. Попробовали поработать со службой наружного наблюдения армянского КГБ, но информация от неё утекала сразу же. Сперва было решили привлечь сотрудников из Чечни, но чеченцы по внешнему виду отличаются от армян. В общем, со слежкой ничего не вышло. Дальше – больше. Эти ребята из комитета «Карабах» регулярно проводили митинги на центральных площадах и выступали с националистическими призывами. Их речи мы, естественно, записывали. Но говорили они на армянском, а потому требовалось переводить. Коллеги из республиканского КГБ говорят, мол, мы перевести не можем, русского языка не знаем. Я спрашиваю: «Вы когда поступали на службу в Комитет госбезопасности, заявление на русском писали? Что же вы говорите теперь, что языка не знаете?» Те, помявшись, отвечают: у них никто не будет переводить, потому что все они за то, чтобы Карабах принадлежал армянам.

Потом мы нашли всё же русскую девушку, знавшую армянский, она и перевела. По сути речей оказалось, что всех наиболее злостных националистов надлежит арестовать. А среди них были видные люди – например, академик Казарян, Вано Сирадегян, будущий министр внутренних дел Армении, и даже Левон Тер-Петросян – будущий президент Армении. Но с арестом тоже вышла целая эпопея. Задаю начальнику юридического подразделения вопрос: «Вы с прокурором говорили?» Он отвечает: «Поговорили, но все прокуроры отказываются подписывать наши материалы». В конце концов нашли двух полупьяных районных прокуроров, которые подписали санкцию на арест националистов-бузотёров. Они сидят в СИЗО, мы полетели в Москву к руководству с докладом. И только успели долететь и доложить, как получили информацию, что президент Горбачёв дал указание всех выпустить. То есть сначала Михаил Сергеевич приказал их посадить, а затем приказал отпустить. Вот такой у нас был президент.

<!-- [if gte vml 1]> <!-- [if !vml] -->Описание: Михаил Горбачёв приехал в Спитак поговорить с народом, но в ответ в него плюнули<!-- [endif] -->

Михаил Горбачёв приехал в Спитак поговорить с народом, но в ответ в него плюнули

«Народ просто не понимал, что от него хочет ГКЧП»

– Что ж, история распорядилась так, что в итоге и сам Горбачёв остался не у дел.

– Что касается августа 1991 года, то здесь Михаил Сергеевич обманул всех и себя, как потом оказалась, тоже. Когда он уезжал отдыхать, то с ним поговорили о намеченном совещании по вопросу дальнейшего развития СССР и уже даже была определена схема, против которой, правда, все возражали. На что Горбачёв сказал: «Вы тут совещайтесь, принимайте решения, а я, как вернусь, с вашим решением соглашусь». Все члены будущего ГКЧП оказались легковерными, никто из них трезво не оценил все поступки Горбачёва. Они ждали, что Горбачёв прибудет и решит все вопросы. Наверное, потому, что они привыкли открывать рот и ждать, что им скажут.

– А вас события августа 91-го каким-то образом задели?

– Единственным моим участием в них стало то, что я сказал сотрудникам госбезопасности, которые готовили документы о введении ЧП, что они идиоты.

– Почему же вы так сказали?

– Да потому, что всё делалось глупо и непродуманно. Объявление о введении чрезвычайного положения по всей стране готовили люди, которые не понимали, что такое ЧП. Спрашивают: ГКЧП имеет право кого-то задерживать? Я им говорю: «Закон читайте, сам комитет никого не может задержать. Он может только на какой-то территории объявить чрезвычайное положение и назначить коменданта, который будет представлять власть. А комитет издаёт только постановления, как законодательная власть».

Объявили чрезвычайное положение – и что? Я был в Армении, когда там ввели режим ЧП. Там пока с работы в гостиницу идёшь, тебя трижды остановят для проверки документов. А как в Москве было? Все гуляли свободно. Народ просто не понимал, что от него хотят.

<!-- [if gte vml 1]> <!-- [if !vml] -->Описание: https://versia.ru/images/v/-/v-respublikanskix-organax-kgb-byli-lyudi-kotorye-xoteli-raspada-soyuza-5.jpg<!-- [endif] -->

– Так что же, надо было ввести в Москву армию?

– Если взять для сравнения Армению, то там на обеспечение чрезвычайного положения в Ереван была брошена целая дивизия, и то постоянно говорили, что людей не хватает. Так что ГКЧП надо было действовать иначе. Не вводить режим ЧП по всей стране, а объявить его в одной из республик – в Литве, в Эстонии или где-то ещё. Объявили ЧП, и наводите там порядок, остальные придут сдаваться сами. Только сделайте это по закону. Всё очень просто.

Игорь Латунский

Газета «Наша версия» №34 от 07.09.2020

Опубликовано: 07.09.2020 09:30

Отредактировано: 07.09.2020 09:30

Источник: https://versia.ru/v-respublikanskix-organax-kgb-byli-lyudi-kotorye-xoteli-raspada-soyuza

dle
Комментарии 0